Купить этот сайт

Архивы за месяц Июнь, 2011

ЭВОЛЮЦИЯ ДЕНЕГ КАК ФАКТОР ИЗМЕНЕНИЯ ИХ ФУНКЦИЙ

.

Эволюция денег от металлических до электронных меняет представле­ние об их сущности и функциях. Известно, что общепризнанной в нашей литературе является товарная концепция сущности денег. С данной кон­цепцией тесно связано изложение пяти основных функций денег: меры стоимости, средства обращения, средства платежа, средство образования сокровищ, мировые деньги.

Товарная концепция сущности и функций денег обстоятельно проана­лизированы в классической и марксистской литературе применительно к металлическому денежному обращению.

Но металлические деньги постепенно покинули сферу обращения в си­лу их недостаточной эластичности и действия закона Грешема — Коперни- ка. Начиная с 15-16 вв. в Европе, Китае, Японии, Руси в торговой и рос­товщической деятельности применяются различные долговые обязательст­ва, которые в дальнейшем модифицируются в кредитные платежные инст­рументы — банкноты, векселя, чеки. Кредитные деньги не «особые това­ры», а знаки стоимости товаров, золота, валюты, компенсирующие неэла­стичность и нехватку золотых денег.

Изменение сущности денег в значительной степени корректирует пред­ставление о функциях кредитных денег. Выступая в качестве знака стои­мости кредитные деньги, несомненно, выполняют функцию меры стоимо­сти и средства платежа. Но функцию средства обращения в достаточной мере выполняет лишь банкнотой, а функции сокровищ и мировых денег кредитным деньгам недоступны.

В 17-18 вв. в Европе, Северо-Американских колониях, России, а в Ки­тае еще раньше — в 11 в., появляются бумажные деньги, выпускаемые каз­ной или приближенными к правительству банками. Их эмиссия не была корректно обеспечена золотом, определялась масштабом государственных расходов и носила поэтому фидуциарный характер. Обмен этих денег на драгоценные металлы практически никогда не производился, вследствие чего они имели принудительную стоимость, т. е. принудительный курс. Сущность бумажных денег не выражает глубинных экономически отноше­ний. Правильнее видеть в них определенные аспекты государственной по­литики. Их единственная функция — средство обращения, поскольку сред­ством платежа они могут быть лишь «по договоренности сторон».

Со времени образования эмиссионных государственных банков в Гол­ландии, Швеции, Англии, Франции, выпускающих единую национальную банкноту можно говорить о кредитно-бумажных деньгах «совмещающих» сущность и функции кредитных и бумажных денег.

Кредитно — бумажные деньги (казначейские билеты, билеты эмиссион­ных банков) это действительно «социальная условность», знаковая природа которых очевидна. Эти деньги лишь частично выражают стоимость това­ров, включая золото и валюту, но в то же время эмитируются и без реаль­ного обеспечения при конвертации иностранных займов, или под объем государственных ценных бумаг, или в форме прямого кредитования прави­тельства. Поэтому этот вид денег не может выполнять функции меры стоимости и сокровищ. Но они широко применяются в обращении и пла­тежах, а при свободной их конвертации выполняют функции мировых де­нег.

Известно, что в развитых странах наличная кредитно-бумажная денеж­ная масса составляет небольшую величину — 15-20 %. Остальная масса денег находится на банковских счетах в виде депозитов. На базе денежных депозитов производятся все расчетные и кредитные операции. Денежные депозиты это цифровая безналичная информация о финансовом состоянии физических и юридических лиц. Несмотря на условность их товарной при­роды они, тем не менее, эквивалентны реальной стоимости в виде зарпла­ты, прибыли, сбережений, торговой выручки, депозитно-кредитной эмис­сии центральных банков. Депозитные деньги — идеальное средство платежа и международных расчетов.

В последние десятилетия появился такой денежный феномен как «пла­стиковые деньги». О «пластиковых деньгах» написано за последнее время достаточно много, но, по нашему мнению, они не являются новым видом денег, а представляют собой новые средства расчетов при помощи компь­ютерных технологий. Но несомненно то, что данные формы расчетов дей­ствительно модифицируются в новый вид денег. Речь идет о расчетах в сети Интернет, для которых не нужны «пластиковые» технологии.

Интернет — глобальный справочник о товарах, услугах, развлечениях, финансовых и валютных секторах и т.п. Информация об этом сосредото­чена на серверах — мощных компьютерах, имеющих необходимое про­граммное обеспечение для обзора. На основе мощных поисковых систем можно найти любую информацию практически по любым вопросам.

Банки, магазины, предприятия, брокерские и страховые фирмы и дру­гие организации начинают широко использовать Интернет в качестве де­шевой рекламы, маркетинговых исследований, сделок типа «купи-продай». Действительно, можно купить или продать товар, передав соответствую­щий «приказ» банку. В 1999 около 40 тыс. фирм и частных лиц по всему миру приобретали и продавали товары по Интернету в «кибермагазинах».

В настоящий период, несмотря на усилия программистов и разработ­чиков, еще сомнительна безопасность платежных и расчетных операций в системе Интернет. Думается, что это явление временное. Когда-то, навер­ное, и золотая монета казалась менее защищенной, чем золотой слиток. Сегодня лучшие программисты мира работают над безопасностью этих платежей. Расчеты по депозитам напоминают расчеты наличными «кибер- баксами». Признаками такого расчета является безусловное наличие денег в «электронном бумажнике» клиента и его анонимность, оперативное по­ступление денег на указанный счет, банковское авторизованное подтвер­ждение правильности произведенных платежей и расчетов.

Деньги Интернет или, как их называют «виртуальные деньги» эмити­руются как депозитные, но никогда не приобретают наличного вида и по­этому не «выходят в обращение.

Виртуальные деньги — это информация о произведенных и оцененных товарах и услугах, меновая стоимость которых абстрактно проявилась в момент покупки ~ продажи. Заработная плата, прибыль, доход, амортиза­ция будут иметь расчетное безналичное выражение, и поступать на счет конкретного работника или предпринимателя. С этих же счетов анонимно осуществляются все необходимые платежи. Неиспользованные остатки денежных средств становятся кредитными ресурсами.

Вир1уальные деньги, как и кредитные, должны иметь обеспеченную основу. В любом ином случае они будут «засорять» трансакционный про­цесс. Исходя из вышесказанного, можно утверждать, что виртуальные деньги выполняют следующие- функции — меры стоимости, информацион­ной наличности, единицы счета, средства платежа и мировых денег, средств накопления и сбережения. Функции обращения и сокровищ отхо­дят в прошлое.

Виртуальные деньги воспроизводят ситуацию обмена товар на товар, благо на благо, внешне напоминающую период развернутого обмена без участия всеобщего эквивалента.

Происходит глобальный обмен благами сначала на информационном уровне, а затем на уровне реальных экономических приобретений.

ФОНОЛОГИЧЕСКАЯ КОСМОГОНИЯ В ПОЭМЕ АНДРЕЯ БЕЛОГО

Кобзарь Е.Р.

Студент, филологический факультет Белорусский государственный университет

«ГЛОССОЛАЛИЯ»

Здесь раскрываются мне слова и ларчики всякого бытия: здесь всякое хочет стать словом, всякое ста­новление хочет здесь научиться у меня говорить.

Фридрих Ницше «Так говорил Заратустра».

Ответ на вопрос: «как возможна глоссолалия» и что собой представляет как психолингвистический феномен — не составляет цель данной статьи. Напротив, внимание сосредоточено на авторском понимании явления, тем бо­лее что «воспето оно глоссолалически». [1, 520] В поэме Андрея Белого глоссолалия понимается как Начало начал, как неисчерпаемая память об утраченном: «В древней-древней Аэрии… жили когда-то и мы — звуко-люди; и были там звуками вдыхаемых светов: звуки светов в нас глухо живут; и иногда мы выражаем их звукословием, глоссолалией». [2] Так понимал глоссолалию автор, и мы последуем за ним.

Своё миропонимание Андрей Белый определял как «плюро-дуо-мо- низм, т.е. пространственная фигура, имеющая одну вершину, многие основа­ния и явно совмещающая в проблеме имманентности антиномию дуализма». [2] Идейная пирамида «Глоссолалии» — это контаминация теорий творения и бытия мира, где вершина — антропософия Рудольфа Штейнера, антиномичная пара — «христианство ^ ведизм», а зороастризм — одно из множества основа­ний.

Пространство поэмы охватывает четыре этапа миросозидания. За три космических дня из эфира — Энергии Абсолюта — танцующий Бог создаёт Са­турн, Солнце и Луну. Четвёртый день — рождение Земли по ветхозаветной мо­дели: Элогим творит мир силой Логоса, и Элогим есть Логос. В точках каса­ния ведизма и христианства с авестийским основанием возникает ассоциатив­ный ряд «танец — пантомима — жест — слово», что обусловлено зороастрий- ской аксиомой «чистых идей» — прообраза всего сущего. Логос не есть слово в предметном контексте, скорее жест, возникающий из ритуального танца эвритмисток и выражающий волеизъявление Творца: «Элогимы стремят на нас безглагольные взоры свои; и творят нам «Начала»: то было в начале зем­ли». [3]

Мотив безглагольного в творчестве Белого возникает наряду с редукци­ей восприятия: стихотворение «Ночь-Отчизна» (1908): В тот час, как хаос отверзают С отчизны хлынувшие сны. Слетают бешено в стремнины, — В тьмы безглагольные краи…

Тьма олицетворяет древнее, неизведанное, сокрытое от глаз, а безгла­гольное, как правило, воплощает духовное начало: Лучом безглагольного взора Согреет сошедший Христос. (Родина, 1917)

Это объясняет «незнание автором языка, на котором он говорит», без­глагольного языка откровений: «За оболочкой позднейшего звука мятутся старинные шумы — в глухонемой темноте» [3], поэтому тайное открывается «на интуитивном уровне» [1, 529-531], как озарение.

Андрею Белому, обладавшему абсолютным поэтическим слухом, «тво­римый космос» является через звукообразы, теософская идея проецируется на звуковое полотно и возникает новая линия ассоциаций — «слово — звук — му­зыка — танец». Пожалуй, «Поэма о звуке» стала тем самым «шестым доказа­тельством» идеи «Долой музыку!», возникшей у Белого в момент творческой дисгармонии, утверждением «музыкального пафоса души как источника творчества». [1, 520-528] Поэтому позволим себе не согласиться с господи­ном Вольфингом, утверждавшим, что «в отношении звуковых колебаний не­льзя видеть форму музыки, как поэтической формы в комбинации гласных и согласных». [1, 89-101] Также опрометчиво инкриминировать Белому созда­ние «музыкальной религии», так как под религией писатель понимал теур­гию, а музыка воспринималась как астральная. Тем не менее, это не отрицает мелодической организации поэмы, где немалую роль играет ритм, который рассматривается как первооснова искусства эвритмии, а затем используется в качестве приёма ритмической прозы, стилизации под «духовный» текст: «Так и слово, которое — буря расплавленных ритмов звучащего смысла; толщею кремнистых корней эти ритмы окованы; пылкий смысл утаен…» Или же: «Ви­дел я эвритмисток (близ купола, крепкого звуком): их шарфы метались; и ду­гами крылий качались их руки; и опускались их шарфы; бывало, стоит та и эта, протянет к нам руки, рисуя далекие звуки». [3]

Автор определяет «Глоссолалию» как «импровизацию на несколько звуковых тем» [3], доминанту которых составляет фонологическая космого­ния. Следовательно, архитектоника поэмы формирует круг, что обусловлено цикличным построением текста по принципу музыкальных вариаций. Фигура круга не случайна: круг (или шар) является универсальным космическим ар­хетипом и допускает множественность прочтений.

Он символизирует пламенное кольцо, в котором танцует Шива — «танец мира, движимый танцем Бога в нём», «Великое Время», Космос и Вселенское Сознание, а также яйцо как индуистский прообраз мира, в том числе и звуко­вого: «В яйце, согреваясь теплом, созревают согласные».

Круг — модель всех упоминаемых в поэме светил: «пышущий шар» Са­турна, «световое колесо» Солнца и «зерцало» Луны.

Шар есть подобие микро- и макрокосма: купол нёба («о») и купол неба («О»), при этом внутри сферы действуют «два жеста сил: с периферии к цен­тру, к периферии от центра». [3]

Через круг соотносятся два мира: земной, как «момент мирозданий», точка в кругу миров, и звуковой, где понятие — точка «в круге суждений». Всё стремится выйти из круга. Дух человека, чтобы слиться с мировой ду­шой, обрести Рай (выход из круга в данном случае можно рассматривать как выход из сансары) и сознание художника, чтобы обрести Фантазию и найти путь в Аэрию, которая «там, за огненным облаком». [3] Стремление к высше­му лежит через преодоление границы круга, которая делит пространство на реальное и ирреальное.

Наконец, круг определяет схему эволюции: возвращение к моменту со­творения после апокалиптического хаоса: «Видел я эвритмистку; танцовщицу звука; она выражает спирали сложенья миров». [3] В этом суть всех дуали­стических концепций — чередование хаотичных и гармоничных состояний.

Так, объединив две фигуры, можно увидеть идеограмму «Глоссолалии» — смысловой треугольник, заключённый в круг формы, она же преобразован­ная мандала, состоящая из двух компонент: сакральной и космической, ис­ключая материальную. «Мы подходим к возможности изображать звуки сло­ва в орнаменте линий» [3], но графический дискурс поэмы составляет отдель­ный предмет исследований, выходящий за рамки доклада.

«Звук мы можем записывать в линиях, можем танцевать, можем строить в нём образы». [3] Круг бесконечно разнообразных звукообразов и есть глоссолалия — утерянный ностратический язык человечества. Но гряду­щее пророчит нам «братство народов: язык языков разорвёт языки; и — свер­шится второе пришествие Слова». [3]Всё вернётся на круги своя: начало сой­дётся с концом, экспозиция перейдёт в коду, гармонизируя поистине музы­кальный текст.

СТРУКТУРА И ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ РОССИЙСКИХ ПАРТИЙ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ПАТРОН КЛИЕНТНЫХ ОТНОШЕНИЙ.

Кожина Ю.В.

Студент, Волгоградская академия государственной службы

Любые политические организации представляют собой союзы индивидов, которые могут приобретать различные формы: клиентелы, иерархические структуры, гражданские союзы, клубы единомышленников[4, 8]. Партии же сочетают в себе все признаки вышеперечисленных форм.

Во-первых, любая партия претендует на формулирование интересов общества в целом и определяет себя как сообщество единомышленников. Во- вторых, партия выполняет представительную функцию. В-третьих, она должна быть образована в виде четкой иерархической структуры, в которой разделены полномочия между отдельными ее подразделениями и налажена согласованность их действий. В-четвертых, любая организация будет эффективна лишь в том случае, если во главе ее будет находиться яркий лидер, следовательно, элементов клиентельности во внутрипартийной жизни не избежать.

В 90-е г.г. в результате приватизации властных ресурсов распавшейся номенклатуры в России сложился социальный порядок и властвующий слой — «новый патронат» [1, 122], занявший основные позиции в партийно- политических структурах. В итоге электоральный потенциал партий стал определяться не содержанием их политических программ, а имиджем своих лидеров. Административная иерархия и клиентарные сети, как правило, оказались необходимой и достаточной основой для консолидации региональных правящих режимов, в том числе для разрешения внутриэлитных конфликтов.

Институт клиентарных связей в повседневной жизни «верхов» и «низов» российского общества рассматривается как более эффективный, чем официальные институты. Это приводит к тому, что население голосует не за партию как таковую, а за определенного «патрона», в лице которого люди видят покровителя и гаранта своего благополучия.

Внутри российского патроната существует конкуренция, которая стимулируется и оформляется выборами. Основными игроками здесь выступают «авторитетные люди» и персонально ориентированные «команды», которые всегда ищут покровительства и периодически меняют покровителей.. Вертикальные связи в политической сфере на выборах, даже работая на полную мощность, обнаруживают ограниченность своих возможностей — чем больше размер избирательного округа и более опосредованы отношения между политическим актором и избирателями, тем ниже эффективность вертикальных связей. Чтобы в российских условиях достичь успеха в более широком масштабе, политический лидер должен действовать так же, как в локальном пространстве: торговаться и договариваться непосредственно с избирателями, не особенно полагаясь на нижестоящих руководителей. Поэтому персонализм и популизм становятся атрибутивными свойствами российских партий.

Аналитики отмечают предельно персонифицированный характер, региональных выборов, когда независимо от названия партии все решала фигура лидера списка. К примеру, «Единая Россия» улучшила результаты по сравнению с федеральными выборами 2003 года только в тех регионах, где ее списки возглавляли лично губернаторы. Соответственно, и Коммунистическая партия Российской Федерации (КПРФ) обеспечила себе триумф только там, где ее списки возглавляли региональные харизматики [5]. Люди голосе.п не за партию, а за узнаваемого политика. Особенно рельефно электоральную эффективность политического клиентелизма иллюстрирует избирательная кампания партии «Единая Россия» по выборам в Государственную Думу пятого созыва. До 1 октября 2007 года рейтинг партии по данным социологических опросов составлял 36%. После 1 октября, когда В.В.Путин, объявил о намерении возглавить список партии, ее рейтинг стал стремительно расти и к 4 ноября составил 60%.

Напрашивается вывод, что будущее современных российских партий будет определяться временными рамками политического режима, частью которого они являются, а также общими законами воспроизводства и эволюции клиентелы как формы социальной организации. Соответственно этим законам жизненный цикл клиентелы включает: 1) подготовительную фазу, смысл которой в достижении такого объема властных полномочий, который обеспечивает монопольный контроль над ресурсами определенной административной единицы, сегмента рынка или социальной группы; 2) конституирование собственно клиентелы, когда патрон-клиентные отношения обретают органичную для нее договорную основу о взаимном обмене ресурсами и услугами; 3) фазу развития клиентелы путем ее дифференциация и интеграции, отладки внутрисистемных связей, когда ресурсы прирастают, круг клиентов расширяется; 4) кризис клиентелы, который наступает в результате исчерпания ресурсов патронажа, кризисов легитимности, управляемости, участия, а также вследствие приватизации структурных элементов клиентелы людьми, их возглавляющими.

Кризис может развиваться по нескольким сценариям:

а) вырождение клиентелы в деспотию;

б) либерализация, итогом которой является пересмотр договора в пользу клиентов, привлечение новых клиентов;

в) «опрокидывание» клиентелы, когда патрон и клиент меняются местами;

г) «потеря суверенитета» вследствие поглощения клиентелы другой, более сильной;

д) маргинализация клиентелы, ведущая к ее фрагментации, вырождению и распаду.

Таким образом, у современных российских партий, для которых клиентелизм является базовой матрицей самоорганизации, есть два пути: либо они эволюционируют в сторону внутрипартийной демократии и представительства интересов социальных групп, либо вырождаются в маргинальные группы и исчезают с политической арены вместе со своими лидерами.

Литература

  1. Афанасьев М.Н. Клиентела в России вчера и сегодня / Полис, 1994, № 1.
  2. Афанасьев М.Н. Клиентелизм и российская государственность. М.: Московский общественный научный фонд, 2000.
  3. Дюверже М. Политические партии/пер.с франц.-М. Академический Проект, 2000.
  4. Коргунюк Ю.Г., Заславский С.Е. Российская многопартийность: становление, функционирование, развитие.. М., 1996.
  5. Александр Кынев: Избирательная реформа Владимира Путина и региональные выборы 13.3.2007.
  6. Римский       В.Л. Бюрократия, клиентелизм и коррупция в России//Общественные науки и современность, 2004, № 6.
  7. Рябов      А. Партия власти//Апология, 2005, № 8.

Концептуальные основы современного учебного заведения

В настоящее время в связи с созданием довольно многочисленных и различных по своей сути инновационных учебных заведений сложилась

противоречивая ситуация: разнообразие как самих учебных заведений (гимназии, лицеи, колледжи, различные экспериментальные школы, площадки и пр.), так и специализация (более или менее ранняя) внутри самих этих учебных заведений, с одной стороны, активизируют и способствуют развитию интеллектуальных способностей учащихся этих учебных заведений, что, несомненно, является положительной стороной происходящего процесса, — с другой стороны — подобная специализация, разнообразие форм обучения, образовательных программ, используемых преподавателями этих учебных заведений, практически никак не учитывают движения (по желанию — смена интереса, ориентации, — или вынужденно — переезды, отсутствие способностей и пр.) учащихся (как переходы между различными специализированными классами внутри одного учебного заведения, так и между разными учебными заведениями), а также неизбежно приводят к перекосам в общей системе образования в сторону профильных дисциплин за счет увеличения учебных часов, насыщения программ и/или повышения нагрузки учащихся, что, естественно не может не затронуть уровня обучения и качества знаний по остальным, непрофильным для данного класса (учебного заведения, группы учащихся) предмета. Сказанное в той или иной степени проявляется в любом учебном заведении. Для решения возникающих проблем реализуется весь спектр путей, от абсолютного их игнорирования, до создания сети спецкурсов, факультативов, консультаций, несущих, кроме развивающих также адаптивные и корректирующие функции.

Часть возникших проблем может решить введение на законодательном уровне государственных и региональных образовательных Стандартов по всем учебным дисциплинам, регламентирующих обязательный уровень знаний, умений и навыков учащихся.

Для адекватного практического воплощения в каждом конкретном учебном заведении идей всестороннего, гармонично сбалансированного, развивающего обучения, построенного с ¿максимальным учетом интересов и способностей учащихся, очевидна необходимость создания комплекса, состоящего из следующих, равноценных по важности компонентов:

А

  • единая образовательная концепция;
  • рациональные учебные планы как обязательных, так и факультативных дисциплин;
  • реализация концепции в программах учебных курсов;
  • удобное, физиологически и психологически обусловленное расписание занятий.

Б

  • соответствующая материальная база (помещения, мебель, учебные пособия, компьютерные классы, учебные мастерские и т.п.);
  • информационная база (учебная, справочная литература, возможность пользоваться современными информационными сетями).

В

  • библиотека художественной литературы;
  • музыкальные, художественные (репродукции) коллекции; возможность посещения концертов, театральных представлений, музеев и

Г

  • наличие высокообразованных и обладающих педагогическими способностями, заинтересованных в результатах образовательно- воспитательного процесса специалистов;
  • психологическое, медицинское обеспечение.

Каждый из выделенных пунктов требует подробной детализации и конкретизации, чего не позволяют сделать краткие тезисы.