Архивы рубрики ‘Политика’

Наши элиты сидят на чемоданах

.

Анализировать современную российскую элиту – занятие совершенно неблагодарное, так что большинство авторов обычно руководствуется политкорректной формой мудрой русской поговорки: «Не тронь золото, оно и не заблестит!» Некоторые укрывают свою неприязнь за яркими метафорами, так что у читателя в глазах начинает рябить от «развитого феодализма», Карла Первого, иногда трансформирующегося во Второго и лорда-протектора. Другие по принципу «пришьем рукав к гульфику» повествуют о варнах «интеллигенции-брахманов и бюрократии-кшатриев».

Для начала хотелось бы определиться с самим термином, изначально имеющим два толкования. Государственной элитой можно называть «лучших людей» в базовых секторах госстроительства – политике, бюрократии, религии и военном деле. Альтернативная теория в основу закладывает принцип доминирования – «те, кто правят». Счастливое сочетание обоих вариантов не рассматривается, поскольку является элементом скорее трактатов-утопий, нежели реальной практики.

В послетатарский период истории нашей страны были последовательно опробованы оба варианта. В основу Российской Империи, как и любого имперского организма, была положена экспансия, неосуществимая без развитой практики рекрутирования наиболее способных граждан (как своих, так и иностранных) на госслужбу. Уже на старте проекта – при Иване III на Руси идет прием выходцев из постепенно угасающей Орды, и наиболее толковые из них вливаются в служилое и военное сословия. Петр I среди прочих «птенцов гнезда» возносит к вершинам власти выдающегося полководца дворянина Шереметьева, управленца еврея Шафирова и мастера на все руки простолюдина Меньшикова. Даже в последние десятилетия «царизма», несмотря на многие неполадки, система кое-как работала: своими талантами и усердием «наверх» пробился простой служащий железнодорожного ведомства Витте и генералы – потомки крепостных, от чуть не подавившего Февральскую революцию Иванова, до одного из лидеров Белого движения  Деникина. Конечно, значительной части дореволюционной элиты было далеко до «лучших», но они по умолчанию считались как минимум наследниками «славных отцов и дедов», так что общее направление сохранялось.

В СССР представителей «бывших имущих классов» не жаловали и применяли метод «отрицательной селекции», набирая новую элиту с самого дна общества. «Идеологически преданные» партийцы пользовались разнообразными привилегиями уже исключительно как «правящие», независимо от их личных качеств. При этом как ленинская гвардия, так и сталинская в основном состояли из «самовыдвиженцев» еще с дореволюционных времен и порой неплохо справлявшихся с управленческими делами, но в силу специфического понимания собственной безопасности предпочитавших брать в помощники посредственностей. С массовым приходом во власть последних (после смерти Сталина) система быстро деградировала. Двух поколений оказалось достаточно, чтобы наглядно показать: «неестественный отбор худших» во властные структуры способен развалить даже чрезвычайно богатую страну с огромным экономическим потенциалом. Последний руководитель некогда мощной сверхдержавы завершил свою карьеру, снимаясь в рекламе пиццы.

Однако обе эти концепции, столь разнящиеся по принципу отбора, имеют одну общую составляющую. В их основе лежит идея «легитимности» элиты, т.е. ясное и четкое, доступное пониманию всех слоев общества, обоснование того факта, что данное положение данной элиты имеет абсолютно законное происхождение. Для Империи таким обоснованием являлась идея о «богоданности существующей власти» и вытекающая из нее «властная вертикаль». Господь Бог дарует России своего Помазанника (сердце царево в руце Божией), тот руководит государевыми слугами (дворянство, априори считавшееся элитой в целом), в свою очередь, управляющими народом (в массе – крестьянство и прочие «податные сословия»). В этой ситуации важно не столько то, что считает сама элита, сколько то, что её действия в целом одобряются народом, изредка выражающим недовольство (иной раз и в предельно жесткой форме) отдельными «перегибами» или эсцессами, но не самой веками сложившейся практикой. Отсюда и революционные технологии пропаганды: стоит десакрализировать царя (слабый, безвольный, под пятой Распутина, властная жена-немка etc.), как вся конструкция начинает осыпаться. Дворянство из оплота управленческой и культурной элиты в умах населения превращается в класс-паразит, нахлебника, обкрадывающего «трудящихся».

С установлением Советской власти место Бога заменяет идеология. Её наивернейший и преданнейший служитель генсек – главный толкователь «генеральной линии», место государевых слуг занимают слуги народа (даже всерьез видоизменять терминологию никто не дает себе труда), а элита  из «классовой» превращается в «партийную». Контрдействия идут проторенной колеей: образ «вождя и гения» постепенно вытесняется образами «старых маразматиков» или, в лучшем случае, болтунов. «Партийцы» предстают роскошествующими за стенами госдач, о чем ходят соответствующие слухи, как раньше о «великих князьях, меняющих любовниц как перчатки и монахах, пьянствующих в монастырях).

Нетрудно заметить еще одну общность: основа обеих концепций принципиально не материальна и опирается на сакральные установки (или коллективные верования – кому такое определение ближе). Опять же вплоть до мелочей, вроде системы внеденежного поощрения – от дарования титулов и чинов по «Табели о рангах» до присвоения «званий» — всяческих «заслуженных» и «народных».

На этом фоне постсоветская элита выглядит достаточно странным мутантом.

Во-первых, она не является ни «традиционной» — перенявшей свои права от предыдущих поколений по праву наследования, ни «новой» — утвердившейся «самозахватом». Фактически она была «назначена сверху». Советский режим «в гроб сходя благословил» небольшое количество выходцев из советской номенклатуры разных уровней – от членов Политбюро ЦК до завлабов и бойких комсомольцев, передав им значительную часть бывшего «общенародного достояния». Причем не гласно, а в результате подковерных договоренностей, включающих как гарантии безопасности, так и некоторое финансовое обеспечение « безбедной старости» для ушедших.

Во-вторых, современная российская элита подчеркнуто безыдейна. Какие бы циничные пройдохи порой ни проникали в верхний слой имперской или советской России, все же нужно признать, что определяющим их влияние никогда не было. Основу составляли приверженцы четкой идеологии –  построения «Великой России» или «развитого социализма с перспективой построения коммунизма во всем мире». Никакой вменяемой альтернативы этим устремлениям найдено так и не было. Класть жизнь на реальное утверждение «норм демократии» или внедрение «общечеловеческих ценностей» охотников в верхах не находится. По причинам, кстати, самым объективным: опытным путем установлена абсолютная чужеродность этих идеологем большинству российского населения.

И, в-третьих, логическим продолжением безыдейности явилась ставка на материальные ценности, как вершину человеческого существования. Причем не в виде риторики, а по сути. Несмотря на новоявленную моду держать по праздникам свечку в церкви, одним из отличительных факторов нынешнего режима может считаться крайний атеизм верхов. Курьезно, но СССР с его «диалектическим» и «историческим» материализмом и США, граждане которых якобы «за доллар удавятся», на практике представляют собой примеры систем насквозь идеалистических. Не счесть провалов и глупостей, которые совершили эти державы-антагонисты ради эфемерных идеологических догм. Зато Российской Федерацией правят настоящие прагматики и материалисты, ради сиюминутной выгоды готовые расстаться с любой идеей, не говоря уже о букве закона. Упреки в двойных стандартах, предъявляемые Западу, нашей элите не грозят. У нее этих стандартов не счесть, на каждый случай свой.

Значит ли всё это, что мы имеем дело с уникальным видом элиты? Вовсе нет! Как раз такая разновидность встречается в истории не раз. Это временная элита. Именно для нее и характерны все вышеописанные признаки. Свалившаяся как снег на голову, по большей части не желающая утруждать себя даже подобием «правил приличия» в государственных делах, судебном производстве и ведении бизнеса, искренне презирающая «подшефное» население, бессовестная даже по самым либеральным стандартам – такая элита долго не продержится и в этом состоит её единственное положительное качество. Впрочем, она для себя и не ставит долгосрочных задач. Её деньги лежат за границей, там же куплена недвижимость и учатся дети, в паспортах заранее проставлены визы. Наша элита сидит на чемоданах и, похоже, уже сама прикидывает, не слишком ли она задержалась. Некоторые, особо сообразительные её представители, уже отчалили.

Не пора ли подать сигнал остальным?

ПРАВО НА ВЫЖИВАНИЕ

Хочу поделиться, как на собственном опыте столкнулась с узаконенным геноцидом русского народа.

Мой любимый муж и любящий отец недавно покинул нас, уйдя в мир иной, оставив меня с двумя детьми, когда младшей нашей дочурке был месяц от роду.

Порядочный человек, талантливый художник, труженик, не вор, ваш постоянный читатель. Подборка газеты ««Дуэль» занимает достойное место на книжных полках нашего дома.

Короткое слово РАК. Это не СПИД, болезнь проституток и наркоманов, о которой кричат на каждом углу и проводят акции по сбору подписей «Нет», известно на чьи денежки. РАК — это болезнь, «процветающая» в нашем эксплуататорском государстве у людей, которые честно «вкалывают» на буржуев, не имея, как в СССР, прав на ежегодный профилактический осмотр, на бесплатное медицинское обследование, на санаторный отдых, на нормированный рабочий день.

Диагноз определяли месяц, все с недоговорками, а когда поставили, уже и рукой махнули, подписали приговор. Так что онкологи задарма оклады свои проедают (пусть и малые), но признать не хотят, что лечить не могут, а только констатировать безысходность.

Суть не в этом. А в бессовестности «наших» законов, защищающих бесправие русских детей. Учитывая то, что я нахожусь в отпуске по уходу за младенцем (дочка-крошечка, как и полагается, вскармливается грудью в этом возрасте), я не имею возможности выйти на работу. Так наше дермократическое государство не поскупилось на помощь мне, предоставив пенсию по УК (утрате кормильца) в размере 598 руб. 02 коп. на каждого ребенка.

Мне очень интересны эти неокругленные суммы, над которыми работает целый штат экономистов-рыночников. Как в «шопах», к примеру, цена 99 руб. 99 коп. на модных распродажах.

Каждому неидиоту понятно, что прожить на эту сумму невозможно, а старшего еще и в первый класс отправить. Прибавили, конечно, после долгих обсуждений о пенсиях еще 20 рублей. А теперь и бесплатный проезд отобрали подлецы. Так что же это, как не геноцид? Конечно, глупила, что к депутатам ходила. Те только трепологией занимаются, денег у них нет(?). В «Красный крест» ходила, там жид на жиде сидит, лекарств нет, говорят. Дали 2 банки консервов, наверное, из натовского военного пайка. И у многих такой вопрос на устах: «Как же вы живете?.. Но мы помочь не можем, все по закону…» То есть мы должны бы по их расчетам уже умереть, ан нет, живем.

А еще, оказывается, по Конституции РФ (Роспедерации) детям до 3-х лет полагаются бесплатные медикаменты и молоко. Только, где ни спрашивала, нет денег на это. К счастью, есть еще у честных русских людей (каким и являлся мой муж) такое понятие, как «не имей 100 рублей, а имей 100 друзей». С Божьей помощью не оставили нас. Сейчас в кругах духовенства принято ругать Советскую власть за богоборчество. Но я, как человек верующий, утверждаю, что вера истинная хранится в душе народа, и в «те» времена душа была намного больше наполнена православием и Богом, а не бесстыдством. Сегодня же раздача напоказ «индульгенций» правителям-негодяям служителями церкви выглядит как осквернение истинно православной веры. Еще сам владыко Иоанн Митрополит С.-Петербургский и Ладожский (ох, как не любил Советы!) говорил, что потворствовать антихристианской власти есть величайший грех. А ведь Советская власть в такой ситуации меня с детьми не бросила бы по законам совести на произвол судьбу, как и не бросила бы детей-беспризорников, побирающихся у ларьков, вокзалов и в метро.

Я с моими детишками помирать им на утеху не собираюсь. Нужно детей еще поднять достойно светлой памяти отца, оградив от срамных ярлыков, навязываемых нам по западным образцам оскотинивания швыдкими, сранидзами, лившинзами… А вот спросить детишки меня в любой момент могут: «До каких пор будем терпеть на Державной Руси иудейских управленцев-кровососов, отобравших у нас право на выживание в собственном государстве уже с рождения и задолго до него?! Ответьте мне, пожалуйста, чем я могу помочь АВН ради нашего будущего поколения, пока молода и здорова? Я готова на всё.

Две тактики российской дипломатии

Сегодня в Тбилиси проходит очередной раунд российско-грузинских переговоров по вопросу о военных базах в Батуми и Ахалкалаки. По последним данным, на встрече будет достигнут определенный компромисс по срокам вывода баз с территории Грузии.

Однако даже если российской стороне и удастся продавить искомый компромисс (к чему все идет) – это будет, скорее, спасением лица, нежели успехом отечественной внешней политики. Ибо раздававшиеся в последние пару недель заявления грузинской стороны отличались такой жесткостью, что без дружественных слов со стороны Грузии, по духу и смыслу дезавуирующими все, сказанное прежде, «осадок» останется непременно. Фактически мы пришли к компромиссному решению лишь после того как дали Грузии вдоволь наделать оскорбительных заявлений.

И добро бы только заявлений. 10 мая парламент Грузии принял сверхжесткое постановление по базам, где, в числе прочего, предусматривается запрещение проведения на их территории военных учений, а также осуществления плановых ротаций. Реализация последнего пункта выглядит особенно оскорбительно для российской стороны, так как решается простым и радикальным способом: на уровне выдачи (точнее, невыдачи) нашим военным въездных виз в Грузию.

Чем объяснить бесцеремонность официального Тбилиси? Здесь, конечно, можно потеоретизировать на тему общей «отмороженности» и частной русофобии г-на Саакашвили. Имеет смысл, разумеется, припомнить поддержку США (включая недавний визит в Тбилиси Дж. Буша и суровые заявления К. Райс). Нелишним будет и упоминание того обстоятельства, что в среду должно пройти официальное открытие азербайджанского участка нефтепровода «Баку-Джейхан», значительная часть которого проходит именно по грузинской территории.

Но все это, по большому счету, частности. А общая тенденция последних лет, увы, такова, что внешняя политика России на Кавказе характеризуется сочетанием достаточно грозной риторики и крайней слабостью конкретных действий. Собственно, это во многом относится и к постсоветскому пространству в целом – но именно в Закавказье (и, в особенности, в отношениях с Грузией) данный вектор проявляется особенно отчетливо. Увы, происходит материализация слов, сказанных по другому поводу В.В. Путиным: «Мы проявили слабость, а слабых бьют». Хотя бы словесно.

Однако несколько уже поднадоевшая россиянам тактика «нам плюют в лицо – а мы утираемся и делаем хорошую мину» является отнюдь не столь уж универсальной — «есть и другие варианты». И пример тому мы могли наблюдать все на той же прошлой неделе.

Речь идет о скандале, приключившемся в четверг на встрече украинского руководства с представителями российских нефтяных компаний. Насколько соответствует истине история, рассказанная газетой «Зеркало недели» (и с удовольствием растиражированная российской прессой) – нам, увы, неизвестно. А жаль: если г-жа Тимошенко на встрече  действительно довела своими эскападами В. Ющенко до предложения подать в отставку и «идти вместе с оппозицией дудеть в дудки и стучать в барабаны», то это вносит значительные коррективы в понимание политической конфигурации нашего южного соседа.

Но даже если история с духовыми и ударными инструментами – плод воображения корреспондента украинского еженедельника, очевидно одно. Сложившаяся ситуация заставила Ющенко всерьез задуматься, а общение с российским руководством окончательно убедило его в том, что на сей раз шутить никто не собирается. Так что на киевской встрече украинскому президенту ничего не оставалось, как посыпать голову пеплом и раскаяться, переведя стрелки на нерадивое правительство во главе с пани Юлей.

Казалось бы, «порок наказан, добродетель торжествует», а Россия показала, что в общении с великой державой надлежит соблюдать правила минимальной вежливости? Отчасти, разумеется, это так – но существенные уточнения вносит контекст события. Вспомним предысторию: г-жа Тимошенко вздумала позаниматься популистскими играми на поле энергоносителей и занялась регулированием цен и таможенных пошлин на нефтепродукты. Российские нефтяные бонзы, не мудрствуя лукаво, попросту слегка закрутили кран – что привело к немедленному началу на Украине бензинового кризиса. А это – уже серьезная драма для экономики страны, и к игре пришлось подключаться высшему руководству.

Так что зубы Россия, вне всяких сомнений, показала – причем более чем убедительно. Только с маленькой поправкой: в ситуации, когда были задеты практические интересы Реальных Людей. Тех, кто «сидит на трубе» — и шуток не любит, особенно когда задеваются их финансовые интересы. И возникающие вопросы умеет решать оперативно и жестко.

А военные базы – да что базы?.. Неподходящая тема для Реальных Людей. И не площадка для того, чтобы «делать движения».

Так что судьба дальнейших отношений между Москвой и Тбилиси, по меньшей мере, неочевидна. Если, конечно, г-н Саакашвили не умудрится сегодня-завтра каким-либо способом наступить на хвост грандам российского бизнеса. В этом случае, со значительной долей вероятности, он наконец-то получит шанс ознакомиться со второй тактикой внешнеполитических действий со стороны России. Благо, «кран» наличествует.

Новости расследования по делу сына министра обороны

Сегодня газета «Известия» сообщила новые подробности о происшествии с сыном министра обороны Сергея Иванова Александром, насмерть задавившим пенсионерку. По версии, сообщаемой в Минобороны, обзор ему загораживала «Газель», шедшая в правом ряду на малой скорости. Светлана Беризде появилась из-за нее неожиданно, и времени среагировать у Александра Иванова не было. Тем не менее, по другой версии, которую подтверждают, в частности, родственники погибшей (в отличие от Иванова, они доступны для комментария), это была не «Газель», а всего лишь «Жигули» пятой модели. Чтобы определить, могли ли они загородить Иванову обзор, должна быть проведена автотехническая экспертиза – это обязательная в таких случаях практика. Тем не менее, такой экспертизы пока не назначено, и о возможности ее проведения в УВД говорят уклончиво. Кроме того, помимо водителя «пятерки», в деле должен был быть еще один человек – свидетель, который, по словам всех остальных очевидцев, был очень возмущен случившимся и рвался давать показания сразу после трагедии. Теперь этот свидетель, по словам родственников, больше не появляется, причем, как они утверждают, перед этим с ним беседовали «люди, приехавшие на место происшествия к Александру Иванову».

Конечно, родственники потерпевшей – люди пристрастные, расследование пока не закончено – в общем, делать выводы пока рано. Однако против полуофициальной версии говорит как  формальная логика, так и опыт обыденной российской жизни. Что касается первой, то здесь, собственно, убеждает просто то, что родственники погибшей пенсионерки выдвигают вполне цельную и непротиворечивую версию, в то время как следователи, а также Минобороны (которое по идее вообще не должно давать никаких комментариев) отделываются невнятным объяснением, в которому не приводят даже косвенных подтверждений, и занимаются чем-то смахивающим на передергивания. А из опыта российской жизни – и вовсе с самого начала ожидалось, что отпрыск элиты не может быть виноват перед человеком «из народа», даже если убивает последнего. Во всяком случае, именно такая картина сложится в общественном мнении. Единственно правильным вариантом действий в случае невиновности Иванова-младшего было бы его публичное заявление, интервью, попытки найти общий язык с родственниками – но и он сам, и следствие предпочли умолчание и недомолвки. Судя по всему, власть просто не заботит, что такая тактика вынесет очередной нелестный приговор ей самой.