Купить этот сайт

Как поднимались другие страны

.
Кудрявцев М., Миронин С., Скорынин С.
Япония, а вслед за ней Южная Корея, Испания, Тайвань и Сингапур и избрали технологический вариант экспортной ориентации: экспортировать товары гражданского назначения, содержащие плату за умения и навыки: электронику, чипы, программное обеспечение, технологии, приборы, лекарства, услуги программистов и инженеров. Это путь, который использовали Япония, Тайвань, Сингапур, Корея, Израиль, Ирландия, отчасти Индия (зоны оффшорного программирования в Бангалоре). Этот путь догоняющего развития выбран странами, вынужденными, в силу малости собственного сырья (прежде всего, нефти), обменивать производимые товары на ресурсы у других стран. Успех достигается быстрым внедрением новейшей технологии производства нескольких товаров, в производстве которых достигаются лидирующие позиции. Затем доход от производства этих товаров используется для развития производственной и социальной инфраструктуры. Среди вариантов данного направления догоняющего развития мы выделяем японско-корейско-тайваньскую модель, основанную на интенсивной технологической модернизации за счёт покупки лицензий и на производстве изделий высокого качества.

Каждая из этих стран постаралась в максимальной степени использовать для нужд развития те рентные источники, которые у них были. Например, Сингапур финансировал своё развитие за счёт доходов от наличия глубоководной бухты на перекрёстке важных торговых морских путей. Модернизация Испании во многом финансировалась за счёт доходов от туризма, возросших с 385 млн. долларов в 1961 году до 2,5 млрд. долларов в 1972 году. Однако этому предшествовала решительность в смене курса на модернизацию. В реорганизованном 25 февраля 1957 года правительстве Франко многие важнейшие посты заняли министры-технократы. Самый решительный шаг к модернизации был сделан в июне 1959 года, когда был подписан план экономической стабилизации. В начале 70-х годов Испания заняла пятое место в Западной Европе по объёму промышленного производства.

Суть японской экономической стратегии после 1950 года – развитие экономики на основе макропланирования. После Второй Мировой войны Япония выдвинула лозунг «Экспорт или смерть». Поначалу Японию ждало разочарование при попытке повторить довоенный опыт наращивания экспорта за счёт дешёвой рабочей силы: оказалось, что американские технологии настолько опередили японские, что даже низкая цена рабочей силы не перекрывает повышенных издержек по сравнению с американскими конкурентами (Конотопов, Сметанин). Тогда была сделана ставка на закупку самых современных технологий. Как же работала Япония? Она закупала технологию на сэкономленные деньги. Затем делала и продавала товары высокого качества, получая добавочный продукт. За это она получала увеличенное количество сырья, которая, вместе с технологией давала усиление продуктивности рабочей силы страны. Японская система была заточена на постоянное освоение новой технологии и на то, чтобы с помощью разных приёмов избежать оттока капитала.

Япония прибегла к планированию экономического развития в целом. Были созданы своеобразный Госплан, министерство внешней торговли и промышленности со службами по угольной политике… инспекциям по промышленной продукции, бюро торговли и развития, тяжёлой промышленности… Для координации бизнеса была создана специальная экономическая организация Кэйданрэн. Это федерация более 100 ведущих промышленных ассоциаций. Она основана на условной свободе предпринимательства, то есть с ориентацией на интересов страны. Одновременно японцы всемерно поддерживали конкуренцию внутри страны. Если одна из шести ведущих автомобильных компаний банкротилась, то её санировало государство. В деятельности Министерства внешней торговли и промышленности Японии (MITI) успехи сочетались с неудачами. Так, MITI пыталось удержать фирмы «Mazda» и «Honda» от вхождения в автомобильный бизнес, не ожидая, что они выдержат конкуренцию; оно пыталось не дать «Sony» производить транзисторные радиоприемники, защищало те фирмы в судостроительной и горнодобывающей отраслях, которые отличались высокими затратами. Но в каком-то количестве такие ошибки неизбежны и вскрываются только задним числом.

Среди других причин быстрого развития Японии можно выделить следующие. 1. Там не было оттока капитала. Произведённые товары обменивались на технологию и сырьё, без импорта престижного ширпотреба. В первые годы рывка импорт был настолько ограничен, что в послевоенной Японии валюта не продавалась импортерам даже на ввоз антибиотиков в разгар эпидемии стрептококковой ангины, хотя в стране они не производились, а только на сырье и оборудование для производства. 2. Очень быстрым было внедрение новшеств. Введено всемерное поощрение новаторства: как менеджеров, так и работников. 3. В условиях догоняющего развития важным фактором стал принцип феодальной семейственности. В Японии рынок рабочей силы закрыт, что заставляло каждого работника максимально совершенствоваться на одном и том же рабочем месте. В Японии уважают лидеров, что компенсирует им слабое материальное стимулирование. Они не занимаются сверхпотреблением, не отделяются от коллектива и уважают его. Типичный японский руководитель высокого ранга живёт очень скромно, работает допоздна, не знает что такое пенсия и отпуск. Японцы готовы пойти на добровольное сокращение своей зарплаты в трудные для фирмы периоды. То же самое происходит в Южной Корее, когда в конце XX века население сдало свои золотые вещи для уплаты долгов МВФ. Японцы по сей день сохраняют более низкое потребление, чем могли бы себе позволить, и предпочитают покупать на свободные деньги американские «ценные» бумаги. 4. У них даже внутри группы стимулируется рационализаторство. 5. Наконец, Япония изобрела систему тотального управления качеством. Япония оседлала такой конёк, как высокое качество товаров, первой, и долгое время давала наибольший прирост национального дохода за счёт этого фактора. Как развивалась массовая продукция высокого качества в Японии? Эта история началась в ранних 50-х годах, когда американец Вильям Эдвардс Деминг был приглашён генералом Дугласом Мак-Артуром в Японию для изложения своих идей о массовом производстве товаров высокого качества. Его идеи настолько впечатлили японцев, что они в конце концов установили премию имени Деминга за внедрение высококачественной продукции в индустрию. Деминг дал японцам новую парадигму контроля качества и постоянного усовершенствования. Затем японцы добавили к идеям Деминга идею профессора Ишикавы из Токийского университета о необходимости создания парадигмы о циркулярном (замкнутом) контроле качества. На основе данной идеи японцы начали строить новые предприятия. В конце 60-х, начале 70-х годов товары из Японии начали поступать на американский рынок. Они отличались очень высоким качеством и длительностью службы. Когда американцы столкнулись с высококачественными японскими товарами, первое логическое объяснение с их стороны было в том, что японские предприятия более новые и поэтому на них легче достигнуть высокого качества. Однако когда затем были сравнено качество товаров, произведённых на предприятиях одинакового возраста, на японских оно оказалось значительно выше. Тогда американцы решили, что высокое качество это результат особой культуры японцев. Они рассуждали примерно так. Японская культура гомогенна. Японцы говорят на одном языке, они имеют одни и те же культурологические ценности, они имеют корпоративные союзы, большая часть их рабочих пришла из сельских местностей. В Америке же популяция гетерогенная, разнородная и имеет разные культурные ценности. Поэтому здесь достигнуть высокого качества труднее. Однако очень скоро, в середине 70-х годов, японцы построили завод по сборке телевизоров в Сан-Диего с его наиболее гетерогенным в США населением. В Сан-Диего проживают белые, китайцы, негры, испанцы, индейцы и японцы. Здесь имеет хождение множество языков, распространено множество культур. И именно здесь данное предприятие опять стало выпускать продукцию самого высокого качества. Через 3 года фирма Сони назвала данный завод в числе трёх своих лучших заводов по качеству продукции. Это привело к тому, что начиная с 1977 года американцы стали учиться системе управления качеством продукции у японцев. Впоследствии Япония потеряла это преимущество, поскольку другие страны освоили японскую систему. Это одна из причин, по которой сейчас Япония уже десятилетие находится в стагнации (излагается по Дж.А.Баркеру, 1992).

Наиболее быстрый путь убить человеческий дух – это заставить его делать работу посредственно. Работник всегда должен делать свою работу на самом высоком накале. Большая часть религий призывает, делай другому дело так же, как ты бы желал, если бы он делал эту работу для тебя. В системе тотального управления качеством это правило формулируется следующим образом: делай дело правильно в самый первый раз, делай его сегодня лучше, чем вчера, а завтра лучше, чем сегодня. Просьба делать своё дело всегда наилучшим образом автоматически ведёт к поискам инноваций. Три важнейших условия для наилучшей работы – предсказания будущего, постоянные инновации и выдающееся качество и мастерство. Главным принципом японской системы стал лозунг делать сегодня свою работу лучше, чем вчера. Он называется постоянное усовершенствование. Можно спросить любого работника на японских предприятиях, что он сделал для того, чтобы улучшить свою работу сегодня, и все без колебания дадут исчерпывающий ответ на этот вопрос. Японцы поняли, что любая работа становится творческой, если делается думающим человеком, стремящимся к усовершенствованию своей работы. Напротив, работа не будет творческой, если она совершается тем, кто лишь повторяет инструкцию. Постоянное самоусовершенствование ведёт к росту самоуважения. Рабочие контролируют себя сами, причём гораздо лучше, чем начальник. Это ведёт к тому, что уменьшается потребность в промежуточных начальниках, которые начинают оказывать сопротивление данной организации работы. Но они тоже начинают думать о том, как сделать усовершенствования. Работа в соответствии с правилами высокого качества продукции означает отход от правил массовой продукции, разработанных Фредериком Тэйлером и внедрённых в виде конвейерной системы Фордом. Работники вновь стали ответственными за свою работу. Из ответственности за результат вырастает энтузиазм.

В 90-е годы, когда догоняющий этап в развитии японской экономики закончился, темпы роста резко упали. Наверное, остаться прежними темпы роста и не могли, поскольку для этого необходимо было создавать новые технологии с той же скоростью, с которой раньше осваивались уже созданные. Тем не менее, часто указывают некоторые факторы, которые произвели дополнительный негативный эффект.

Она из причин замедления роста японской экономики сейчас состоит в том, что японцы не привлекают к себе на работу в научные сферы способных учёных со всего мира. Пока они догоняли, в этом не было особой нужды. Как только догнали, американцы стали привлекать японцев к себе, что привело к оттоку человеческого культурного капитала (с.134, Туроу, Уроки Японии). Одна из версий говорит, что войдя в строй стран лидирующего развития, Япония пока не сумела перестроиться в направлении перехода на мелкие децентрализованные решения. Роковые ошибки неправильных решений о направлениях развития начали оказывать влияние на экономику Японии. Именно этим (медленным внедрением децентрализованного принятия решений о будущем направлении развития в японскую экономику) частично объясняется длительный застой в японской экономике.

Другой причиной застоя стала недостаточность защиты интеллектуальной собственности японской промышленностью. Пока Япония перенимала и внедряла новые заимствованные технологии, она имела преимущество. Но как только она стала создавать свою технологию, защита от несанкционированного использования стала той хрупкостью японской экономики, которую она пытается решить сейчас. Особенно успешно использует несанкционированное приобретение японских технологий Китай. Японцы специализировались на машиностроении и радиоэлектронике и отстали в разработке программного обеспечения. Именно оно стал основой новой технологии. Сейчас японцы усиленно догоняют в этой области. Чипы тоже ими не производятся. Радиоэлектроника же вступила в конкуренцию с более дешёвыми товарами из ЮВА.

Наиболее свежим примером успешного догоняющего развития является опыт стран Юго- Восточной Азии. Если всё пойдет хорошо, то скоро суммарный валовой продукт Восточной Азии будет больше, чем суммарный валовой продукт США и Европы. Поучительны примеры Японии, Южной Кореи, Тайваня и т.д. – с типичными для них жёстким государственным регулированием, очень строгим валютным регулированием и экспортной ориентации рыночной экономики в сочетании с не менее жёсткой авторитарной политической системой. Сингапур не встречает препятствий и успешно развивается. В 1998 и в 2002 годах остров имел самый низкий в мире уровень преступности. Сингапур – маленькое государство, а его основа – гигантский порт (это связано с географическим положением) и электронная промышленность. При правлении Ли Куан Ю каждый сингапурец должен был вкладывать 20% своей зарплаты на персональный счёт сбережений, где они удваивались за счёт вложения тех же 20% от работодателя. Эти сбережения контролировались как индивидуально, так и правительством и могли расходоваться только на медобслуживание, образование, строительство жилья или пенсию по старости. Тем самым, почти половину личных доходов сингапурское государство силовым образом направило на инвестирование. Однако, и роль государственных расходов очень велика. Два года назад Нобелевский лауреат акад. Ж.Алферов (2003) был в Сингапуре на конгрессе по материаловедению и посетил там два института – микроэлектроники и информационных технологий. Большое удивление его вызвало то, что, занимаясь, скорее, прикладной наукой, чем фундаментальной, они получают 90% финансирования за счёт государства и 10 процентов – от промышленности.

Южная Корея во многом скопировала японский опыт догоняющего развития, а сегодняшний Китай повторяет путь Японии и Южной Кореи. В 50-х годах Южная Корея придерживалась политики развития через импортозамещение. Большую роль поначалу играла иностранная помощь, составившая в 1954-1962 гг. 81,1% ВВП. Быстрое развитие началось с устранения в 1960 Ли Сын Мана после народного восстания, обошедшегося примерно в 200 убитых. Военные режимы, собственно, и создали современную Южную Корею. Интересно сравнить роль двух диктаторов в разных странах: Пиночет в Чили (1973-1989) и Пак Чжон Хи в Южной Корее (1963-1979). Уровень жизни в Чили практически не вырос, и экономика при Пиночете пережила несколько катастроф, второй же совершил чудо вопреки воле МВФ. Пиночет создавал тепличные условия для национального бизнеса, подавляя свой народ. Пак создал условия для процветания всей нации, заставляя напрягаться для этого и национальный бизнес. Он был диктатором прежде всего по отношению к бизнесу. Генерал Пак Чжон Хи железной рукой сотворил «корейское экономическое чудо». Страна, которая ещё недавно находилась на одном уровне с Нигерией и Папуа-Новой Гвинеей, стремительно превращалась в нового «восточно-азиатского тигра».

Пак Чжон Хи был активным сторонником государственного регулирования и стремился сотрудничать с влиятельными финансистами и промышленниками. Была создана ассоциация корейских предпринимателей, включающая 145 компаний и 31 корпорацию. Она стала оказывать влияние на экономические решения правительства. Экономическая ситуация стала улучшаться. Пак заставил корейцев засадить деревьями все горы. Было огромное напряжение трудовых ресурсов страны. В середине 80-х рабочая неделя составляла 60 часов (10-часовой рабочий день с 6-дневной рабочей неделей), но в корпорации «Daewoo» до середины 80-х годов рабочий день равнялся 12 часам при 6-дневной рабочей неделе. Было только несколько суток отпуска в год. Одновременно принимались жёсткие меры по предотвращению растранжиривания капитала на потребление. Даже в середине 90-х годов высококачественный ширпотреб из Европы облагался высочайшими пошлинами, так что корейцам приходилось покупать обувь и одежду собственного производства, довольно низкого качества. Значит, хотя к тому времени значительная часть населения уже работала в наиболее эффективных экспортно-ориентированных отраслях, оставшиеся свободными трудовые ресурсы были заняты в отстающей местной лёгкой промышленности, и чтобы не оставлять их без работы, были созданы препятствия для закупки качественного ширпотреба из Европы. Вот истоки сегодняшней экономической мощи Южной Кореи! Крупная размолвка Пака с МВФ произошла в 1973 году, когда Пак вознамерился создать мощные металлургию и судостроение. МВФ упирался, заявляя, что маленькой Корее это совсем не обязательно. Теперь Ю.Корея владеет 25% мирового судостроения и претендует на место одного из основных производителей автомобилей. А производители судов в Англии и Норвегии разорились. Не случайно в 1979 году Пака убили при невыясненных обстоятельствах.

Однако рекордные темпы роста корейской экономики и жизненного уровня попросту игнорировались радикальной интеллигенцией (снова компрадорская болезнь интеллигенции!). Для них Южная Корея оставалась «репрессивной диктатурой», которая вдобавок находилась в «неоколониальной зависимости от США». Валовой национальный продукт на душу населения с нищих 87 долларов 1962 года вырос до вполне приличных 1503 долларов в 1980, почти в 20 раз. Были и военные перевороты, и новые восстания (ещё 200 убитых в Кванчжу в 1980 г.). Несмотря на эти события, в стране идут процессы постепенной демократизации, сопровождающиеся решительной борьбой против деградации элиты, коррупции и т.д. Два бывших президента-генерала пошли под суд за расстрелы демонстрантов и взятки. В тюрьме оказывались министры обороны, начальники штабов, банкиры, высшие чины полиции. Два сына действующего гражданского президента в 2001 были арестованы за коррупционные связи. Публикуются сведения о финансовом состоянии политических деятелей, чиновников, военных. Так что любая проблема разрешима – при наличии политической воли к её решению. А ВНП на душу составил в 2000 году уже 9628 долларов. На долю трудовых ресурсов в приросте ВВП в 60-80 годы приходится 30,8%, на инвестиции – 23,5%, на внедрение технологии – 17,8%, на эффект масштаба производства – 18,7%, рационального размещения ресурсов – 9,2%. В 80-е годы в Южной Корее произошли значительные сдвиги в развитии собственных НИОКР: были созданы научно-производственные парки, НИИ, фирмы рискованных инвестиций и т.д. В них принимали участие крупные предприятия ведущих отраслей, которые получили финансовые и налоговые льготы. В научно-производственных парках осуществляется экспериментальное мелкосерийное производство, разработка новых технологий, изделий и материалов. В случае положительных результатов организуется массовый выпуск новой продукции. В 1987 г. министерство науки и технологии разработало 15-летний план, определивший основные направления научно-технической политики государства (с. 686, Ломакин). Южная Корея инвестирует в науку и технологию больше в процентах от ВВП, чем развитые страны Золотого Миллиарда.

Безусловно, ключевым фактором успеха в реализации программы догоняющего развития становится правительство страны. По мнению Махбубани, хорошее правительство значит: 1. политическая стабильность; 2. здоровая бюрократия, основанная на меритократии – отборе самых достойных; 3. экономический рост на основе относительного равенства; 4. фискальная осмотрительность; 5. относительное отсутствие коррупции. Так или иначе, всё сводится к наличию умного лидера. Можно отметить также жёсткое государственное регулирование, очень строгое валютное регулирование и экспортную ориентацию рыночной экономики в сочетании с не менее жёсткой авторитарной политической системой.

Можно выделить несколько непременных черт модернизации в странах, успешно прошедших курс догоняющего развития.

1. Высокая норма накопления. Ещё нигде и никогда проедание национального богатства не давало экономического роста. Должна быть диктатура или авторитарное правление, которое обеспечит это условие.

2. Планирование инвестиций на уровне государства.

3. Умелое распознавание и стимулирование здоровых ростков промышленности, их временная защита в борьбе с импортом, но только на время становления.

4. Жёсткая конкуренция между исполнителями, как при заказах на вооружение. Конкурс проектов и конкурс людей на место, либо ещё более жестокое давление на каждого человека на каждом месте по увеличению отдачи.

5. Всё это завязано на авторитаризм или диктатуру умного лидера. В Корее, Тайване, Сингапуре были выдающиеся личности, но в условиях формальной демократии и им очень трудно удержаться у власти. Японии, Корее и Тайваню сильно помогло то, что США поддерживали их государства в ограничении власти бизнесменов, потому что могли полагаться только на тогдашние власти, а не на дезорганизованный бизнес, в том, что они будут последовательно бороться с коммунизмом. То есть, успех этих стран объясняется не только менталитетом и особыми качествами азиатов, а и тем, что американцы разрешили им отойти от буржуазной демократии и ограничить (правда, не совсем ясно, какими мерами) шкурные интересы капиталистов. Демократический капитализм сам по себе не может догонять. Он может быть эффективным только в лидирующей стране. Но догонять капитализм может только на основе авторитаризма и борьбы с постоянным компрадорским перерождением элиты. Попытка полномасштабного введения институтов демократического капитализма в догоняющей стране приводит к бессилию мобилизационных попыток государства, как это случилось в Латинской Америке.

За 1960-2000 годы самый высокий прирост в год был у Тайваня (6,4%), Сингапура (6,2%), Южной Кореи (5,9%), Гонконга (5,4%). (Барро и Сала-и-Мартин, 2004). За 40 лет (1950-1990) Тайвань увеличил свой душевой доход в 7 раз, тогда как США – в 1,65 раз. С учётом прироста населения они росли ещё быстрее. Тайвань рос быстрее, чем США, в 6,6 раза, Ю. Корея – в 5,6 раза, Япония – в 4,2 раза быстрее. Китай рос быстрее в 3,1 раза, и даже Бразилия росла в 2,6 раза быстрее США, но там много забрал прирост населения. Напротив, Аргентина росла в 1,3 раза медленнее, чем США (Барро и Сала-и-Мартин, 2004). Интересно, что Швейцария росла со скоростью 0,99 от скорости США.

В среднем в мире за 1960-2000 годы средний прирост душевого дохода для 112 стран составил 1,8%. Средний уровень инвестиций был 16% от ВВП. Для 38 стран южнее Сахары средний уровень роста был 0,6%, а уровень инвестиций – 10%. Для 9 стран ЮВА средний рост был 4,9%, а средний уровень инвестиций был 25%. Но для стран ЗМ (ОЭСР) рост был 2,7%, а уровень инвестиций 24% (Барро и Сала-и-Мартин, 2004). Уровень накопления у азиатских тигров в ключевые годы для их рывка не опускался ниже 30% ВВП (Industrialización y Estado, Стиглиц). Анализ развития успешных (особенно в последнее время) стран мира выявляет интересную закономерность. Все они производили огромные вложения в человеческий капитал.

В 1982 году в Швеции частные фирмы затратили на НИОКР 3,02% от добавленной стоимости, в Германии – 2,43% и в США – 2,26%. В 1921 году американская индустрия нанимала 2275 учёных. В 1946 году – 46000. В 1962 – 300000. В 1985 году – 600000. В Японии в частной индустрии работало в 1979 году 157279 учёных, в 1988 году – 279298 (с.8, Гроссман и Хелпман, 1991). В США конструкторско-исследовательские разработки в 1970 году были 2,6%, в 1996 году – 2,5%. Англия 1972 год – 2,0% 1997 – 1,8%, Япония 1970 – 1,7%, 1997 г. – 2,8%. Германия 1970 г. – 2,1% 1998 – 2,3%. Иностранные инвестиции всегда поощрялись правительством Сингапура (Барро и Сала-и-Мартин, 2004). В азиатских тиграх технология обеспечила более половины роста ВНП. Сейчас роль технологии в росте на Тайване и в Гонконге достигла 100%. В Сингапуре – 84%. В Ю. Корее – 50%. Именно роль государства (а не какой-то мистический менталитет) стала основной причиной рывка Японии в 1867-1990 годах, Кореи – в 1963-1997 годах, России – в 1861-1890, 1907-1913 и 1928-1985 годах и успехов Китая в XX веке.

Для получения новой для себя технологии можно инвестировать в науку, можно заимствовать технологию без разрешения, нарушая международные нормы собственности на авторское право. Третий способ – это имитирование технологии. Примеры последнего подхода – Япония и Южная Корея. Имитация стоит 65% от цены разработки. Перенос технологии в пределах транснациональной компании стоит 19%. Более развитый человеческий капитал снижает затраты на имитацию технологии и её перенос даже внутри транснациональных компаний. Особенно важны люди с высшим образованием (Барро и Сала-и-Мартин, 2004).

Одной из важнейших причин привлечения в страну-получателя капиталов могут быть сугубо геополитические соображения стран-доноров («лидеров»), которые предоставляют капиталы или технологии (второе даже важнее). Этот фактор был чрезвычайно важным в экономической эволюции мира после Второй мировой войны в связи с блоковым противостоянием двух мировых систем. Этим объясняется первоначальный импульс для экономического скачка Германии, Японии, Израиля, Тайваня, Южной Кореи и многих других стран. Эти же факторы работают сейчас в Европе в случае с расширением Европейского союза.

Привлечение иностранных инвестиций не является незаменимым фактором.

Другим способом может стать опора на собственные силы. Например, когда Великобритания добилась того, чтобы против Родезии были введены политические и экономические санкции, ощутимого результата это не принесло: некоторое количество стран Родезию официально признало, и с помощью Южной Африки и португальского Мозамбика санкции успешно обходились. Призыв премьер-министра Яна Смита к родезийцам опираться на собственные силы вызвал в стране экономический подъём, и родезийский доллар на юге Африки стал такой же желанной валютой, как и юаровский рэнд. Об этом же свидетельствует опыт франкистской Испании.

Очень важно качество национальной элиты. Если элита сохраняет националистическую ориентированность и находится под строгим контролем лидера, то успех будет. Это не особенно зависит от строя; при социализме элита может быть патриотической (Китай, Вьетнам) и компрадорской (СССР). При капитализме в Тайване и Корее к власти приходили патриотические военные, тогда как Аргентина характеризовалась коррумпированной элитой.

Среди задач, которые пришлось решать странам, вставшим на путь догоняющего развития, главной было увеличение нормы накопления с ориентацией накопления на технологическое развитие. Для достижения главной цели государствам пришлось решать проблему источников инвестиций. Главной проблемой было наличие или отсутствие энергоресурсов. Без энергоресурсов стране приходилось искать внешние источники инвестирования либо резко ограничивать внутреннее потребление. Это наталкивалось на жёсткое сопротивление властной элиты, которая была главным потребителем общественного продукта. Решение проблемы элиты резко усложнялось в связи с созданием странами ЗМ условий для её компрадорского перерождения. Следующей не менее важной задачей стало обуздание теневой экономики, которая не платила налогов и противостояла мобилизационным усилиям. Единственной структурой, способной решить эти сложнейшие проблемы, оказалось государство. Государственная политика стран, осуществивших успешную или неудавшуюся попытку догоняющего развития, содержала многие элементы, и всякое краткое её описание будет односторонним. Обращая в этой статье внимание только на некоторые элементы этой политики, мы подчёркиваем, что опыт этих стран, безусловно, подлежит более подробному изучению, в том числе, чтобы не повторять ошибки.

Комментирование на данный момент запрещено, но Вы можете оставить ссылку на Ваш сайт.

Комментарии закрыты.