Архивы рубрики ‘Экология’

Энергетическая катастрофа и генералы-спасатели

.

Среди множества угроз для России наибольшую представляют новые угрозы безопасности энергетическим и трубопроводным системам. Наглядно это продемонстрировал энергетический кризис, обрушившийся на европейскую часть России в последние дни, ущерб от которого будет определяться еще долгое время. Не останавливаясь на анализе причин и развитии энергокризиса, хотелось бы акцентировать внимание той вроде бы важнейшей в подобных ситуациях государственной структуре, которой в часы кризиса почему-то не было ни слышно, ни видно. Речь идет о Министерстве РФ по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий – то есть, о нашем МЧС. Впрочем, рискну предположить, что чем дальше будут удаляться от нас по времени эти два катастрофических дня, тем больше будет материалов в прессе и на телевидении о героических поступках наших славных спасателей, о которых непосредственно в часы катастрофы почти не говорилось, потому что реальная жизнь четко показала, на что может рассчитывать каждый член общества в чрезвычайных ситуациях, кто именно ликвидирует последствия катастроф, от кого можно ждать получение помощи.

Врачи ответственны перед больными, музыканты – перед публикой, депутаты – перед избирателями, спасатели – перед терпящими бедствие. Количество в России генералов – инспекторов по надзору и генералов-спасателей превышает весь генеральский корпус Европы. Россия – первый претендент на несколько строчек в книге рекордов Гиннеса по числу генералов-спасателей на один квадратный километр территории, или на тысячу жителей страны, или на один конкретный регион. Понятно, что в слабой стране сильные министры имеют фактическую возможность создать собственную армию якобы «для спасения населения». Это показывает их близость к власти и политический вес в общей системе правительства, а также дает возможность силового давления для решения экономических проблем в интересах своей любимой структуры: охрана объектов, личная охрану, естественно, получение бюджетных средств на закупку оргтехники для охраны, приобретение по оптовым ценам средств вооружения).

Само по себе МЧС – реликт эпохи начала 1990-х, в частности, тех решений, которые инстинктивно принимались властью, только что получившей новую страну и пытавшейся справиться со снежным комом навалившихся на нее проблем. Тогда в 1992-93 годах на армию в целом надежда была слабая, поэтому параллельно, независимо и ненавязчиво, формировались ведомственные армии как какой-то силовой противовес потенциально опасной и слабоуправляемой армии. Тогда у нас и появился государственный комитет, а затем и министерство «спасателей». Во всем мире традиционно носили погоны и форму четыре категории государственных людей: армия, дипломаты, полиция, пограничники (и то не везде). Все остальные категории чиновников исполняли гражданские функции в гражданских пиджаках. Уникальность ситуации заключается в том, что мы единственная страна в мире, где спасатели носят военные мундиры, но от этого уровень защиты населения нисколько не лучше, чем в той же Америке или Италии, где прошли аналогичные энергетические катастрофы.

В настоящее время в соответствии с указом президента РФ от 11 июля 2004 года , № 868 численность только центрального аппарата МЧС составляет 1215 человек, в том числе 140 человек противопожарной службы и 250 военнослужащих войск гражданской обороны. На содержание только этого аппарата выделяется 173,464 миллиона рублей. Этим же указом численность территориальных органов определена в 26900человек. Приказом министра № 458 от 1 октября 2004 года утверждены Положения о территориальных органах МЧС: в том числе 6 генерал-полковников – руководителей региональных центров, и 87 генерал-лейтенантов – руководителей главных управлений по регионам России. В Центральном региональном центре – 17 главных управлений. Кроме них в систему МЧС входит противопожарная служба (по некоторым данным, около 400 000 человек): в сущности, именно численность личного состава противопожарной службы дает право министру на воинское звание генерала армии. Также в составе МЧС числятся: войска гражданской обороны (по нормальной логике они должны быть в составе МО РФ), Государственная инспекция по маломерным судам, аварийно-спасательные и поисково-спасательные формирования, научно-исследовательские, медицинские и санаторно-курортные учреждения.

Катастрофа ярко показала, что самый непотопляемый министр по чрезвычайным ситуациям и вся его непобедимая рать в реальной, а не надуманной катастрофической ситуации были сторонними наблюдателями. Практически Министерство по ЧС оказалось ненужным и неспособным полностью осуществить выполнение мер восстановлению нормальной жизнедеятельности. В этой ситуации стоит задаться вопросом: а за что собственно отвечает наше МЧС? Согласно указу президента № 868 «Вопросы Министерства РФ по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий», основными задачами МЧС России являются: выработка и реализация государственной политики в области гражданской обороны […], осуществление управления в области гражданской обороны, защиты населения и территорий от ЧС […], организация подготовки и утверждения в установленном порядке проектов правовых актов в области гражданской обороны […], осуществление деятельности по организации и ведению ГО, экстренному реагированию при ЧС…

В сущности, указ снимает с МЧС всякую ответственность за практическую работу, поскольку возлагает ответственность на руководителей местной власти. Что во всей красе и проявилось в Москве. МЧС в ситуации энергетического кризиса показало, что в реальных условиях оно практически не способно выполнить даже те максимально урезанные положения, оставшиеся от прежней Гражданской обороны СССР и определенные указом Президента РФ от 11 июля 2004 года № 868. В частности, министерство оказалось неспособным в полном объеме в течение всего времени энергетического коллапса выполнить одну из основных своих функций —  «информирование населения через средства массовой информации и по иным каналам о возникших чрезвычайных ситуациях». Информирование населения шло только по линии независимых информационных агентств, а не от МЧС. За 14 лет министерство не смогло организовать систему предупреждения об опасности даже в столице, проверить готовность убежищ и наличие резервного количества цистерн для питьевой воды. Что уж тогда говорить о стране в целом. Части МЧС просто не приняли участия в ликвидации масштабной аварии в столице, и кроме голословных заявлений заместителя министра по чрезвычайным ситуациям, обществу ничего не было предоставлено.

Министерство представляет собой хорошо отлаженный бюрократический механизм, предназначенный, в первую очередь, для собственного существования, с великолепно налаженным пиар-аппаратом, но не берущий на себя ответственности за практическую работу по ликвидации региональных катастроф, подобных аварии в Москве. В условиях реальной катастрофы Министерство по чрезвычайным ситуациях РФ оказалось блефом. Действия МЧС в условиях реальной, действительной, а не учебной катастрофы реально показали, на что мы все с вами можем реально рассчитывать. На информацию о катастрофе и происшествии? Нет. На информацию о направлениях свободного передвижения при сплошных пробках? Нет. На изменения в ситуации? Нет. На наличие аварийных двигателей в больницах и госпиталях? Нет. На подвоз воды для питья? Нет. На работающие убежища МЧС в условиях 35 градусной жары? Нет, нет и еще раз нет.

Комитет по безопасности на море

В 2002-2004 гг. на сессиях Комитета по безопасности на море ИМО российская делегация обращала внимание на ситуацию в черноморских проливах, в том числе на статистику простоев и чреватые авариями скопления судов у входов в проливы. Ту­рецкая сторона доказывала, что все меры, принимаемые ею по управлению движе­нием, обусловлены обязанностью обеспе­чивать свободу прохода, так как в случае крупных аварий проход судов может быть остановлен на достаточно длительный срок. Поэтому любые акты Анкары, направленные на обеспечение безопасности судоходства и охрану морской среды, в том числе и ог­раничивающие проход, в конечном итоге соответствуют конвенции Монтрё и другим нормам международного морского права. Особенно часто турецкая сторона ссылает­ся на Конвенцию о международных прави­лах предупреждения столкновений судов в море. Определенные обязательства также накладывает Конвенция о защите Черного моря от загрязнения.

Результаты рассмотрения этого вопро­са показывают, что проблема обеспечения беспрепятственного прохода танкеров через черноморские проливы в рамках ИМО не может быть решена полностью, поскольку политика Турции в области обеспечения бе­зопасности судоходства и охраны морской среды в большей мере отвечает задачам этой организации, чем российская обеспо­коенность преимущественно экономическо­го характера.

В последние годы мировое сообщест­во значительное внимание уделяет защите морской среды. Об этом свидетельствуют, в частности, акты, принятые Европейским союзом в связи с гибелью танкера «Пре­стиж». Государства идут на определенные ограничения свободы судоходства в своих экономических зонах и проливах. По этой причине усилия Турции по регулированию судоходства в черноморских проливах, ох­ране морской среды и защите интересов жителей прилегающих к проливной зоне городов воспринимаются как соответству­ющие указанным задачам ИМО. Российс­кие же требования соблюдения положений конвенции Монтре 1936 г. не имеют доста­точной поддержки ни со стоооны ведущих морских держав, ни со стороны черномор­ских стран.

Приходится также учитывать, что на­грузка на черноморские проливы продол­жает нарастать. В 1997 г. через Босфор было транспортировано 63 млн т нефти, в 2003 г. — 135 млн т. Очевидно, постановка вопроса о допустимом максимуме имеет под собой веские основания4. По предвари­тельным расчетам, в 2010 г. объем поста­вок нефти через турецкие проливы может составить около 175 млн т, что будет запре­дельным показателем для перегруженного пролива5.

Поскольку простои танкеров приводят к увеличению стоимости доставки энергоноси­телей и ситуация в проливах затрагивает эко­номические интересы не только отдельных компаний, но и российского государства, необходима разработка дополнительных мер воздействия на Турцию. При этом правовая аргументация в решении данного вопроса практически исчерпана. Возможные пути вы­полнения этой задачи лежат сегодня в сфере политики и экономики. Причем рассматри­ваемая проблема из многосторонней — с участием стран ИМО превратилась в двусто­роннюю — российско-турецкую проблему.

Россия предложила на регулярной ос­нове проводить российско-турецкие кон­сультации по проблематике судоходства в проливах, организовать совместные научные исследования по проблеме их пропускной способности, а также осуществлять анализ системы управления судами в зоне проли­вов. Перспективным выглядит предложение о совместной проработке с турецкой сторо­ной вопроса о создании российско-турецкой агентской компании-оператора для упоря­дочения прохода российских судов через проливную зону.

Целесообразной является и разработка российской трубопроводной стратегии все­ми заинтересованными ведомствами России (МИД, Министерство транспорта и связи, Минэнерго, Минэкономразвития) с привле­чением представителей крупнейших нефте­газовых и судоходных компаний. Она должна включать не только согласованную позицию по мерам возможного воздействия на Тур­цию, но и относительно оптимальные для России варианты трубопроводного маршру­та в обход черноморских проливов. Как по­казывает развитие ситуации на современном этапе, сегодня это наиболее перспективный путь обеспечения позитивного продвижения в решении данной сложной проблемы.

В настоящее время существует не­сколько вариантов обхода черноморских проливов с целью их разгрузки. Один из них — Бургас-Александруполис. Меморан­дум о сотрудничестве по его реализации был подписан на уровне министров Росси­ей, Болгарией и Грецией 12 апреля 2005 г. в Софии. Суть проекта: нефть из России и Каспийского региона будет перевозиться из Новороссийска на танкерах в болгарский Бургас, а затем перекачиваться по нефте­проводу в греческий Александруполис на побережье Эгейского моря. Протяженность нефтепровода составит 282 км, пропускная способность — 30-35 млн т сырой нефти в год (600-700 тыс. баррелей в день). Об­щая стоимость строительства оценивается примерно в 700 млн дол. Для сооружения станций по переброске и погрузке нефти в Бургасе и Александруполисе потребуется инвестировать еще 300 млн дол.

Рассматривается и российско-турецкий проект нефтепровода протяженнос­тью 193 км, который планируется пропо- жить между турецкими нефтеналивными терминалами Кыйикёй на Черном море и Ибрикхаба на побережье Эгейского моря. Его проектная мощность составит 50 млн т нефти в год.

Таким образом, осуществление одного из этих проектов нефтепроводов должно снизить остроту проб пемы пользования черноморскими проливами с учетом норм международного права и позиций всех заин­тересованных сторон.

ЭКОЛОГИЯ СРЕДЫ ОБИТАНИЯ ЧЕЛОВЕКА

В. Я. Андрухова

Экология среды обитания человека тесно взаимосвязана с производством и продажей товаров, ко­торые могут нанести вред здоровью человека. Так, многие полимерные материалы, используемые в на­родном хозяйстве и в быту обладают неприятным раздражающим запахом из-за присутствия в них пла­стификаторов и других добавок. Установлено, что хлор, аммиак и сероводород при небольшой концен­трации вызывает у человека нервно-психические, эмоциональные и тревожные ощущения; их продол­жительное воздействие приводит к утомлению. Кроме того, даже при умеренном содержании эти веще­ства вызывают кашель и слезотечение. Среди полимеров значимое место занимают полиамиды, кото­рые применяются в производстве волокна, пленки, деталей машин, оборудования, покрытий водопро­водных труб, в хирургии. К отрицательным свойствам полиамидов относится выделение ими мономе­ров. Так, из капрона мигрирует капролактам — со специфическим запахом и горьковатым вкусом. Поли­амиды инертны к водной микрофлоре, но они являются опасными загрязнителями окружающей среды. Наиболее вредный бытовой полимер — это пенопласт, из которого изготавливают потолочные панели, игрушки, посуду, корпуса телефонов и другие изделия. При нормальной эксплуатации они совершенно безопасны. При горении пенопласт выделяет удушливые газы, которые опасны для здоровья человека. Стеклопластики, изготовленные из разных смесей полимеров — красивы, но выделяют ацетон, толуол, бензол, стирол. Лакокрасочные покрытия способствуют накоплению в атмосфере помещения ацетона, ароматических соединений и других веществ. Особенно это опасно для детей, так как эти соединения вы­зывают у них диатез.

Химические вещества, выделяющиеся из современной мебели могут вызывать изменения у об­служивающего персонала мебельных магазинов в сердечно-сосудистой и нервной системах. Произво­дители мебели наращивают темпы, заполняют рынок, и не сильно беспокоятся, насколько их малоэко­логичная продукция ухудшает качество воздуха, которым дышит человек. Почти вся древесина, ис­пользуемая и в мебельной промышленности, и в строительстве, содержит тот или иной консервант [1]. Наиболее опасные для здоровья человека — токсичные летучие растворители и стойкие синтетические химические вещества типа пентахлорфенола, которые вызывают раздражение кожи, слизистых оболо­чек глаз и верхних дыхательных путей, они легко проникают через кожу и обнаруживаются во многих органах (мозг, почки, печень), вызывая их поражение. Описано множество смертельных случаев при отравлениях ими в условиях производства или при случайных выбросах в окружающую среду. В по­следнее время чаще всего мебель делают из древесно-стружечных плит. Стружку склеивают смолой содержащей формальдегид, который воздействует на слизистые оболочки, кожу, снижает активность ряда ферментов и угнетает синтез нуклеиновых кислот.

Традиционно в России для обработки конструкций домов используются антисептики одни на ос­нове гексафторсиликата аммония, другие — на основе соединений фтора. Эти соединения выделяют в окружающую среду фтор, который вредный для здоровья человека. Лаки часто содержат ароматические углеводородные и гентероциклические соединения — они действуют раздражающе, поражают нервную систему и внутренние органы, вызывают дерматиты [2].

В последние годы на потребительском рынке импортная посуда, изготовленная из меламинофор- мальдегидной термореактивной пластмассы, которая при соблюдении условий производства безвредна для человека. Однако исследования этой посуды особенно турецкого и итальянского производства по­казали, что она содержит формальдегид в 8-20 раз выше ПДК, а также повышенное количество кадмия и свинца. Концентрация веществ тем больше, чем выше температура жидкости в посуде [3].

Поливинилацетатные покрытия полов с добавлением карбамидной смолы снижает активность им­мунной системы у детей, немало примеров, когда контакт беременной женщины со свежими полимер­ными материалами (в связи с вселением в новую квартиру, ремонтом, приобретением новой мебели) влияет на развитие плода и дальнейшее здоровье ребенка.

В последнее время установлено, что поливинилацетатные покрытия полов с добавлением карба- мидной смолы снижает иммунобиологическую активность у детей и способствует росту их общей и простудной заболеваемости.

Преимущественно на основе поливинилхлорида сделан линолиум. При всех достоинствах его сле­дует знать, что в его состав входят серьезные вещества, такие как хлористый венил, сложные эфиры, которые, вызывают хронические отравления.

Рекламируемые в последнее время оконные рамы, обои, трубы, жалюзи и игрушки из ПВХ сами по себе безобидны. Но в случае пожара этот полимер выделяет сильнейший яд диоксин, малая доза кото­рого способна убить человека.

В воздушной среде некоторых помещений находятся радон и радионуклиды. Их источником явля­ется бетон, в составе которого могут быть материалы, содержащие радионуклиды: песок, галька, шлаки теплоэлектростанций. Для морозоустойчивости бетона в него вводят органические добавки — суперпла­стификаторы. Практически все добавки составлены на основе нафталинсульфатакислоты, которая миг­рирует в окружающую среду.

Важное значение для здоровья человека имеет его одежда. Было установлено, что большое значе­ние для комфорта имеет структура материала. Отмечается, что синтетические, искусственные материа­лы вызывают раздражение и аллергические воздействия на кожу. Во многие изделия из хлопка могут добавлять до 25 % вспомогательных веществ, которые вызывают у человека аллергические реакции. Так, аппретирующие добавки (меламино-и мочевиноформальдегидные смолы), которые обеспечивают несминаемость могут выделять токсичный мономер формальдегид. Латексы и смолы для придания тка­ни упругости, изготовленные на основе полиметилметакрилата выделяют токсичные метилметакрилат, фолрмальдегид, метанол [4].

Существенное место в поддержке здоровья человека в хорошем состоянии занимает обувь. Обувь из синтетической и искусственной кожи может оказаться неблагоприятной для здоровья. Она задержи­вает влагу, ухудшая комфорт. Химическая нестабильность, электризуемость и другие физико- химические факторы обуславливают ее экологическую опасность. У многих возникает зуд, гиперемия. Установлено, что из полиуретана мигрируют метилэтилкетон и диметилформамид.

В качестве материалов для детских игрушек очень часто используются пластмассы: полистерол, полиэтилен, поливинилхлорид. Исследованы их водные и воздушные вытяжки, устойчивость окраски к воздействию трения, слюны, пота. Во всех случаях концентрации выделяемых веществ значительно ниже допустимого уровня. Однако после трения игрушек из полистерола и полиэтилена появляется электрический разряд. Из детских пластмассовых ванночек в горячую воду отмечают миграцию вред­ных продуктов разложения исходного материала, которые могут вызвать раздражение кожи и аллер­гию.

Как видим, человека окружает много вещей и предметов, которые создают экологию среды обитания и не всегда благоприятную.

Оздоровление среды обитания человека должно быть связано, прежде всего в строгом соблюдении использования для производства товаров и материалов экологически чистого сырья, экологизации тех­нологий производства, проведения строгого контроля за качеством реализуемых товаров населению и проведение разъяснительной работы об отрицательных и положительных влияний добавок на здоровье человека и среду его обитания.

Литература

  1. Енгелфрид             Ю.              Как              защитить              себя              от              опасных              веществ              / Ю Енгелфрид, Д. Малхолл, Т. В. Плетнева. — М. : Изд-во Моск. ун-та, 1994.
  2. ТокареваН. Чем красна изба / Н. Токарева // Экология и жизнь.- 2005. — № 3.
  3. Степень Р. А. Экология. Экологические проблемы товароведения / Р. А. Степень, В. Н. Паршикова. — М. : АСНДЕМА, 2004.
  4. ТокареваН. Домашняя экология / Н. Токарева // Экология и жизнь.- 2005. — № 2.

ОТ ЭКОЛОГО-ПРАВОВОЙ КУЛЬТУРЫ К УСТОЙЧИВОМУ РАЗВИТИЮ ОБЩЕСТВА

Возникновение во второй половине XX века глобальных кризисов и глобальных проблем обозначило критический предел техногенного цивилизационного развития. Осознание необходимости коренной трансформации стратегий человеческой деятельности придало особую актуальность экологи­чески чистым ресурсам развития.

Грядущее общество, которое все чаще понимается как ко- эволюционное, как новый способ взаимодействия общества и природы, обре­чено, если не будет предотвращена надвигающаяся экологическая катастро­фа. Человек должен перестроить свои взаимоотношения с природой. Поэто­му общество будущего должно быть обществом экологического гуманизма. Человек должен осознавать приоритетное начало в любой своей деятельно­сти законов природы.

Императивы индустриального общества сформировали антропоцентри­ческое мировоззрение — природа мастерская, а человек в ней хозяин.

Под давлением «кошмарных» экологических фактов в мире постепенно происходит отступление от концепции покорителей природы в пользу кон­цепции органического единства и взаимосвязи природы и общества. Будущее общество должно быть обществом, где экологизируется в максимальной сте­пени не только индустрия, но и все остальные сферы жизни общества. На­правляющим движением прогресса должно стать именно экологическое ми­ровоззрение.

В настоящее время многие сферы жизнедеятельности людей и, в пер­вую очередь, предпринимательская деятельность являются иллюстрацией примата экономики над экологией.

В целях обеспечения устойчивого развития необходим принципиально иной подход к развитию экономики и каждого индивидуума. В связи с этим представляется целесообразным для стабилизации экологического состояния сосредоточить внимание на решении первостепенных задач:

  1. Разработка комплексной государственной программы восстановления окружающей природной среды.
  2. Законодательное определение зон экологического бедствия с введением в них особого режима хозяйствования.
  3. Усовершенствование ценовой политики с учетом экологических свойств продукции.
  4. Усовершенствование системы платежей за загрязнение окружающей при­родной среды.
  5. Изменение налоговой политики путем освобождения от налогов части прибыли, направляемой на природоохранные мероприятия.
  6. Создание системы экологической сертификации, лицензирования и экс­пертизы проектов и регионов, создание современной системы монито­ринга.
  7. Создание экономического механизма и нормативной базы совершенство­вания и внедрения экологически чистых технологий и продуктов.
  8. Проведение эколого-экономической оценки природно-ресурсного потен­циала России и ее регионов.
  9. Расширение международного сотрудничества в области охраны окру­жающей среды, разработки — международного экологического законода­тельства.
  10. Развитие экологического образования и воспитания с учетом националь­ных и региональных особенностей.

Очевидно, что эффективное решение многих задач по охране окру­жающей среды, в том числе и среды обитания человека, возможно только на основе правовой базы.

Экономические и этические средства оптимизации коэволюции систе­мы «человек-природа» в условиях рыночной экономики, разнообразия форм собственности должны опираться на прочный правовой фундамент. Не слу­чайно экологический гуманизм законодательно закреплен в статье 42 консти­туции РФ о праве каждого на благоприятную окружающую среду и впервые в нашей стране в новом Уголовном кодексе выделен раздел «Экологические преступления».

На примере Байкала можно видеть, к чему приводит отсутствие меха­низма реализации правового регулирования природопользования на феде­ральном уровне, отсутствие региональных нормативно-правовых ограниче­ний антропогенных воздействий на экосистему озера.

Экологические порывы становятся действенными только на правовой основе. Поэтому решение проблем нашего Байкала, равно как и всех эколо­гических проблем предполагает обязательный перевод их в рамки права. Вследствие этого экологическое сознание всегда должно выступать в ипоста­си эколого-правового. В настоящее время у нас в Иркутской области право­вой аспект (по отношению к экологии) вышел на первое место. Правоприме­нительные органы (по их собственным словам) решают больше юридические вопросы и, как ни парадоксально, нуждаются больше в кадрах юристов, чем экологов. Закон, безусловно, является мощнейшим фактором оптимизации экономических и экологических проблем. Но реализация ключевого страте­гического направления развития общества в качестве необходимого условия включает внутренний регулятор — эколого-правовое сознание.

Экологическое сознание, шире — экологическая культура, не формиру­ется автоматически, а скорее является результатом процесса экологизации общества. Поэтому наше общество сможет быть устойчивым, в соответствии с «Концепцией перехода РФ к устойчивому развитию» (Указ Президента РФ №440 от 1 апреля 1995г.), обеспечивающим прогресс во всех отношениях, при условии кардинальной перестройки общественного сознания (его пре­дельно широкой экологизации) и построения правового государства.

Поэтому работу по формированию эколого-правового сознания необ­ходимо начинать сегодня. Эколого-правовое сознание — совокупность взгля­дов, идей, теорий, отражающих проблемы взаимодействия общества и при­родной среды в плане оптимального их решения и мотивирующих правомер­ное поведение людей применительно к конкретным социальным и природ­ным возможностям. Эколого-правовое сознание выступает как необходимый элемент на пути к эколого-правовой культуре общества.

Эколого-правовая культура предполагает понимание природы не только как поставщика ресурсов, а как фундамента жизни общества. Общества, в котором высшей ценностью по отношению к природе служит принцип «не навреди», основанный на знании объективных законов экологии и преду­сматривающий юридически регулируемый отказ от любых проектов, кото­рые наносят невосполнимый ущерб окружающей среде или экологические последствия которых недостаточно изучены.

Без решения общих эколого-правовых проблем мы всегда будем сталки­ваться с ними при решении частных. Как ни дорог нам Байкал, закон о Бай­кале не станет для него панацеей. В проекте закона «О Байкале» преобладают нормы отсылочного характера и очень мало норм прямого действия. Поэтому в условиях, когда экологические беды нашего и других регионов множатся (свежий пример — Братское водохранилище), наряду с созданием системы фе­дерального и регионального экологического законодательства, важную роль должно сыграть эколого-правовое воспитание и образование.