Архивы рубрики ‘Религия’

Агония Церкви

.

Эту работу правильнее было бы целиком назвать «Агонией Церкви», ибо глядя на то, что происходит с Невестой Христовой и с Россией, домом Его Пречистой Матери, становится печально и стыдно. Печально оттого, что все мы видим надвигающуюся их катастрофу, и стыдно оттого, что делаем мы её своими руками.

Духовная жизнь народа, если её можно так назвать, мельчает, растворяется в общей массе современной культуры и становится светской. Традиции, этика извратились до неузнаваемости, да и кто ими интересуется, кроме специалистов? Люди правила церковной жизни примеряют под себя, тысячелетние Уставы Духа подмешиваются обыденностью жизни с её прагматичностью и суетою. Единственное, что нас успокаивает при осмыслении всего этого, это надежда, что конец всему будет не при нас.

Так что же с тобой случилось, Россия? Почему такая тоска гнетёт наши души и мы с тревогой смотрим в будущее? Почему твой Божий народ прелюбодействует и не хочет знать Креста? Почему землю твою на твоих же глазах поедают чужие, виноградник Божий осквернили и расхищают его волки, а виноградари стали сообщниками воров? Как ни орошает его благодать Всевышнего, от него всё больше оскомина.

Почему пастыри торгуют совестью, лучшие дщери идут на панель, и сыновья готовы предать собственную мать? Продали и пропили всё что можно. Над тобой даже недруги смеются и ждут окончательной погибели, потому что воевать нет смысла, — через пару десятков лет ты сама рассыплешься и исчезнешь, как исчезает грешник от Лица Божия.

Апокалиптические гонки века сего так измотали тебя, что ты оставлена всеми, как оставляют загнанную лошадь без всякой надежды на её выживание. Да и какие могут быть друзья по пути в бездну? У тебя их и прежде не было ни среди сытой и прельщённой Европы, ни среди фанатичного Востока, а теперь и вовсе все готовы растерзать, чтобы ты не донесла до конца и своих костей.

Раньше ты была крепка духом, теперь грехами, раньше рвалась к Небу, теперь в преисподнюю, была светильником миру, теперь клоакой, и все плюют в тебя кому не лень. Тебя превратили в шута и скомороха, и князья твои и пастыри готовы плясать под любую заморскую дудку, лишь бы только шли в храм, несли в храм, и хоть чуточку верили. Иноплеменники стали для тебя друзьями, христопродавцы боссами, вероотступники партнёрами, уголовники — компаньонами. Воистину стала прелюбодейцей, которую христианская история ещё не знала.

С чего пошло твоё растление? Что случилось с твоим духом? Мы духом «живем, и движемся, и есмы» (Деян. 17, 28), но только каким? Какой дух одухотворяет тебя в повседневности, и с чем твой народ приходит в храм и уходит? Не с того ли началось твоё падение, когда ты оставила свою первую любовь (Откр. 2, 4) и увлеклась учением Валаама (Откр. 2, 14)? Неужели ты забыла её? Неужели твой Первый Жених тебе наскучил? Так быстро? Или Он не такой богатый как нынешние «новые» и «крутые»?

Самые грешные и прелюбодейные люди не могут забыть свою первую любовь и ходят по жизни с ностальгией, а ты всеми силами стараешься показать, что наконец-то нашла своё «счастье» и оно тебя озолотит. Только чем? Не навозом ли и прахом? Разве мы веруем в этот земной рай? Разве мы призываем Христа, чтобы жить по тем законам, тыкая в которые синедрион Его распял?

Но, увы, в нас ничего нет от Христовой правды, ничего не осталось от первых христиан, кроме названия. Даже те, кто ходит в храм, боятся среди городской толпы свой лоб перекрестить, а слабому полу, как им и положено, носить юбки и платки. Им, бедным, даже невдомёк, что весь ад забит женщинами в брюках. А почему? Потому что пастыри молчат и великодушно-снисходительны. Блуд стал естественным, похоть – нормой, выгода – законом, сытость – правилом, развлечения – потребностью, мир до самой гробовой доски стал желанным. Воистину открылся «ящик Пандоры» и зло хлынуло. На нас? Нет, из нас.

Что там петровское «окно в Европу», через которое пошла вся грязь! Сейчас лавина этого самого возлюбленного тобой навоза сметает какие ни есть консервативные устои. Лавина-то с Запада пришла, но как ты её приняла, Россия! Ты, оказывается, изголодалась не столько по Богу или по храму, а по этой мрази.

Первые христиане реально, физически слышали, что «Дух глаголет церквам» (Ап. 3, 22), мы же слышим совсем другое: звук свадеб и похорон, торжеств и юбилеев, послания, панегирики, обращения и некрологи, всякая шумиха и сенсация уже привлекает. Мы стали всем дорожить, только ни Небом, мы возлюбили иное царство, но только не то, которому обещались во святом Крещении. Мы так о нём радеем и пастырски заботимся, что в Обращении по поводу трагедии в Беслане или цунами в Юго-Восточной Азии (декабрь 2004 г.) забыли сказать о самом главном: покайтесь, люди, это всё за наши грехи! Только одни голые альтруистические заботы: люди попали в беду, вот расчётный счёт, помогите.

Такой-то и стала твоя Церковь, Россия, что способна только организовывать сборы средств для гуманитарной помощи, а о бóльшем и главнейшем твои пастыри не помышляют. Им бы быть органом Духа, а они как шансонетки исполняют то, что закажут. «Мы только носим имя, что живы, а на самом деле уже мертвы», — так характеризовал Святейший Патриарх Тихон современную ему духовную жизнь .

В этом и состоит твой Апокалипсис, ты сама шагнула в эту бездну прихотей мира, оставив Христа, и Церковь твоя волочится трусливо за тобой, обе думаете спастись, а уже погибли, уже мертвы. Дух времени подмял под себя «всех и вся» — и твоё благочестие, Россия, и твоё призвание, Церковь. Ни она о тебе не радит, ни ты её не учишь, одна льстит, другая побаивается, одна бесится, другая благословляет. Как стать «два сапога – пара». Получили свободу и словно опьянели от неё, словно головой помешались: ты, Россия, обезумела и кинулась рай строить под омофором Европы, а ты, Церковь, ослепла и дружно стала кирпичи возрождать для того, чтобы не стыдно было предстать перед «мировым сообществом». Воистину сотворили мерзость запустения на месте святе.