Архивы рубрики ‘Социология’

Социальные проекты (и программы) историко-культурной направленности

При определении приоритетных направлений социального проектирования в современных социальных службах, нами были получены следующие результаты:

72,5 % опрошенных специалистов Центра Заводского района, и 77,5% опрошенных специалистов Центра Центрального района  считают, что оздоровительные программы являются наиболее значимыми для клиентов социальных служб, в настоящее время. Т.е. это те программы, что направлены на предоставление дополнительных условий для достижения физического и психического благополучия, обеспечение широкого выбора программ физкультурно-оздоровительного и психического благополучия, обеспечение широкого выбора программ физкультурно-оздоровительной ориентации, формирование навыков самостоятельного обеспечения.

52,5 % опрошенных специалистов КЦСОН Заводского района, и 30% специалистов КЦСРН Центрального района на второе место поставили социально-психологические проекты, при реализации которых происходит решение проблем социально-психологической дезадаптированности, различных категорий населения к изменяющимся условиям действительности.

40% опрошенных специалистов КЦСОН Заводского района, и 47,5% специалистов КЦСОН Центрального района третьими по значимости направлениями проектной деятельности определили – социально-педагогические проекты (нравственное совершенствование личности, ликвидации образовавшегося в обществе дефицита позитивных социальных отношений, распространяют этику ненасильственного и бесконфликтного решения социальных и личностных проблем).

Также 40% опрошенных специалистов КЦСОН Заводского района на третье место поставили информационно-просветительские проекты (изучение политических идей и концепций, обсуждение актуальных проблем общественно-политической жизни, создание организационно-правовых условий для самореализации личности в сфере общественно-политической деятельности) в то время, как специалисты КЦСОН Центрального района присвоили этим проектам четвертый ранг (30% опрошенных).

А среди опрошенных специалистов КЦСОН Заводского района четвертый ранг (35% опрошенных) был присвоен проектам в сфере художественной культуры (внеклубные формы самодеятельности), в то время как специалисты КЦСОН Центрального района посчитали направление указанных проектов шестым по значимости (37,5% опрошенных).

32,5 % опрошенных специалистов КЦСОН Заводского района на пятое по значимости место поставили проекты и программы в сфере профессиональной культуры (образовательные и профориентационные  мероприятия); специалисты КЦСОН Центрального района посчитали указанные проекты наименее значимыми из всех предложенных (12,5% опрошенных).

Социальные проекты (и программы) историко-культурной направленности: восстановление и развитие культурно-исторической среды обитания, ценностей и традиций, формирование социально и граждански активной личности, творческое освоение исторического и культурного опыта, специалисты, участвовавшие в анкетировании, поставили на пятое место (32,5% опрошенных специалистов КЦСОН Заводского района, и 27,5% опрошенных специалистов КЦСОН Центрального района) (см. Таблицу 3).

Социальное проектирование и проблемы, сопровождающие его реализацию

Считаем, необходимым отметить, что проектирование является еще довольно новым видом деятельность для социальных служб: реализация проектов началась лишь с 2001 года, в связи с этим неизбежно возникновение ряда проблем, на всех этапах проектирования. С целью выявления этих проблем было проведено интервью, со специалистами Комплексных Центров социального обслуживания населения г.Кемерово. Интервью проводилось по месту работы респондентов, и носило формализованный характер. Оно предусматривало наличие открытых вопросов, что позволило в меньшей степени стандартизировать поведение респондента и интервьюера. Нами был разработан подробный план интервью, предусматривающий обязательную последовательность вопросов и их формулировку в открытой форме. Респонденты давали ответы на поставленные вопросы в свободной форме. В ходе интервью перед нами стояла следующая задача: полная и четкая регистрация ответов респондента. Был выбран письменный способ фиксации ответов.

В результате интервью было опрошено 20 специалистов из каждого КЦСОН, непосредственно занятых в создании и реализации социальных проектов.

При ответе на вопрос: «Возникают ли проблемы при реализации социальных проектов в Вашей организации? Если возникают, то, какие?», были получены следующие данные:

100% респондентов ответили, что проблемы, безусловно, возникают. Среди проблем специалистами были названы следующие:

  • нехватка квалифицированных специалистов, профессионально занимающихся проектной деятельностью;
  • недостаточное финансирование проектов;
  • низкое техническое обеспечение;
  • недостаточно времени для разработки и реализации проекта;
  • низкая заинтересованность специалистов в разработке и реализации проектов (среди причин отмечается отсутствие системы мотивации специалистов: материальное поощрение, благодарность от руководства) Лишь 20% специалистов, на вопрос о том, как стимулируется деятельность специалистов, занятых разработкой и реализацией проектов? ответили, что внедрение инноваций поощряется со стороны руководства: в форме благодарственного письма от руководства Центра, денежных премий.
  • недостаток исследований на этапе разработки проекта: недостаточно определяется степень нуждаемости населения в тех или иных мероприятиях, заявленных в проекте.

Полученные нами данные, о проблемах, возникающих при реализации социальных проектов, представим в виде таблицы.

Таблица 2

Перечень проблем, возникающих при реализации социальных проектов

Проблемы, возникающие при реализации социальных проектов

Специалисты МУ КЦСОН Центрального района г.Кемерово

Специалисты МУ КЦСОН Заводского района г.Кемерово

Низкое техническое обеспечение

100%

100%

Недостаточное финансирование проектов

80%

100%

Низкая заинтересованность специалистов в разработке и реализации проектов

100%

80%

Недостаток исследований на этапе разработки проекта

20%

100%

Нехватка квалифицированных специалистов

50%

20%

Нехватка времени для разработки проектов

30%

Решая указанные проблемы, специалисты социальных служб, в дальнейшем смогут успешнее проводить реализацию социальных проектов, что будет способствовать развитию социальной сферы в целом. Выявлению проблем социального проектирования может способствовать обратная связь с клиентами социальных служб, на решение проблем которых направлены мероприятия, заявленные в социальных проектах.

Выявляя наличие обратной связи с клиентами КЦСОН, и ее форм, были получены следующие данные: специалисты КЦСОН Центрального района ответили, что при работе по социальным проектам обратная связь с клиентом не осуществляется (30% респондентов). 70% специалистов КЦСОН Центрального района и 100 % специалистов КЦСОН Заводского района ответили, что обратная связь с клиентами существует. Чаще всего проводится анкетный опрос, перед разработкой социального проекта, для выявления существующих проблем, нужд и потребностей клиентов, которые проект призван решить. А также анкетирование среди клиентов проводится после завершения сроков реализации мероприятий, заявленных в проекте, чтобы выявить произошедшие изменения, сделать коррекцию каких-либо мероприятий, если проект продолжает существовать за пределами заявленных сроков реализации.

Специалистами КЦСОН Заводского района также было отмечено, что помимо опросов клиентов, среди специалистов Центра проводится т.н. «исследование проблем управленческого персонала», в результате которого  специалисты вносят пожелания и предложения по реализации проектов, что оказывает влияние на создание и реализацию проектов.

Говоря об обратной связи с клиентами Центра, мы сочли необходимых выявить наличие обратной связи с т.н. «заказчиками» социальных проектов. Мы считаем, что в случае, когда социальный проект является конкурсным, и существует определенный «заказ» на социальный проект (например, Всероссийская политическая пария «Единая Россия» или Департамент социальной защиты населения г.Кемерово могут выступать как «заказчики» социальных проектов), необходима обратная связь с данной организацией.

Все специалисты ответили, что обратная связь существует лишь в том случае, если проект выиграл конкурс. Специалисты отмечают, что  в,  случае, если проект не побеждает в конкурсе, о причинах этого им не сообщается, и не указываются их ошибки. Что также является препятствием и проблемой при создании и реализации социальных проектов. Одной из причин, почему социальный проект может не победить на конкурсе, не выиграть грант и т.п., как отметили в Управлении социальной защиты населения, является его несоответствие  тематике конкурса.

Проведя анализ реализованных социальных проектов, считаем необходимым выявить направления проектной деятельности, являющиеся приоритетными в настоящее время с точки зрения специалистов МУ КЦСОН, а также получить информацию о готовности специалистов к инновационной деятельности. Для решения этих целей нами был проведен анкетный опрос среди специалистов МУ КЦСОН г. Кемерово.

Проведенное анкетирование было индивидуальным, по месту работы респондентов (см. Приложение 1). Большинство из предложенных вопросов были закрытыми (альтернативными и вопросы-меню, где предполагается выбор нескольких вариантов ответов), а также в анкету были включены как полузакрытые вопросы, так и открытые вопросы, где респондентам было предложено высказать субъективное мнение. В анкете были также использованы прямые вопросы.  Всего было опрошено 80 специалистов, работающих в КЦСОН.

В первую очередь, мы решили выяснить, что специалисты Центров понимают под термином «проектирование», определить их информированность о проектировании как технологии социальной работы, и как виде деятельности в социальной сфере. Для ответа на вопрос: «На Ваш взгляд, под  «проектированием»  понимают..» были предложены следующие варианты ответов:

  1. Инновационная деятельность учреждения, как организуемое нововведение в практике социальной работы;
  2. Разработка социальных программ, социальных предложений и проектов, отработка методики, техники и технологии конкретных форм социальной работы;
  3. Теоретическое исследование, обобщение практического опыта, систематическое описание социального эксперимента, содержащее предложения относительно применения данной разработки на практике;
  4. Определение вариантов (версий) развития или изменения какого-либо явления.

А также был предложен свободный вариант, для ответа.

Варианты определений «проектирования», предложенные нами специалистам Центров, были даны различными исследователями в области социального проектирования (В.И.Курбатов, О.В.Курбатова, В.А.Луков). Данные определения употребляются в сфере социального проектирования, а их отличие, с нашей точки зрения, заключается в том, что в некоторых из них проектирование представлено, как практическая деятельность в социальной сфере, форма социальной работы; в других же под проектированием понимается теоретическое исследование, содержащее предложения относительно применения тех или иных разработок социального проектирования на практике.

Большинство опрошенных специалистов КЦСОН (72,22 % и 75%, соответственно) определили проектирование как «разработку социальных программ, социальных предложений и проектов, отработку методики, техники и технологии конкретных форм социальной работы».

То есть, мы можем говорить о том, что специалисты Центров под «проектированием» понимают практическую деятельность в социальной сфере, но при этом, во внимание принимается также этап разработки концепции социального проекта. Стоит обратить внимание на то, что до фазы реализации проекта специалистами проводится значительная часть работы, что отражено в предложенном нами определении. Следовательно, мы можем предположить, что опрошенные специалисты являются не просто исполнителями мероприятий, заявленных в социальном проекте, а  участвуют непосредственно в «рождении замысла проекта», так этот этап назвал  В.А.Луков, и работают по проекту до этапа его реализации.

На вопрос о том, считают ли специалисты Центров  проектирование видом деятельности, который является необходимым в современных условиях организации социальной защиты населения, большинство опрошенных специалистов  КЦСОН ответили утвердительно (92,5% респондентов),  и только 7,5 % не согласны с этим утверждением, считая проектирование не обязательным видом деятельности, в современных условиях функционирования социальных служб. Полученные нами данные, для наглядности представим в диаграмме (см. Рисунок 1).

Необходимость социального проектирования, подтверждает наличие положительных изменений, для клиентов социальных служб, наблюдаемых при реализации социальных проектов. На вопрос о направлении изменений, существующих для клиентов социальных служб при проведении проектной деятельности специалисты КЦСОН Заводского и Центрального районов ответили, что наблюдаются положительные изменения:  87,5% и 67,5% соответственно, а также 12,5% и 32,5% опрошенных специалистов (соответственно Центров Заводского и Центрального районов) ответили, что изменений не наблюдается.

Оценив необходимость социального проектирования, определим  информированность специалистов о количестве социальных проектов, реализуемых в МУ КЦСОН. 77,5 % опрошенных ответили, что в учреждении реализуется более двух проектов в год. Мы видим, что проектирование является не только теоретически технологией социальной работы, но и активно реализуется в настоящее время в практике социальных служб города. Также, считаем необходимым отметить, что во время бесед со специалистами Центров выяснилось, что некоторые проекты, реализуемые в КЦСОН, стали традиционной и привычной формой работы, и зачастую уже не рассматриваются как инновационная деятельность Центра.

При определении количества задействованных специалистов в реализации социальных проектов, были получены следующие данные:  97,14% опрошенных специалистов КЦСОН Заводского района и 55% среди опрошенных специалистов КЦСОН Центрального района принимали участие в реализации социальных проектов, и только 2,86%  среди опрошенных специалистов КЦСОН Заводского района, и  45% специалистов КЦСОН Центрального района не принимали участия в реализации социальных проектов. Отобразим полученные данные в диаграмме.

Концептуальное проектирование.

2.1. Функциональные аспекты проекта

Рассмотрим какие функции могут выполнять плакаты из серии социальных плакатов.

1). Социальный плакат «Прощай, русский язык!»

В этом плакате рассматривается проблема внедрения иностранных слов в русский язык. На данный момент это актуальная тема для России. ( Конкурс-проект «Культура»).

Целевая аудитория — в основном молодежь.

Цель воздействия — поведенческое и рациональное, то есть убедить человека и побудить к определенным действиям.

Плакат предназначен для участия в конкурсах и выставок , также может быть размещен в городской среде.

2). Социальный плакат  «Дерни за рычаг».

В этом плакате четко отражается проблема терроризма, которая является одной из главных социальных проблем современности.

Целевая аудитория : плакат рассчитан на все слои общества и разные возрастные группы.

Цель воздействия : эмоциональное, рациональное, поведенческое, то есть убедить, вызвать эмоции и побудить к определенным действиям.

Плакат предназначен для участия в конкурсах и выставок , также может быть размещен в городской среде и различных учреждениях.

3). Рекламный плакат «Порисуем?».

В этом плакате автор раскрывает суть дизайна и предполагает вызвать интерес у человека к кафедре дизайна Кемеровского Государственного Университета Культуры и Искусств.

Целевая аудитория — молодежь.

Цель воздействия : поведенческое, то побудить к определенным действиям.

Плакат может быть размещен в городской среде и учебных учреждениях.

4). Социальный плакат «В гостях хорошо, а дома лучше».

Плакату предназначено раскрыть тему патриотизма и привлечения интереса к городу Кемерово.

(Конкурс наружной рекламы города Кемерово на тему «С любовью к городу»).

Целевая аудитория : плакат рассчитан на все слои общества и разные возрастные группы.

Цель воздействия : Цель воздействия : поведенческое, то есть побудить человека к определенным действиям.

Плакат может быть размещен на рекламных щитах, в городской среде и в различных учреждениях.

5). Социальный плакат » Жизнь в компьюторе лучше?».

Плакат напрален на актуальную проблему компьюторную зависимость.

Целевая аудитория — молодежь.

Цель воздействия : эмоциональное, рациональное, поведенческое, то есть убедить, вызвать эмоции и побудить к определенным действиям.

Плакат может быть размещен в городской среде, на рекламный щитах, также возможно участие плаката в различных конкурсах.

Все плакаты являются собственностью кафедры дизайна Кемеровского Государственного Университета Культуры и Искусств и по решению кафедры дизайна могут быть представлены на выставках, конкурсах дизайна и рекламы.

2.2. Методы поиска и формирования идеи.

Идея является одним из главных факторов любого плаката.

Идея — это основная мысль, которую автор хочет передать зрителю.

Существует несколько методов поиска и формирования идеию

Рассмотрим несколько из них:

1). Метод ассоциации.

Метод , позволяющий ассоциировать образ с предметами и явлениями реальности.

2). Метод моделирования.

В процессе разработки плаката, мы можем его моделировать.

3). Ролевой метод.

Ролевой метод заключается в том, дизайнер может поставить себя на место зрителя, поменяться с ним ролями, с целью оценить работу с непредвзятой стороны.

4). Метод инверсии.

Метод, направленный на умение дизайнера абстрагироваться от банальных стереотипах и создать что-то эксклюзивное, совершенно новое.

5). Метод анологии.

Метод заключается в том, чтобы взять за основу какой-то определенный образец.

6). Метод перебора комбинаций.

Метод выбора из нескольких плакатов одного.

7). Метод мозгового штурма.

Коллективный метод.

Автор данной серии социальных плакатов использовал в своей работе разные методы поиска и формирования идеи.

1). Социальный плакат «Прощай, русский язык!».

Здесь автор воспользовался методом перебора комбинаций и методом моделирования.

2). Социальный плакат  «Дерни за рычаг».

При создании данного плаката были использованы методы ассоциаций, моделирования, инверсии и ролевой метод.

3). Рекламный плакат «Порисуем?».

При создании плаката были использованы методы инверсии, ассоциации и ролевой метод.

4). Социальный плакат «В гостях хорошо, а дома лучше».

Здесь при создании плаката были использованы методы ассоциации, перебора комбинаций и ролевой метод.

5). Социальный плакат » Жизнь в компьюторе лучше?».

Здесь при создании были использованы методы ассоциации, перебора комбинаций, моделирования, инвеции и ролевой метод.

2.3. Концептуальные подходы и основные идеи плакатов.

Рассмотрим идеи серии плакатов автора.

1). Социальный плакат «Прощай, русский язык!».

Здесь автор воспользовался методом перебора комбинаций и методом моделирования.

2). Социальный плакат  «Дерни за рычаг».

При создании данного плаката были использованы методы ассоциаций, моделирования, инверсии и ролевой метод.

3). Рекламный плакат «Порисуем?».

При создании плаката были использованы методы инверсии, ассоциации и ролевой метод.

4). Социальный плакат «В гостях хорошо, а дома лучше».

Здесь при создании плаката были использованы методы ассоциации, перебора комбинаций и ролевой метод.

5). Социальный плакат » Жизнь в компьюторе лучше?»

При создании плаката были использованы методы инверсии, ассоциации и ролевой метод.

ПРОБЛЕМЫ ОЦЕНКИ ТЕХНИКО-ЮРИДИЧЕСКОГО КАЧЕСТВА СТРУКТУРЫ ЗАКОНОВ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ

Качество структуры законов является разновидностью технико- юридического качества законов. Под ним, как представляется, понима­ется устойчивая целостная совокупность правовых свойств закона, ха­рактеризующих соответствие упорядоченности компонентов закона оп­ределенным структурам права и выработанным законотворческой прак­тикой технико-юридическим правилам и требованиям композиции (построения)законов.

Для законотворческой оценки технико-юридического качества структуры законов об административных правонарушениях большое значение имеет выработка научно обоснованных критериев такой оцен-

Анализ технико-юридических основ административно-деликтного законотворчества позволяет выделить следующие основные критерии оценки качества структуры законов об административных правонару­шениях: 1) критерий правовой однородности структурного подразделе­ния закона об административном правонарушении; 2) критерий компо­зиции структурных подразделений законов об административных пра­вонарушениях по принципу «от общего — к частному»; 3) критерий объемной сбалансированности структурных подразделений законов об административных правонарушениях; 4) критерий единой рубрикации однотипных структурных подразделений законов об административных правонарушениях; 5) критерий соответствия наименования и предмета регулирования структурных подразделений законов об административ­ных правонарушениях.

Рассмотрим эти критерии.

1. Критерий правовой однородности структурного подразделения закона об административных правонарушениях. В юридической лите­ратуре обращалось внимание на то, что первым условием, превращаю­щим неорганизованную совокупность в отдельную систему (или подсис­тему), является то, что составляющие ее нормы принадлежат к однород­ной предметной среде, отражают и воздействуют на одни и те же отно­шения (Ю.Л. Веденеев). Существо данного критерия сводится к тому, что в состав соответствующего структурною подразделения закона об административных правонарушениях должны входить однородные, т.е. однопредметные правовые предписания.

При оценке качества структуры закона об административных пра­вонарушениях на основе критерия правовой однородности его струк­турных подразделений необходимо учитывать, что правовая однород­ность задается, главным образом: 1) единым предметом регулирования соответствующего структурного подразделения и входящих в него пра­вовых предписаний; 2) примерно одним уровнем обобщения правовых явлений как самим структурным подразделением закона, гак и входя­щими в него отдельными правовыми предписаниями.

Отсюда вытекают следующие технико-юридические требования, которыми следует руководствоваться законодателю при построении структуры закона об административных правонарушениях.

Нецелесообразно включение в одно и то же структурное подразде­ление закона об административных правонарушениях правовых предпи­саний с разным предметом регулирования. Прежде всего следует отме­тить нежелательность размещения в одном и том же структурном под­разделении закона об административных правонарушениях (особенно кодифицированного) как материальных, так и процессуальных правовых предписаний. Справедливости ради, следует отметить, что нарушения данного требования допускается законодателем крайне редко. Гак, на наш взгляд, необоснованно в Общую часть Кодекса Свердловской об­ласти об административной ответственности включены вместе матери­ально-правовые предписания Общей части законодательства об админи­стративных правонарушениях и процессуально-правовые предписания о подведомственности дел об административных правонарушениях и по­рядке производства по этой категории дел.

С позиций рассматриваемого технико-юридического правила, не­целесообразно помещение в главу 1 раздела 1 «Общие положения» про­екта КоАП РФ статьи 1.5 «Презумпция невиновности», так как в этой статье в отличие от других статей главы 1 сформулировано не матери­ально-правовое, а процессуально-правовое предписание.

Нецелесообразно также включение в одно и то же структурное подразделение закона об административных правонарушениях матери­альных либо процессуальных правовых предписаний с разным предме­том регулирования. Так, если следовать логике единства предмета регу­лирования предписаний о мерах обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, помещенных в главу 19 дейст­вующего КоАГ! РСФСР, то статья 238 КоАП РСФСР «Доставление на­рушителя» должна быть расположена не в главе 18, а в главе 19 КоАП РСФСР. Отмеченная технико-юридическая погрешность исправлена авторами проекта нового КоАП РФ, в главе 26 которого объединены предписания о всех мерах обеспечения производства по делам об адми­нистративных правонарушениях.

С учетом объективных реалий не следует абсолютизировать и при­давать императивый характер требованию однородности правовых предписаний, включаемых в те или иные структурные подразделения законов об административных правонарушениях. То, что достижимо при построении абстрактных структур права, далеко не всегда возможно при построении структур конкретных законов. Отраслевая и структур­ная «чистота» правовых предписаний законов об административных правонарушениях — это требования идеала, достижение которых не всегда возможно. К примеру, норма, изложенная в ст. 40 КоАП РСФСР («Возложение обязанности возместить причиненный ущерб»), вообще не является административно-правовой. Ее помещение в главу 4 КоАГ! РСФСР («Наложение административного взыскания») с формальных позиций нарушает правило однородности предписаний, однако исходя из смысла и значения ст. 40 КоАП РСФСР, она должна находиться именно в этой главе КоАП РСФСР.

2. Критерий композиции структурных подразделений законов об административных правонарушениях по принципу «от общего — к ча­стному». Расположение правовых предписаний в структурных подраз­делениях законов об административных правонарушениях в последова­тельности «от общего — к частному» является универсальным технико- юридическим требованием. Если в кодифицированном законе выделя­ются общая и особенная части, то на первом месте в структуре этого закона всегда будет располагаться общая часть.

В структурном подразделении закона, посвященном отдельному институту законодательства, также сначала следуют предписания более общего плана, и лишь за ними располагаются специальные предписания. Такая логика вытекает из строения правового института.

Каждый правовой институт имеет свой предмет регулирования и включает различное количество разных по характеру правовых норм. Вместе с тем правовые институты сходны в главном — все они по­строены по одному принципу: общие по объему действия нормы функ­ционально связаны с каждой специальной нормой, а все специальные нормы объединены, сцементированы общими нормами в единое целое — правовой институт (В.М. Шерстюк). Логика структурно-функцио­нальных связей норм в правовом институте и диктует логику компози­ции нормативно-правового материала в соответствующих структурных подразделениях отрасли законодательства и в отдельных законах, осо­бенно кодифицированных.

С учетом этого, структура отдельного института законодательства об административных правонарушениях будет включать в себя общие и специальные правовые предписания с единой предметной однородно­стью. К примеру, в главе 3 КоАП РСФСР, содержащей предписания ин­ститута «Административное взыскание», последовательно изложены общие предписания (сг. 23 «Цели административного взыскания», ст. 24 «Виды административных взысканий», ст. 25 «Основные и дополни­тельные административные взыскания»), а также специальные предпи­сания, посвященные отдельным административным взысканиям (ст.ст. 26-32-1).

В целом законодатель строго следует правилу композиции предпи­саний в структурных подразделениях законов об административных правонарушениях по принципу «от общего — к частному», хотя и встре­чаются отдельные отступления. Так, на наш взгляд, требования рассмат­риваемого правила не выдерживаются в отдельных главах проекта Ко­АП РФ. В главе 1 проекта КоАП РФ предписание о нормотворческой компетенции (ст. 1.3) располагается после изложения задач законода­тельства об административных правонарушениях (ст. 1.2), и лишь затем следуют предписания о принципах законодательства об административ­ных правонарушениях. Представляется, что нормы о принципах должны располагаться вслед за нормами о задачах данной отрасли законодатель­ства, так как принципы являются вторыми после задач компонентами в понятийном ряду правовых категорий. В главе 2 проекта КоАП РФ ст. 2.11 «Административная ответственность юридических лиц» по логике принципа «от общего — к частному» должна следовать за группой ста­тей об особенностях административной ответственности отдельных субъектов, а не располагаться в конце главы после изложения статей об обстоятельствах, исключающих административную ответственность.

3. Критерии объемной сбалансированности структурных подраз­делении законов об административных правонарушениях. В основе данного критерия лежит технико-юридическое правило о единообраз­ном подходе к объемной композиции укрупненных структурных под­разделений кодифицированных законов об административных правона­рушениях.

В действующем КоАП РСФСР разделы I, III, IY и Y состоят из глав; раздел II состоит из Общей и Особенной частей, которые, в свою очередь, делятся на главы. Логика такой структуры говорит о том, что раздел КоАП не может состоять непосредственно из статей, а включает в себя главы как средние по объему укрупненные структурные подраз­деления КоАП. В целом, разделы I, II и III КоАП РСФР с точки зрения их объема являются сбалансированными.

Более сложным выглядит вопрос об объемной сбалансированности глав в разделах IY и Y КоАП РСФСР. Во-первых, на наш взгляд, спор­ным представляется выделение в качестве самостоятельного раздела Y «Исполнение постановлений о наложении административных взыс­каний» наряду с выделением раздела IY «Производство по делам об ад­министративных правонарушениях». Получается, что одна из стадий производства по делам об административных правонарушениях пред­ставлена в структуре КоАП РСФСР точно также, как и производство в целом. С точки зрения структурной логики разделы IY и Y КоАП РСФСР должны быть объединены в один раздел с подразделением на главы. Во-вторых, отмеченное обстоятельство влечет за собой объемное «измельчание» глав в Y разделе КоАП РСФСР. Если, скажем, в разделе IY КоАП РСФСР в главах изложены предписания, посвященные от­дельным законодательным институтам, то в главах раздела Y КоАП РСФСР помещены нормы об особенностях исполнения постановлений об отдельных видах административных взысканий. Отсюда и происхо­дят такие объемные диспропорции, когда главы 24 и 26 КоАП РСФСР состоят только из одной статьи, а глава 31 КоАП РСФСР из двух статей. Главы же раздела IY КоАП РСФСР включают в себя от 5 до 11 статей.

Нарушение правила объемной сбалансированности структурных подразделений законов допускается, иногда, и в региональном админи- стративно-деликтном законотворчестве. Например, в структуре Кодекса Свердловской области об административной ответственности разделы Особенной части включают главы, а разделы Общей части — нет. Хотя содержание раздела II данного Кодекса с точки зрения логики диффе­ренциации нормативного материала объективно требует выделения двух самостоятельных глав: «Подведомственность дел об административных правонарушениях» и «Производство по делам об административных правонарушениях».

4. Критерий единой рубрикации однотипных структурных под­разделений законов об административных правонарушениях. При оцен­ке технико-юридического качества структуры законов об администра­тивных правонарушениях на предмет соответствия данному критерию выясняется вопрос: единообразно подходит законодатель к обозначению рубриками однотипных структурных подразделений законов или нет.

Правило единой рубрикации однотипных структурных подразде­лений законов имеет большое технико-юридическое и правопримени­тельное значение. «Разделения на рубрики, их наименования помогают глубже уяснять нормативные предписания, определять связи между ни­ми. Рубрикация упрощает пользование актом, его систематизацию, про­изводство ссылок, помогает быстро ориентироваться в нормативном материале, улучшает внутреннее построение акта» (Проблемы право­творчества субъектов Российской Федерации. М., 1998. С. 97).

Сложность оценки качества структур законов по рассматриваемо­му критерию объясняется тем, что практика использования рубрик в российских законах является неустоявшейся и противоречивой как на федеральном, так и на региональном уровнях.

Действующий КоАП РСФСР имеет следующую рубрикацию: раз­дел часть -» глава —> статья —> часть статьи —» пункт статьи (пронумерованный абзац статьи). В проекте КоАП РФ представлена несколько иная рубрикация структуры этого акта: раздел ~ > глава статья часть статьи пункт статьи. Свои особенности имеет и рубрикация Кодекса Свердловской области об административной ответ­ственности: часть раздел —> глава —> статья —> часть статьи.

Для сравнения приведем рубрикации отдельных федеральных кодексов. Так, наиболее сложную рубрикацию имеет ГК РФ: раздел —> подраздел —> глава —> параграф подтгараграф —> статья —> пункт статьи -> под­пункт статьи (пронумерованный абзац пункта статьи) —> непронумеро­ванный абзац пункта статьи. В тексте ГК РФ можно найти такие ссылки: абзац пункта статьи (см. п. 1 ст. 64); подпункт статьи (см. ст. 189). В срав­нении с ГК РФ рубрикация УК РФ менее сложна, хотя и имеет свои отли­чительные особенности: часть раздел —> глава —> статья —> часть статьи пункт статьи. Нетрудно заметить, что одни и те же однотип­ные структурные подразделения в ГК РФ и УК РФ именуются по-разному. Гак, пронумерованный абзац статьи в ГК РФ называется пунктом статьи, а в УК РФ — частью статьи. Можно привести и другие примеры противоре­чивого подхода законодателя к рубрикации законов. 11о всей видимости, не­обходимо нормативное закрепление стандартов рубрикации российских зако­нов. Данную проблему можно было бы разрешить принятием федеральных правил оформления законов.

В отдельных случаях нарушается и внутренняя логика единой руб­рикации структурных подразделений законов.

Обратимся к тексту проекта КоАП РФ. На наш взгляд, авторы за­конопроекта нарушают логику рубрикации Кодекса, когда раздел 1 име­нуют «Общие положения», а раздел II называют «Особенная часть». Бо­лее того, представляется неоправданным одинаковое наименование «Общие положения» — раздела I проекта КоАП РФ и отдельных глав проекта КоАП РФ (21, 23, 30).

5. Критерий соответствия наименования и предмета регулирова­ния структурных подразделений законов об административных право­нарушениях. Наименование структурных подразделений законов об ад­министративных правонарушениях должно точно отражать предмет их регулирования. Отступления от этого правила усложняют усвоение со­держания правовых предписаний законов об административных право­нарушениях и затрудняют ориентировку правоприменителя в поиске тех или иных предписаний законов. Поэтому данное технико-юридическое правило является не только требованием правовой культуры законо­творчества, но и имеет определенное правоприменительное значение.

Как показывает анализ законодательства об административных правонарушениях, отступления от правила соответствия наименования и предмета регулирования структурных подразделений законов об адми­нистративных правонарушениях, допускаются законодателем крайне редко. И все же такие отступления имеются. В одних случаях, они явля­ются следствием внесения изменений и дополнений в законы об адми­нистративных правонарушениях, когда изменяется содержание статей, а их заголовки остаются прежними. В других — недооценкой законодате­лем рассматриваемого технико-юридического правила.

В качестве примера можно привести ст. 44 КоАП РСФСР. Содер­жание и заголовок этой статьи соответствовали друг другу до вступле­ния в силу Закона РСФСР от 5 декабря 1991 г. об исключении админи­стративной ответственности за потребление наркотических средств без назначения врача. Предмет регулирования статьи был сужен, а заголо­вок остался без изменений.

Отдельные несоответствия наименования и предмета регулирова­ния структурных подразделений встречаются и в проекте КоАП РФ. Так, на наш взгляд, не соответствуют с точки зрения логического объе­ма название главы 1 проекта КоАП РФ и содержание составляющих главу предписаний. Название главы »Задачи и принципы законодатель­ства об административных правонарушениях» уже предмета регулиро­вания этой главы, так как в ней содержатся не только нормы о задачах и принципах, но и о нормотворческой компетенции и о действии законов об административных правонарушениях. Не соответствуют также заго­ловок и содержание ст. 1.3 проекта КоЛП РФ. Данная статья назы­вается: «Предметы ведения Российской Федерации в области законода­тельства об административных правонарушениях». Однако в этой статье сформулированы правила не только о предметах ведения Российской Федерации, ¡го и о предметах ведения субъектов Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях.