Архивы за месяц Июль, 2011

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ И СМИ В ВЕНЕСУЭЛЕ

.

Филаткина Г. С.

Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова, факультет журналистики, Москва, Россия

Чем была известна Венесуэла раньше? Мировым рекордом по числу «мисс Вселенная», количеством запасов нефти и уровнем коррупции на всех уровнях власти и быта. «Клянусь этой умирающей конституцией…» — так 6 декабря 1998 г. начал свою присягу 52-ой президент Венесуэлы Уго Рафаэль Чавес Фриас. Индеец с африканскими корнями, Уго Чавес родился в крестьянской семье в венесуэльской провинции — случай небывалый в истории, так как обычно президенты латиноамериканских стран — выходцы из совершенно иных кругов. Президент в Венесуэле — это лицо, наделенное по конституции большими властными полномочиями, это главная властная структура. Именно поэтому между ним и средствами массовой информации страны складываются довольно непростые отношения.

После того, как Чавес занял пост президента, крупнейшие венесуэльские газеты «El Nacional» и «El Universal», телеканалы «Radio Caracas Televisión» (RCTV), «Globovisión» и «Venevisión» сразу сформировали блок, оппозиционный чавесовскому правительству. Если до Чавеса частные СМИ откровенно поддерживали государственную власть, то теперь их взаимоотношения стали складываться по следующей схеме: власть

<—- > СМИ (в этом случае государство давит на СМИ с целью соблюдения

законности и выражения собственных интересов) и СМИ <————- > власть

(давление СМИ, прежде всего частных, на власть для максимальной объективности информации или исполнение политического заказа по снижению рейтингов той или иной властной структуры).

Ведущие венесуэльские СМИ принадлежат крупнейшим медиа- холдингам и не контролируются государством. Поэтому они используют всевозможные средства для дискредитации власти, которые в целом типичны для манипулирования общественным сознанием (неполная информация, диффамация, очернительство, демонизация, тенденциозный отбор новостей, клевета и подтасовка фактов и т.д.). В то же время, оппозиционные СМИ, несмотря на все их издержки и недостатки, стали важнейшим сдерживающим фактором, не допускающим отхода от политического плюрализма и консолидации нового авторитаризма.

Однако Чавес, оставаясь относительно толерантным к негосударственным СМИ, не упускает возможности нанести им ответный удар. Первый из них был нанесен 23 мая 1999 г., когда команданте Ча начал вести собственную воскресную телерадиопередачу «Алло, президент» («Aló, Presidente»), транслируемую государственным каналами (в это время частные телеканалы показывают фильмы или повторяют те или иные передачи). Каждое воскресенье в течение 6-7 часов без перерыва Чавес рассуждает о важных вопросах внутренней и внешней политики, задает вопросы своим министрам, общается с местными жителями, рассказывает анекдоты, исполняет популярные народные песни, посылает воздушные поцелуи, читает собственные стихи, цитирует отрывки из своего любимого романа «Отверженные» Виктора Гюго, рассказывает о своем последнем телефонном разговоре с Фиделем Кастро. Принимая образ доброжелательного учителя, Чавес с помощью своей передачи пропагандирует достижения «мирной боливарианской революции», разъясняет принципы «социализма XXI века», который он стремится построить, а также разоблачает деятельность оппозиции. Сам формат передачи, подразумевающий еженедельное общение президента со своим народом «на равных», не имеет аналогов в мире. Профессионалы называют передачу «Алло, президент» одной из самых удивительных политических передач в мировом аудиовизуальном пространстве.

В апреле 2002 г. в Венесуэле произошел государственный переворот, который был с восторгом встречен коммерческой прессой. Оппозиционные СМИ не ставили перед собой задачу излагать факты, информировать или просвещать читателя, их основной целью было добиться отставки президента. «El Nacional» и «El Universal» называли Чавеса авторитарным правителем, который довел страну до нищеты и свертывал демократические свободы граждан, а частные телеканалы («Globovisión», RCTV, «Televen», «Venevisión») искажали происходящие в стране события: они показывали пустые улицы, снятые ранним утром, торговые центры, закрытые своими хозяевами, и сводили всю венесуэльскую реальность к нескольким тысячам демонстрантов, которые поддерживали забастовку руководства государственной нефтяной компании Венесуэлы PDVSA. Государственные телеканалы были отключены от эфира. Несмотря на это, у Чавеса оказалось больше сторонников, чем у оппонентов, и они помогли ему вернуться к власти, от которой его незаконно отлучили.

После переворота «античавесовский» уклон в прессе усилился. Андрес Мата, редактор «El universal», так писал о президенте: «Мы все знали о его душевном нездоровье. Мы знали, что он проявит себя как полное ничтожество, когда начнется настоящая битва, однако никто не догадывался, что у него совсем нет совести… Говорят, что история может возвысить или похоронить государственных мужей. Для вас она зарезервировала шахту, куда вы последуете за теми венесуэльскими лидерами, которые прославились своими зверствами» [1]. Комментарий заканчивался следующей уничтожающей фразой: «Ваша одержимость стоила Венесуэле бесчисленных моральных и материальных потерь. Никогда на этой земле не было так много безумства» [1].

Однако президент продолжал наступать на неугодные правительству частные СМИ. В противовес им 24 мая 2005 г. была создана телевизионная компания «TeleSUR» (La Nueva Televisora del Sur), явившаяся первой и единственной «тропической CNN», принадлежащей латиноамериканцам (кроме Венесуэлы, в финансировании компании принимают участие правительства Аргентины, Боливии, Кубы, Никарагуа и Уругвая). Сигнал «TeleSUR» транслируется через спутник, и его можно принимать в Южной Америке, Соединенных Штатах, некоторых странах Западной Европы и Северной Африки. В ее сетке вещания 40% времени отдается информационным программам. «TeleSUR», или «Telechávez», как ее иногда называют, также транслирует документальные и художественные фильмы, репортажи о культурных событиях. Канал изначально был задуман как некоммерческий проект, поэтому на нем отсутствует реклама.

Создав крупную телекомпанию, Чавес не изменил своей наступательной тактике. В 2005 г. был издан закон «Об ответственности радио и телевидения перед обществом», цель которого состоит том, чтобы гарантировать всестороннее социальное развитие детей с помощью радио и телевидения. Закон разделяет сутки на три части: защищенные часы (6:00-20:00), контролируемые часы (20:00-23:00) и «взрослые» часы (23:00-5:00), и определяет типы материалов, которые в определенные часы не подходят по своему содержанию для детской аудитории. Так, в контролируемые часы не разрешается транслировать передачи, эксплуатирующие интерес к насилию, жестокости и т.д. Кроме этого, по закону СМИ могут подвергнуться большим штрафам или вовсе потерять лицензию за распространение информации, считающейся угрозой национальной безопасности. Последнее произошло с самой крупной венесуэльской ТВ-станцией «Radio Caracas Televisión» (RCTV), которая в 2007 г. была лишена лицензии из-за критических выпадов телевизионщиков в адрес проводимой Чавесом политики. Несмотря на то, что значительную часть программной сетки RCTV занимали «мыльные оперы» и развлекательные шоу, этот телеканал имел репутацию оппозиционного.

После закрытия телеканала забили тревогу международные организации, которые, в особенности американские, давно говорят о том, что в чавесовской Венесуэле нет свободы слова, а есть только контролируемая государством антиамериканская пропаганда, хотя на самом деле частных СМИ в стране гораздо больше, чем государственных, поэтому оппозиции в Венесуэле удается контролировать до 95 % всего медиарынка. Даже популярность частных телерадиокомпаний выше, чем государственных: до закрытия RCTV и «Venevisión» собирали почти 60 % аудитории, тогда как государственная телесеть «Venezolana de Televisión» (VTV) — всего 15-20 %. Однако Международный институт прессы заявил, что закрытие RCTV — это тоталитарная цензура, позорная попытка заткнуть голос оппозиции и нарушение прав каждого человека на поиск, получение и передачу информации и идей через какие-либо медиа (Article 19 of the UN Universal Declaration of Human Rights). Такой же вывод сделал Комитет по защите журналистов (The Committee to Protect Journalists) и организация «Репортеры без границ» (Reporters Without Borders (RWB)). История с RCTV закончилась тем, что 22 января 2009 г. телесеть продолжила вещание, но уже как кабельная и под новым названием — «Radio Caracas Televisión Internacional» (RCTV Internacional).

В 2007 г. Уго Чавес национализировал крупнейшую в Венесуэле телекоммуникационную компанию «Compania Nacional de Telefonos de Venezuela» (CANTV), акционером которой являлась американская фирма Verizon Communications Inc. CANTV обслуживает 3,2 миллиона линий фиксированной связи, 6,7 миллионов абонентов мобильной связи и предоставляет почти 600 тысячам клиентов доступ в интернет.

Но простой национализации крупнейшей телекоммуникационной компании Чавесу показалось мало. С января 2009 г. президент Венесуэлы начал вести собственную колонку «Строчки Чавеса» («Las Líneas de Chávez»), которая выходит 3 раза в неделю в 28 венесуэльских газетах, включая такую крупную газету, как «Últimas Noticias». «El Universal» и «El Nacional» отказались публиковать колонку президента. По мнению Уго Чавеса, публикации в газетах станут еще одним оружием в идейной войне. Вполне возможно, Чавес решил заняться публицистикой, подражая своему давнему кумиру — лидеру кубинской революции Фиделю Кастро, который также ведет собственную колонку «Reflexiones del compañero Fidel» в официальной газете «Granma».

Чавесовская колонка должна служить для оппозиционного блока примером мирного обсуждения насущных проблем, без применения всевозможных психологических уловок. Такого мнения придерживается Элеазар Диас Рангель, директор газеты «Últimas Noticias», в которой Чавес опубликовал свою первую статью 28 января 2009 г. Стиль, которым пишет Чавес, доступен для широких масс населения, а также очень убедителен. Статья президента содержала минимум фактического материала (в основном Чавес приводил примеры из истории, связанные с именем Симона Боливара), но она оказывает большое идеологическое влияние, поскольку насыщена элементами, которые традиционно присущи социалистической пропаганде. В первой статье Чавес с глубоким чувством патриотизма говорит о своей любви к родине, беспокоится за ее будущее. По существу, пишет Чавес, он солдат, революционер, и поэтому привык ставить стратегические цели и выполнять их. Он пишет о своих противниках, как о людях, стремящихся превратить страну в колонию, в послушную другим интересам республику. Но таких — меньшинство, «они — антиВенесуэла, антиБоливар, они — отрицание, они — не родина… Те, кто хочет видеть родину, идите со мной! Те, кто пойдет со мной, будет иметь настоящую родину!» [5, 8].

15 февраля 2009 г. на состоявшемся референдуме большинство граждан высказались за предложенные Чавесом конституционные поправки, которые позволяют президенту переизбираться на свой пост неограниченное число раз и увеличивают президентский срок с шести до семи лет. За отмену ограничений на переизбрание высказались 54 % проголосовавших, против — 46 %. Таким образом, Уго Чавес, недавно справивший десятилетие пребывания у власти, сможет выставить свою кандидатуру на предстоящих выборах 2012 г. Если он победит, то останется президентом Венесуэлы как минимум до 2019 г.

Сегодня венесуэльские СМИ, как это ни парадоксально, одни из самых свободных в Латинской Америке. Как государственные, так и частные СМИ сильно ангажированы. Но благодаря их соперничеству аудитория имеет большее разнообразие и возможность выбора, чем где-либо в Америке, включая США, где доминируют олигополии, порой откровенно работающие на «правых» во время выборов, как, например, в Мексике и Коста-Рике, или в Бразилии до 2002 г.

ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ГУМАНИЗАЦИИ ГНОСЕОЛОГИИ

I. Важнейшим событием XX в является формирование нового предмета познания — отдельных социотехнобиогеоцено- зов и их планетарной распространенности. Социотехнобиогео- ценозы гетерогенны (комплексны), внутренне расчленены. Их компоненты — подсистемы, функционально субординированы. Люди в таких субстратно неоднородных целостностях не проти­востоят им и их подсистемам, а становятся их органической частью Включается в содержание целостностей и окружающая природа. В них отсутствует однонаправленная детерминация компонентов. Каждый из этих последних автономен и зависим от других частей единого целого. Сами комплексы характеризу­ются неповторимостью (что не исключает возможности их типологизации).

2. Существует, по крайней мере, два подхода к познанию рассматриваемых комплексных систем.

2.1.      Традиционные сенсуалистический и рационалистичес­кий. Сторонники этих подходов исходят из абсолютно противос­тоящих друг другу субъекта и объекта. Их идеал — объективная истина Условиями достижения этой истины являются: исклю­чение субъективного; абстрагирование от неповторимости ре­ального человека и окружающей среды. Такое абстрагирование порождает отчуждение от предмета познания, теоретическое безучастное сознание Это, в свою очередь, приводит к факти­ческой обособленности гносеологии от идей гуманизма.

Исследование систем сторонниками названных подходов осуществляется на путях аналитического их расчленения. Син­тез используется, но преимущественно формально логический.

Охарактеризованный подход познания гетерогенных (ком­плексных) систем необходим. Однако присущие ему отчуждение и обособленность от гуманизма мешают удовлетворить выро­сшие запросы на знания об этих системах.

2.2.          Другим подходом к исследованию социотехнобиогео- ценозов является, по моему мнению, гуманистический. Основ­ным в этом подходе является отражаемое в соответствующих категориях диалогическое, участное и соучастное взаимоотно­шение между компонентами комплексов, инициирование на этой основе их внутренних закономерностей самоорганизации, отра­жаемое в соответствующих категориях. И поскольку диалогич­ное ть в рассматриваемой ситуации становится заданностью, долженствованием, участно-действенным переживанием, воз­никает проблема диалога с «неговорящими» элементами ком­плексов «Интересы» этих элементов могут представлять и люди, заинтересованные в их сохранении и развитии, или оубьект, отстаивающий свои интересы, и вместе с тем, — с той же степенью заинтересованности и ответственности интересы всех компонентов комплекса. Здесь возможна ситуация, анало­гичная той, которая возникает в работе ученого, создающего теорию. В процессе такой работы разворачивается «внутренняя диалогика теоретического интеллекта», а сам теоретик выступа­ет как «логическое многообразие» (многообразие внутренних собеседников, как предопределение теорий и творчества вооб­ще).

В процессе диалога учитываются все «за» и «против». Его нельзя выиграть только в интересах одной стороны (одного элемента). Главным содержанием диалога является выявление потребностей компонентов и реализация многоуровневой опере- жающей адаптации. В процессе такого познания осуществляет­ся, по моему мнению, восполнение (дополнение) истины (при сохранении ее автономности) до «правды» и «понимания» как существенных категорий гуманистического в гносеологии.

3. Содержанием категории «правда» является знание того; что есть на самом деле, правильное представление о комплексе: о состоянии живых и косных компонентов, о поступках людей, о жизненных обстоятельствах, в которые они попадают. «Прав­да», вместе с тем, включает в себя идеал взаимоотношения компонентов социотехнобиогеоценозов, основанный на внут­ренних закономерностях и принципах справедливости. Знание- правда принудительно значима для субъекта познания — гума­ниста. Она становится его позицией конкретно-действенного долженствования.

Не менее существенным моментом рассматриваемого под­хода является восполнение суммы полученных на аналитичес­ком пути истин до «понимания», до постижения смысла и значения самоорганизации и стабилизации социотехнобиогеоце­нозов, до ощущения ясной внутренней связанности и организо­ванности их компонентов Без понимания невозможны диалог, координация действия, осмысленные воздействия.

Известно, что понимание выступает в различных формах. Основными являются мысленное объединение в упорядочен ную логическую систему механически перемешанных фактов; видение связанности и осмысленности поведения людей, соци­окультурных событий, поведения животных, явлений природы;

Ш

«сопереживание», «вживание», «вчувствование» (В.Дильтей), идентификация и т.д. Результатом понимания является смысл. Он уникален для субъекта и определяется, в конечном счете, независимыми от индивида условиями. Согласен с М М.Бахти­ным, который считает, что понять предмет — значит понять мое долженствование по отношению к нему (мою должностную установку), понять его в его отношении ко мне в единственном бытии событий, что предполагает не отвлечение от себя, а мою ответственную участность. Только изнутри моей участности может быть понято бытие как событие, но внутри видимого содержания в отвлечении от акта как поступка нет этого момента единственной участности.

4          Сказанное ранее с неизбежностью приводит к необходи­мости самоизменения субъекта познания из отчужденного по отношению к объекту (предмету) познания в гуманное.

Гуманность в познании — позиция в значительной мере не столько новая, сколько забытая. Еще А.Августин считал, что мы «познаем настолько, насколько любим». Однако в современной теории познания она требует восполнения познавательной компоненты компонентами эмоциональной и поведенческой (действия) Известно, что гуманность, как система установок личности на социальные и природные объекты, представлена в сознании состраданием и сорадованием. Поэтому-то в деятель­ности она реализуется в актах содействия, соучастия, помощи.

Для гуманистов характерно рядоположение самых разных духовных позиций в процессе принципиально незавершенного внутреннего диалога

5          Еще один весьма существенный гуманистический аспект познания социотехнобиогеоценозов — их архитектоника. Ее можно рассматривать с позиций диалектического отрицания и антропоцентризма. В этом случае социальная подсистема стано­вится ведущей, способ производства материальных благ — определяющей силой, а потребности людей — детерминантой способа производства Места для удовлетворения потребностей живого и косного компонентов (биогеоценоза) комплекса не находится. Названные компоненты рассматриваются как сня­тые, подчиненные и низшие по уровню развития, в сравнении с социальным.

По моему мнению, есть иной, более адекватный сути гуманизма, подход к решению рассматриваемого аспекта. Осно­вой этого подхода я считаю закон наименьших. Его существо в том, что структурная устойчивость всякой системы как целос­тного образования определяется во всякий момент наименьшей относительной устойчивостью и наименьшим относительным сопротивлением его частей.

Наименее устойчивой и наименее сопротивляющейся частью социотехнобиогеоценоза является биогеоценоз. А в биогеоцено­зе наиболее деятельной частью является фитоценоз. В послед­них же — эдификаторы (создатели, строители) растительных сообществ, определяющие строение, а также видовой состав растительного и животного сообществ. Вполне естественно, поэтому, поставить вопрос об определяющей роли для социотех- нобиогеоценозов не способа производства материальных благ и потребностей людей, а живой, органической материи, конкрет­нее — фитоценоза.

В более широком плане это ставит вопрос о необходимости ориентации в самоорганизации и стабилизации социотехнобио- геоценозов на ценности, а не на потребности.

Определенной степенью свободы от внешней детермина­ции человек обладает именно благодаря смыслам и ценностям.

В качестве вывода можно утверждать, что в гуманистичес­ком подходе интегрируется и мышление, и чувствование, и деяние (поступок), ориентированные на гуманистические цен­ности.

6. Неполнота, недостаточность традиционных гносеологи­ческих подходов (теоретизма и теоретических обобщений) в познании социотехнобиогеоценозов ставит вопрос о нетеорети­ческих, «инонаучных» источниках развития гносеологии — герменевтике, этике, эстетике и о «диалоге» с ними.

АКТУАЛЬНОСТЬ РАЗВИТИЯ ФРАНЧАЙЗИНГОВЫХ ОТНОШЕНИЙ В СФЕРЕ ГОСТИНИЧНОГО БИЗНЕСА В ИРКУТСКОЙ ОБЛАСТИ

Сегодня индустрия гостеприимства является вторым по значению ра­ботодателем на мировым рынке рабочей силы. Отрасль гармонично объеди­няет предприятия в родственных сферах экономики — отели, рестораны, тури­стские предприятия, национальные парки и пр. — с разнообразными способа­ми владения и управления. Глобализация индустрии сопровождается разви­тием современных управленческих форм: партнерство, договоры аренды (ли­зинг), управление по контракту. Одним из таких механизмов стратегического управления представляется франчайзинг. Многолетняя практика применения франчайзинга в гостиничном и ресторанном бизнесе развитых стран убеди­тельно доказала его чрезвычайную деловую эффективность, которая базиру­ется на методиках тиражирования по определенным технологиям проверен­ных практикой концепций бизнеса.

Идея франчайзинга опирается на противоречивое единство зависимо­сти и независимости партнеров друг от друга. Зависимость обусловлена тем, что франчайзер предоставляет франчайзи раскрученную торговую марку, маркетинговую, информационную, технологическую, а в некоторых случаях и финансовую поддержку [1]. Таким образом, франчайзи получает возмож­ность с меньшими издержками открыть собственный бизнес, но при этом бе­рет на себя обязательства:

  • действовать в соответствии с рыночной стратегией франчайзера, с его правилами планирования и организации управления;
  • соблюдать технические требования, стандарты и условия обеспе­чения качества;
  • участвовать в программах обучения и развития производства.

Независимость обусловлена тем, что франчайзи является самостоя­тельным юридическим лицом, административно не подчиняется франчайзеру и целиком отвечает за экономические результаты своей работы.

Во взаимоотношениях франчайзинга возникает тройное преимущество: франчайзер выигрывает потому, что закладывает прочный фундамент для своей компании, франчайзи — потому что может воспользоваться проверен­ными экономическими методами франчайзера, потребитель — потому что по­лучает товары и услуги высокого качества.

История использования франчайзинга в европейской, американской и российской индустрии гостеприимства демонстрирует высокую эффектив­ность и популярность этого механизма среди предпринимателей. К сожале­нию, сегодня в России преобладающее количество франшизных предприятий сосредоточено в Москве и Санкт-Петербурге.

Создание конкурентоспособного предприятия в области индустрии гостеприимства сопряжено с привлечением значительных стартовых ресур. сов: финансовых, инфраструктурных, информационных, интеллектуальных.

Иркутская область по совокупности природных, климатических и эко­номических ресурсов является привлекательной для развития индустрии ту- ризма (туристских комплексов, гостиниц, ресторанов и пр.). Приведение ин­дустрии гостеприимства к уровню мировых стандартов требует привлечения значительных инвестиционных ресурсов. Геополитическое положение Ир­кутской области наряду с отсутствием гарантий со стороны областного и го» родского бюджетов является препятствием на пути проникновения в регион внешних инвестиционных потоков.

Тем не менее, необходимость развития туристской инфраструктуры на уровне мировых стандартов на побережье Байкала является очевидным про­цессом, и дело только во времени и стабилизации экономических и полити­ческих факторов. Поэтому сегодня региону жизненно необходимы обосно­ванные маркетинговые исследования и инвестиционные проекты, прогнози­рующие развитие туристской инфраструктуры.

В качестве одного из альтернативных источников развития индустрии гостеприимства может быть рассмотрен механизм франчайзинга как инстру­мент создания конкурентоспособного гостиничного бизнеса в регионе.

Создание гостиничных цепей позволяет продвигать на мировой рынок высокие стандарты обслуживания туристов.

В процессе выхода на международный рынок туристских услуг весьма перспективным представляется воспользоваться чужим опытом, возведен­ным в степень стандарта.

В настоящей работе предпринята попытка оценить эффективность ор­ганизации гостиницы на основе франчайзингового договора в г.Иркутске. В качестве аналога из всего многообразия конкурентоспособных заведений средств размещения была отобрана гостиница Quality Hotel Tyumen в Тюме­ни, принадлежащая гостиничной цепи Choice Hotel International.

Компания Choice Hotels была создана на основе гостиничной сети Quality Inn, которая являлась пионером в предоставлении услуг средств раз­мещения с качественным обслуживанием по доступным ценам [2]. На сего­дняшний день она является одной из самых крупных франчайзинговых ком­паний индустрии гостеприимства в мире, объединяющей более 5000 гости­ниц, управление которой осуществляется двумя гостиничными корпорация­ми — Choice Hotel Europe и Choice Hotel International. В России в настоящее время сеть представлена всего одним отелем — Quality в Тюмени. Компания расширяет свою сеть путем франчайзинга, покупки и контрактов на управле­ние.

Первый в России Кволиги Отель «Тюмень» открыт в 1995 году. Управ­ление осуществляется на основе франчайзингового соглашения в соответст­вии с признанными европейскими стандартами. Отель расположен в самом центре г.Тюмень в непосредственной близости к административным и прави­тельственным учреждениям, банкам, торговым центрам и историческим па­мятникам, в 25 минутах от аэропорта и 10 минутах от железнодорожного во­кзала. В инфраструктуру отеля входят 230 комфортабельных номеров меж­дународного класса, конференц-центр, бизнес-центр, банкетные залы, ресто­ран, кафе, кондитерская, лобби-бар, ночные клубы, фитнесс-центр. На по­добных условиях в гостиничную цепь Choice Hotel International может быть включен отель в г.Иркутске.

Потенциальному инвестору может быть предложена организация гос­тиницы в форме полносервисного отеля экономического класса, который от­носится к международному классу Superrior Tourist, что соответствует 4 ка­тегории согласно ГОСТу РФ 500645-94. Гостиница предлагает услуги про­живания, питания, широкий спектр дополнительных услуг. Предполагается, что услуги гостиницы будут ориентированы на туристов, деловых людей и семейные пары со средним, выше среднего и высоким уровнем достатка.

Создание гостиницы может быть спланировано на базе здания, нахо­дящегося в историческом центре г.Иркутска на берегу реки Ангары и нуж­дающегося в капитальном ремонте. Общая площадь здания 6392 кв.м.

Стоимость реализации проекта оценивается в 2200000 $US (1500000 $US — внешние инвестиционные ресурсы, 700000 SUS — собственные средст­ва), которые планируется израсходовать на приобретение здания, его рекон­струкцию, покупку необходимого оборудования, взнос за вступление во франчайзинговое соглашение, оформление согласительной и разрешительной документации, на покрытие текущих затрат в стартовой фазе проекта.

В качестве основных конкурентов в г.Иркутске могут быть рассмотре­ны гостиницы «БайкалБизнесЦентра», «Солнце», «Ретро». Гостиница плани­ровалась как предприятие, которое либо находится в равных условиях, либо по качеству услуг превосходит все конкурентоспособные средства размеще­ния в городе.

Инвестиционные средства проектируются как кредит под 11,5% годо­вых сроком на 4 года.

Полученные в работе прогнозные результаты функционирования гос­тиницы даже в условиях минимизации доходной и затратной частей проекта демонстрируют привлекательность проекта для инвестирования. При ставке дисконтирования 11,5% дисконтированный период окупаемости составляет 48 месяцев, индекс прибыльности — 1,02, чистый приведенный доход — 46451 SUS, средняя по проекту норма рентабельности — 30,48%, внутренняя норма рентабельности — 13,02%.

Проведенный маркетинговый анализ и финансовые расчеты демонст­рируют, что при условии реализации франчайзингового соглашения на ир­кутском рынке может появиться фешенебельная гостиница, располагающая 42 комфортабельными номерами, рестораном, баром, предлагающая своим клиентам широкий спектр дополнительных услуг. При этом будет создано 30 рабочих мест.

Актуальность привлечения в Иркутскую область фраичайзинго- вых механизмов для развития бизнеса может быть обоснована следующими положениями.

  1. Байкальский регион представляется весьма перспективным для развития туризма, в том числе ставка делается на предоставление услуг на уровне мировых стандартов. Франчайзинг представляется наиболее дина­мичным механизмом, посредством которого высокие стандарты достаточно быстро тиражируются.
  2. В области сложился класс собственников, которые готовь» вложить значительные собственные средства в бизнес, который обещает принести значительные доходы.
  3. В органах местного самоуправления постепенно зреет понима­ние необходимости стимулирования инвестиционных процессов. При этом привлекаются как внешние, так и внутренние инвесторы.
  4. При разработке проекта анализировался опыт других регионов России (в том числе опыт Тюмени), в которых успешно реализованы проекты создания гостиничног о бизнеса на основе франчайзинга.
  5. Отель, созданный как структурное звено успешно функциони­рующей по всему миру цепи, с одной стороны, позволит за короткий период создать узнаваемый во всем мире образ высококачественного гостиничного обслуживания. При этом будут использованы отработанная система привле­чения и обслуживания клиентов, технологии ведения рекламной кампании. С другой стороны, образ Байкала, использование национальных и местных ко- лоритов, индивидуальный подход к клиенту позволят создать персонифици­рованную модель обслуживания клиента в рамках франчайзинговой модели.

Список использованных источников

  1. Шулус Л., Быченко Н. Франчайзинговые формы предпринимательства. //Российский экономический журнал.- 1998.- №1.- С.44-46.
  1. Уокер Д. Введение в гостеприимство. — М: ЮИИТИ, 1999. -463 с.

РАСПРОСТРАНЕНИЕ И ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ПРОИЗВЕДЕНИЙ Л.Н. ТОЛСТОГО В ЯПОНИИ

Серебренникова П. Н.

Студент, кафедра истории философии Уральский Государственный Университет имени Горького

Разработка проблемы интерпретации русской классической литературы в Японии очень актуальна, особенно в связи с современной политической ситуацией, когда между странами устанавливаются очень прочные торговые, экономические, политические, и, главное, культурные связи. С каждым годом в России появляются все новые и новые исследования, посвященные этой проблеме, возникают новые специализации в высших учебных заведениях, ориентированных на изучение японского я зыка и японской культуры. То же самое происходит и в Японии.

Что касается степени разработанности проблемы, то лишь небольшое число исследований посвящено вопросам влияния творчества Толстого на японскую литературу и общественную мысль конца XIX — начала ХХ веков, однако значение творчества Толстого для японской литературы и общественной мысли нашего времени еще не стало предметом специального исследования. Тем не менее, разработка этой темы стала очень актуальной именно в последние годы, но основы такого исследования были заложены еще В. М.Алексеевым, А.П.Баранниковым, Н.И.Конрадом. Другими очень яркими исследователями являются Лев Шифман, К.Рехо, В.И. Ожогин и др. Так же необходимо отметить и японцев-исследователей творчества Толстого: Фтабатэя Симэя, Нобори Сёму, Утиду Роана, Кониси Масутаро, Кимура Сёити, а также многих других, не только литераторов, но и социалистов, политических деятелей. Огромный вклад в развитие и распространение русской литературы в Японии внесли «Русские учителя» Иван Дмитриевич Касаткин (епископ Николай, возглавлявший русскую православную миссию в Японии), Николай Грей, Лев Ильич Мечников и другие талантливые исследователи.

А теперь я перейду непосредственно к проблеме Распространения и интерпретации произведений Л.Н. Толстого в Японии. Как только в Японии появляются произведения Толстого, они сразу же находят отклик в сердцах людей и в работах литературных критиков. Первые переводы Толстого и других русских литературных классиков появляются в Японии, начиная с 1890 года. По сообщению Нобори Сему, в этот период в Японии становится известным роман Толстого «Анна Каренина», изданный на английском языке. Огромную роль в процессе распространения русской литературы в Японии играет журнал «Сэкай Бунко», в котором впервые был опубликован перевод толстовской повести «Казаки», переведенной с английского языка. В 1894 году в приложении к журналу выходят рассказы Толстого, перевод был сделан Утидой Роан. До этого Мори Огай перевел «Люцерн» Толстого, Кода Рохан — «Севастопольские рассказы», Хаяси Такако — «Детство», Согаку Сэнси — «Два старика (этот первод был опубликован в журнале «Урано нисики»)». Но лучшим переводом Толстого японские литературные критики признали работу Одзаки Кое и Кинисити Мисатаро, которые познакомили читателей с «Крейцеровой сонатой».

Особенно популярной становится русская литература в Японии после 1905 года и революционных событий. С этого момента влияние русской литературы и даже в какой-то степени русской общественной мысли становится доминирующим в Японии. Этому способствует внутренняя обстановка в стране: распространяются социалистические идеи, растет самосознание трудящихся, которые ориентируются на русский пролетариат, а также увеличивается интерес к художественным произведениям, особенно русским.

С этого времени резко увеличивается количество переводов русских писателей, как с русского, так и с европейских языков. Переводятся главы из романа «Война и мир», «Казаки», «Детство», «Отрочество», «Утро помещика», «Воскресенье», ряд повестей и рассказов в переводе Токуда Сюко. Такой интерес к произведениям Толстого среди переводчиков был вызван очень высоким спросом на них среди читателей. По оценкам исследователей, тиражи произведений Толстого намного превышали тиражи японских авторов. Возможно, особый интерес к Толстому был вызван еще и его общественным положением в России: отлучение от церкви, гонения. Активная борьба писателя с войной сделали свое дело.

Таким образом, в конце XIX — начале XX веков японский читатель знакомится со многими произведениями русской литературы, которые начинают оказывать влияние на культуру и мировоззрение японцев.

С 1905 года творчество русских писателей начинают изучать более детально, принципы реализма стали утверждаться и в работах японских писателей. Практическая направленность русских литературных произведений обсуждалась во всех журналах, на её примере показывала, каким образом литература должна служить целям общества, что должно выдвигаться в произведении на первый план.

Один из японских критиков, Набори Сёму, исследовал в своих работах творчество Толстого и пришел к выводу, что Толстой, в первую очередь, художник, а не мыслитель или философ, и что литература именно та область, в которой талант Толстого раскрылся во всех проявлениях: «Толстой всегда был прежде всего художником и таковым он останется навеки сердцах людей всего мира… Он критикует, и его идеи, распространяясь повсюду, приводят в движение весь мир» [1,51].

Также Набори Сёму считает, что во всех произведениях Толстого ярко проявляется его разносторонность как мыслителя, а романы «Война и мир» и «Анна Каренина» — лучшие произведения мировой литературы. Хотелось бы привести его цитату: «В языке Толстого чувствуется биение сердца, движение души. Его язык чрезвычайно прост: картины, возникающие в вашем воображении при чтении произведений Толстого, изумительно точны; в самом повествовании, в расстановке и расположении частей произведения отсутствует какая-либо искусственность, натянутость. Рассказ Толстого обычно имеет характер эпического повествования и в тоже время построен так, что с самого начала читатель обнаруживает основную нить, которая и приводи к развязке»[1,53].

Работы критиков, не только Нобори Сёму, но также и Гёфу и Ринсэна повлияли на развитие реализма как на одно из литературных направлений в Японии. Так, Ринсэн выделяет основные черты русского реализма: высокие художественные достоинства, демократизм и народность. Он говорит, что еще одна характерная черта русской школы — развитие драматургии, что особо ярко выражается в произведении «Власть тьмы» Толстого. Важным для Ринсэна также является то, что русские писатели больше внимания обращают на то, насколько произведение соответствует реальной жизни, а не на чисто формальные особенности. Многие критики подчеркивают, что в этот период русская литература оказала особо сильное влияние на японскую литературу, что явилось толчком для систематического изучения и комментирования русских произведений в Японии.

Как только в Японии начало возрождаться издательское дело, сразу же, в числе первых был опубликован роман «Война и мир», а в декабре 1946 начало издаваться двадцати трех томное собрание сочинений Толстого.

Почему же именно к «Войне и миру» обратилась японская публика в послевоенный период? Почему Толстой является единственным европейским писателем, к которому в Японии отнеслись с таким вниманием? Критик Иваками Дзюньити считал, что одна из основных причин того, почему Толстой стал так популярен в Японии именно в период послевоенной катастрофы всеобщего опустошения, состоит в том, что японцам в это время становится очень близким безоговорочное, категоричное отрицание войны. Во время вооруженных действий на Тихом океане в Японии часто звучат слова Толстого о том, что война это «противное человеческому разуму и всей человеческой природе событие».

Мыслитель Хонда Сюго считает, что в романе «Война и мир» рассматриваются проблемы возрождения человеческой личности. Сюго посвящает этому роману монографический труд, в котором говорит, что в романе — искания человека, натолкнувшегося на стену реальности, метания души между свободой и необходимостью. Для Сюго смысл романа именно в возможности личности противостоять историческому фатализму. Он приводит в пример Кутузова, который, не смотря на приказы, не смотря на ожидания тысяч людей, не смотря на огромную ответственность, возлагавшуюся на него, приказывает отступать из Москвы без боя. Хонда вскрывает противоречие: если исторические события неизбежны, то зачем же люди пытаются понять их причину? Так как потребность отыскивать причины неотъемлемая часть человеческого сознания. Именно это противоречие — невозможность познать причины и непреодолимое желание их объяснить — именно это противоречие лежит в основе «Войны и мира», считает Сюго.

По мнению исследователей японской литературы, своим произведением Сюго выражает протест тем японцам, которые «опустили руки» перед лицом войны, перестали верить в свои силы и уступили «роковой необходимости». Поэтому Сюго говорит о познаваемости исторических законов, именно это, по его мнению, Толстой пытался донести до своих читателей. Но с такой интерпретацией романа не согласны многие критики, одним из которых является Есимото Рюмэй. Он очень резко критикует взгляд Хонды и называет его чуть ли не глупостью. Реализм Толстого, то, чем пронизан весь роман и за что его так любят читатели, полностью отвергается Есимото.

В послевоенное время роман Толстого, как утверждают исследователи, был популярен настолько, что становился для многих «спутником жизни». Так, можно привести слова японского студента, опубликованные в книге Окадзава Хидэтора в книге «Изучение Толстого»: «Моему нигилизму были близки одиночество Рильке и тревога Кафки (…). Я жил без надежд, без всяких жизненных принципов. И сами эти понятия — надежда, принципы— казались мне тогда смешными (…). Жизнь стала для у меня тяжким бременем. Совсем иной мир открылся передо мной, когда я впервые прочитал «Войну и мир» (…) Книга восхищала меня своей жизненной мощью. В ней не было философии отчаяния, с которой я постоянно встречался в книгах, прочитанных до сих пор (… ) Роман Толстого поколебал до основания мои прежние взгляды на жизнь»[2,2].

Хотя, все же, в японской критике, особенно прошлого века, положительных отзывов о творчестве Льва Толстого значительно больше. Так, критик Саэки Сеити подчеркивает вечную ценность творчества писателя, Актуальность его произведений независимо от эпохи. Хотелось бы привести его цитату: «Пусть себе спорят самовлюбленные критики о романах XIX и XX веков, о реализме прошлого, а я забываюсь, читая «Войну и мир», переносясь в мир живых образов толстовского романа… Это знаменитое описание неба над Аустерлицем… князь Андрей, истекающий кровью, а над ним высокое, высокое небо, плывущие пепельные облака….Под лучами осеннего солнца я читаю «Войну и мир» и ощущаю радость содержательной жизни»[ 3,2-3].

Другой пример такого отношения к творчеству Толстого мы находим в работах Ямамото Кэнкити, который называет его образцом художественности. Он выступает против дешевой беллетристики и говорит о необходимости учиться у классиков мировой литературы, таких как Толстой.

Отвечая на вопрос о том, почему Толстой оказал такое мощное влияние на духовную культуру Японии, можно предположить, что, во-первых, удовлетворяя насущную социальную потребность в отражении и осмыслении «эпохи ломки», он явился художественным зеркалом не только русской революции, но в известном смысле и японской буржуазной революции и последовавших за ней преобразований. В Японии в то время не было равного по масштабу Толстому своего мыслителя и художника, и потому она жадно потянулась к соседней России, где жил и творил «пророк» и «учитель». Социально-утопическое учение Толстого, которое, с одной стороны, «отличается такой силой чувства, такой страстностью, убедительностью, свежестью, искренностью, бесстрашием в стремлении „дойти до корня», найти настоящую причину бедствий масс» [4,40], а с другой — несло в себе «и аскетизм, и непротивление злу насилием, и глубокие нотки пессимизма» [5,102]объективно оказалось близко утопическим учениям Востока, в некоторых отношениях критическому учению Мотоори Норинага .

Во-вторых, творческий метод Толстого, как и ряда других русских писателей XIX века, имел определенное сходство с традиционными приемами японского искусства, эстетическим миросозерцанием Японии.

Литература

  1. Васэда бунгаку, 1908, №12. Перевод Б. В. Поспелова.
  2. Окадзава Хидэтора. Изучение Толстого, 1963.Цит. по: Японская литература. Исследования и материалы.
  3. Саэки Сёити. Молодой роман «Война и мир». Приложение к тому 38 «Библиотеки всемирной литературы, 1959. Цит. по: Японская литература. Исследования и материалы.
  4. Ленин В. И. Л. Н. Толстой и современное рабочее движение.— Полное собрание сочинений. Т. 20.
  5. Ленин В. И. Лев Толстой и его эпоха,— Полное собрание сочинений. Т. 20.