Архивы за месяц Август, 2011

ПРИНЦИПЫ ДОГОВОРНОЙ СВОБОДЫ, НАДЛЕЖАЩЕГО И ЭКОНОМИЧНОГО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ В ОТЕЧЕСТВЕННОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ

.

В предыдущих публикациях мы уже касались вопросов динамики принципов исполнения обязательств, а также особо останавливались на отдельных принципах исполнения, в частности принципе реального исполнения и принципе взаимного сотрудничества (кредиторского содействия). В продолжении этой темы хотелось бы остановиться на других принципах исполнения — надлежащего исполнения обязательств, недопустимости одностороннего отказа от их исполнения и одностороннего изменения их условий, а также экономичности их исполнения, однако начать хотелось бы с более общего начала — с принципа договорной свободы.

1. Важнейшим принципом договорных обязательств в условиях рынка выступает принцип автономии воли и производный от него принцип договорной свободы, с которым тесно связан принцип свободного перемещения товаров, работ и услуг. Принцип договорной свободы обнаруживал себя и прежде, в то же время в цивилистике советского периода не поддавались корректному определению через категорию свободно согласованного волеизъявления плановые договоры, а существовавшему тогда иерархическому типу хозяйствования соответствовал разрешительный тип регулирования. Развитие предпринимательства явилось мощным стимулом общего оживления договорной сферы, однако это лишь важное условие прямого законодательного закрепления данного принципа, а значит, и роль предпринимательских отношений, в которых нередко пытаются усмотреть едва ли не саму его предпосылку на самом деле не стоит абсолютизировать. Конкретное преломление принципа договорной свободы в современной цивилистике выражено двояко. Во-первых, данный принцип сформулирован как универсальный, причем степень и полнота его реализации в предпринимательской сфере оставляет большие сомнения насчет каких-либо ее преимуществ перед общегражданской сферой. Во-вторых, он знает изъятия, чго обусловлено наличием целого ряда более предпочтительных и значимых интересов публичного порядка и частных лиц, чем свободный и ничем не ограниченный торговый оборот. Попытки взаимоувязывания рыночной экономики и принципа договорной свободы не случайны и обусловлены самой идеей предпринимательства как самостоятельной экономической деятельности. Между тем поскольку режим абсолютного большинства отраслей права в значительной степени определяется властными актами государственных органов, механизм гражданско-правового регулирования, напротив, основан на юридическом равенстве субъектов, на использовании актов, исходящих от них самих, на признаках правонаделения и диснозитивности, а поэтому и самостоятельность выступает характерной чертой самого гражданско- правового метода регулирования общественных отношений, качеством, которому рельефно подчинена вся цивилистическая сфера.

2. Важнейшим принципом исполнения обязательств является принцип надлежащего их исполнения, реализация которого практически всегда обусловливает прекращение самого обязательства. С этим принципом тесно связан принцип недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательств и одностороннего изменения его условий. Совокупность и тесная взаимосвязь данных принципов является важнейшим элементом более общего начала, именуемого «договорной дисциплиной» или pacta sunt servanda. Последовательное претворение данное начало получило в советском гражданском праве, чему способствовали отсутствие в нем учения о clausula rebus sic stantibus и сильная роль планово-административных предпосылок. Принцип надлежащего исполнения связан с самим процессом исполнения, имеет адресатом должника, весьма общий характер и собирательный смысл, а поскольку большинство обязательств носит взаимный характер, его действие касается всех участников обязательств (в т. ч. и креди тора в части исполнения им кредиторских обязанностей). Изменения данного принципа были продиктованы потребностями рынка и коснулись самих критериев надлежащего исполнения, последовательности их расположения, а также ничем не обоснованного противопоставления правилам о надлежащем исполнении обязательств правил о их исполнении в срок (ср. ч. 1 ст. 168 ГК 1964 г., ст. 309 ГК 1994 г.). Поскольку принцип недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательств касается не только должника, но нередко и кредитора, постольку правило ст. 310 ГК следует распространять на любого участника обязательства, а ее наименование целесообразнее изменить, сформулировав его как «недопустимость одностороннего отказа от обязательства и одностороннего изменения его условий». Сегодня, как и прежде, рассматриваемый принцип может претерпевать офаничения лишь в случаях, прямо предусмотренных в законе, а в сфере предпринимательства его действие может быть также ограничено и условиями договора. Последнюю новацию легко объяснить ссылкой на потребности предпринимательского оборота, требующие более гибкое и мобильное регулирование, однако справедливость сохранения запрета на определение случаев одностороннего отказа от обязательства или изменения его условий в рамках общегражданского договора вызывает сомнения: если договор можно прекратить или изменить только в согласительном порядке (п. 1 ст. 450 ГК), то почему вопрос об этом, исходя из смысла ст. 310 ГК, следует поднимать только в момент соответствующей необходимости и нельзя приурочить к моменту заключения самого договора, заранее включив в его текст необходимые оговорки? Это не нарушило бы требование о необходимости соблюдения взаимной воли, поскольку вынесение столь необходимого согласования на более ранние стадии не меняет сути дела, да и в любом случае заинтересованная сторона имеет право на судебное обжалование действий другой стороны, что служит важной процессуальной гарантией защиты ее интересов. Отсюда и от преференции, установленной в ст. 310 ГК предпринимателям, следует отказаться, придав соответствующему правилу единый характер (ср. ч. 2 п. 2 ст. 57 Основ 1991 г.).

3. Несмотря на отказ последней кодификации от существовавшего ранее принципа экономичности исполнения обязательств, принцип экономичности — специфичный признак всей цивилистической отрасли, определяемый более общим принципом автономии волиу а потому свободой выбора того или иного варианта поведения, в т. ч. и по его стоимости. Поскольку вне состояния и условий свободы о принципе экономичности вообще говорить не приходится, проявлять себя он может лишь в условиях диспозитивности. На фоне диспозитивности его отличает универсальный характер: в вещно-правовой сфере он отличается известным признаком абсолютности, напротив, его проявление в обязательствах носит относительный характер. Возможность распространения принципа экономичности как на должника, так и на кредитора создает объективные предпосылки для его внутренней неоднородности: применительно к кредитору он должен подчиняться принципу недопустимости злоупотребления этим правом, применительно к должнику — принципу надлежащего исполнения обязательства. Экономичность в обязательстве представляет собой обязанность, лежащую как на должнике, так и на кредиторе. Именно поэтому любой участник обязательства, исполняя такую обязанность, выступает в роли должника, а сама обязанность реализуется в рамках дебиторского права — права должника на выбор, отличного от традиционных кредиторских прав. Поскольку институт дебиторских прав связан с реализацией принципа экономичности в плоскости и исполнения обязанностей, и осуществления прав, связь между моментами долженствования и управомоченности в различных случаях различна: применительно к должнику обязанность «идет впереди» права, применительно к кредитору — право «опережает» обязанность. Дебиторские права представляют собой права, принадлежащие лицу, которые оно осуществляет именно как должник и которым не корреспондирует обязанность контрагента требовать их исполнения, они не колеблют статуса должника как обязанной стороны, в свою очередь кредитор, имея право требовать лишь исполнения обязательства вообще, не вправе вторгаться в сферу выбора должника. В институте дебиторских прав изначально заложен приоритет должного, а не возможного поведения, что и развенчивает сам его статус как права: дебиторское право не позволяет говорить о нем как о праве с точки зрения меры возможного поведения в подлинном смысле этого слова, ибо всякий раз более общая и главенствующая обязанность поглощает элемент управомоченности. Принцип экономичности имеет имущественно-правовые границы. Экономичность при осуществлении прав направлена на защиту интересов должника, ибо кредитор должен и может действовать лишь в неких средних, разумных, а в ряде случаев даже в минимально необходимых пределах, иначе говоря, его поведение в обязательстве должно отвечать требованиям необходимости и достаточности. Требование экономичности в адрес кредитора служит гарантом недопустимости причинения убытков должнику или неосновательного обогащения кредитора в результате его злоупотребления своими правами. Иначе обстоит дело с экономичностью исполнения обязанностей, которая преследует защиту интересов кредитора и предполагает, что среди нескольких вариантов исполнения, одинаково способствующих его исполнению в общем и целом, предпочтителен тот, который доставляет кредитору минимум потерь. Поэтому должнику следует избрать наиболее дешевый (выгодный) для кредитора и вместе с тем достаточный для надлежащего исполнения вариант среди прочих равных. Разумеется, дешевый вариант исполнения обязательства, не способный достичь нужного экономического эффекта, исключает любые вопросы об экономичности, как и более дорогие варианты исполнения, обеспечивающие сверхэффект. Нарушение должником требования экономичности не может находиться в связи с институтом злоупотребления, ибо злоупотреблять можно правом, но не обязанностью, вместе с тем данное требование имеет вполне определенные гражданско-правовые гарантии. Поскольку требование экономичности, адресованное должнику, служит целям защиты прав кредитора, то и неэкономичное исполнение обязанности способно поставить вопрос о договорной или кондикционной защите прав кредитора. Обозначение границ принципа экономичности одновременно решает проблему обоснования самого его существования в условиях рынка. Реализация этого общегражданского принципа в предпринимательстве ничего не меняет. Любой кредитор, в т. ч. и предприниматель, должен надлежаще осуществить свое право, а любой должник, в т. ч. и предприниматель — исполнить обязанность. Неисполнение данного принципа нарушает общие начала частного права и предполагает либо применение общегражданских мер воздействия, либо, при отсутствие необходимых предпосылок для их применения, выступает основанием локализации убытков на заинтересованной стороне.

ВЛИЯНИЕ ФИЗИКО-МЕХАНИЧЕСКИХ СВОЙСТВ МАТЕРИАЛОВ НА КАЧЕСТВО ГОТОВЫХ ИЗДЕЛИЙ


В. П. Ружникова

Изучение, исследование факторов, определяющих качество готовой продукции, является важной задачей товароведения и крайне необходимо для подготовки квалифицированных специалистов — това­роведов-экспертов .

Качество товаров зависит от многих факторов:

-    факторов, непосредственно влияющих на качество товаров;

-    факторов, стимулирующих качество;

-    факторов, способствующих сохранению качества товаров при доведении его от производителя до потребителя.

Все эти факторы либо взаимодействуют, либо действуют изолированно.

К факторам, формирующим качество товаров, относятся качество исходного сырья, материалов, комплектующих изделий, конструкция, качество технологических процессов.

От природы, состава и качества сырья во многом зависят свойства и качество готовой продукции. Знание природы, строения, свойств исходного сырья дает возможность предопределить свойства и осо­бенности готовой продукции, расширить сырьевую базу для производства товаров за счет использова­ния новых видов сырья, позволяющих получать изделия с более высокими потребительскими свойства­ми при меньших затратах труда, времени и материалов, а также расширять и обновлять ассортимент.

Изучая свойства и их показатели, необходимо уяснить их весомость и значимость при оценке при оценке качества готовых изделий с учетом назначения и условий службы этих изделий, а также терми­нологию, размерность, числовые значения и методику их определения и расчета.

Физические свойства имеют важное значение для оценки качества большинства товаров:

■        масса материалов и изделий

■        механические свойства

■        термические свойства

■        оптические свойства

■        акустические свойства

■        электрические свойства

■        свойства, характеризующие водо-, газо- и воздухопроницаемость.

При характеристике и оценке качества материалов или изделий, из группы физических свойств важное значение имеют механические — способность различных материалов к различным воздействиям (сжимающим, растягивающим, изгибающим и др.) На материалы при механической обработке или из­делия при эксплуатации действуют различные внешние силы-нагрузки. Нагрузки различают:

■        по площади приложения (распределенные или сосредоточенные);

■        по времени действия (периодические или постоянные). В свою очередь периодические нагруз­ки подразделяются на однократные и многократные (асимметричные или симметричные);

■        по характеру воздействия (статические или динамические).

Прочность — одно из основных механических свойств. Как известно, под действием в материале возникают внутренние напряжения, значения которых являются мерой сил упругости материалов и численно равны отношению нагрузки к единице площади. Показателем, характеризующим прочность материала, является разрушающее напряжение (предел прочности) Прочность зависит от структуры и пористости материалов.

Материалы, имеющие линейное расположение частиц и меньшую пористость, более прочные — полимеры, и наоборот — силикаты.

Материалы под действием нагрузок претерпевают изменения — деформируются. Величина и харак­тер деформации материалов зависят от соотношения внешних сил и сил упругости. Если внешние силы превосходят силы упругости, то связь между отдельными элементами ослабляется и материал разруша­ется.

Деформация общая складывается из двух деформаций — обратимой и необратимой (пластической)

Е = Е + Е

общ              обр              пл

Обратимая деформация бывает упругой и эластичной. При упругой деформации исходные размеры тела восстанавливаются после снятия нагрузки мгновенно, со скоростью звука.

Эластическая деформация исчезает медленнее: она устанавливается в течение определенного вре­мени и считается условно-упругой. Эластическая деформация характеризуется распрямлением длинных молекул, их размером и расположением в сырьевом материале.

Эластическая деформация чаще всего проявляется у высокомолекулярных органических материа­лов (ткани, кожа, каучук и др.), состоящих из молекул с большим числом звеньев, способных менять форму без значительного изменения расстояния между частицами. Величина этой деформации имеет значение для эксплуатации одежды, с ней связаны эксплуатационные показатели потребительских свойств тканей — сминаемость, распрямление. Ткани с высокой эластической деформацией характери­зуются повышенной носкостью.

В каждом материале проявляются различные виды деформации — в одном случае больше проявля­ются упругие и эластические (резина), в другом — пластические (глина). Так, при удлинении волокна шерсти после снятия нагрузки наблюдаются все виды деформации, причем вначале только упругая, а затем эластическая.

Материалы, в которых проявляется в основном упругая деформация и малы другие виды деформа­ции, называются упругими. Материал, который характеризуется малыми упругими деформациями, на­зывается пластическим.

Показателем, характеризующим способность материала упруго сопротивляться нагрузке, служит модуль упругости — напряжение, возникающее в материале при удлинении его в 2 раза.

Модуль упругости характеризует жесткость материала: чем она больше, тем меньше деформация материала при одной и той же длине.

Показателями механических свойств являются также прочность на сжатие, на растяжение, изгиб, сдвиг, кручение и т.д. Деформация растяжения имеет большое значение при оценке качества многих материалов и изделий — тканей, одежды, обуви, строительных материалов и др.

При испытании на растяжение, помимо разрушающего напряжения (предела прочности), можно определить ряд других показателей, имеющих важное практическое значение: относительное и абсо­лютное удлинение и сужение; предел текучести; предел пропорциональности и др. Значения некоторых из них регламентируются ГОСТами. По этим показателям можно судить о режиме изготовления изде­лий и их поведении при эксплуатации — долговечности, надежности, ресурсе и др. Материалы с боль­шим обратимым удлинением более долговечны.

Различные материалы неодинаково ведут себя при растяжении, что позволяет судить о специфике их свойств.

При большей длине образцов заметнее влияние неравномерности материала и его релаксационные особенности, поэтому показатели механических свойств могут искажаться.

Под релаксацией понимается снижение напряжения и деформации, связанное с переходом частиц в равновесное состояние. Так, пряжа, скрученная из отдельных волокон, стремится принять первоначаль­ное состояние, напряжения, вызванные круткой, со временем уменьшаются. Скорость релаксации воз­растает с увеличением температуры. Явление релаксации необходимо учитывать при технологической обработке материалов и изучении внутренних напряжений в изделиях. Желательно, чтобы процесс ре­лаксации прошел до поступления товара в эксплуатацию, т.к. в процессе службы изделия возможна его деформация.

С явлением релаксации тесно связано явление гистерезиса или запаздывания, что учитывается при выборе материала для изготовления изделий.

У гигроскопичных материалов удлинение возрастает с увеличением их влажности. Влажность влияет и на ориентацию волокон материала, изменение взаимосвязи между ними, что вызывает увели­чение или снижение прочности. Поэтому условия стандартных испытаний материалов и изделий долж­ны быть обязательными и постоянными во всех случаях.

Деформация сдвига проявляется в местах соединения деталей, когда две равные силы действуют в противоположном направлении. Это явление учитывается при соединении (креплении) деталей различ­ных конструкций, пошиве изделий из тканей, кожи и т. д.

Деформация кручения наблюдается в текстильных волокнах, при производстве пряжи, ниток, кана­тов, при ввинчивании винтов и т.п. Напряжение на поверхности стержня зависит от расстояния точки до центра и радиуса поперечного сечения образца. Если тело состоит из множества отдельных волокон, нитей или проволок (пряжа, тросы, канаты), то деформации при кручении имеют сложный характер. Наибольшие напряжения при этом испытывают поверхностные слои материала и меньшие — внутрен­ние.

Усталостная прочность имеет важное значение при выборе материалов для производства изде­лий, которые подвергаются многократным нагрузкам, а также при определении сроков службы тканей, одежды, обуви. Под действием этих нагрузок вначале увеличивается удлинение, постепенно снижается

прочность, а затем материал разрушается. Нередко появляются трещины, проникающие в глубь изде­лия, и другие повреждения.

Показателем предела усталости является то напряжение, при котором материал выдерживает дос­таточно большое число циклов нагрузок без разрушения. При увеличении нагрузки разрушение мате­риала наступает при меньшем числе циклов нагружения.

При оценке качества изделий из металлов, керамики, дерева, камня, пластмасс имеет значение твердость — способность материала сопротивляться проникновению в него другого, более твердого тела (местная прочность на вдавливание). Твердость зависит от природы и строения материала, геомет­рической формы, размеров и расположения атомов, а также от сил межмолекулярного сцепления. На твердость кристаллических тел оказывает влияние кристаллизационная вода, которая, ослабляя внут­ренние связи, способствует уменьшению твердости. От твердости зависит назначение изделий, поведе­ние их в процессе службы и сохраняемость внешнего вида. Например, твердость определяет функцио­нальные свойства инструментов для обработки металлов (напильников, стамесок, пил и др.). Показатель твердости этих изделий регламентируется ГОСТами, при отклонении его от нормы изделия теряют по­лезность.

Твердость глазури фарфора и фаянса обусловливает их санитарно-гигиенические свойства. От твердости в определенной степени зависит сопротивление материала истиранию, а также режим техно­логической обработки.

Твердость в зависимости от исходного сырья, определяется методом царапания, вдавливания, от­скакивания бойка, затухания колебаний маятника, прокола стандартной иглой. Все они основаны на проникновении в испытуемый образец другого тела.

Метод царапания основан на использовании десяти минералов с соответствующей твердостью, ко­торые в порядке возрастания объединены в минералогическую шкалу.

Таблица

Наименование минерала Единица твер­дости Наименование минерала

Единица твердости

Тальк

1

Полевой шпат (ортоклаз)

6

Каменная соль или гипс

2

Кварц

7

Кальцит

3

Топаз

8

Плавиковый шпат

4

Корунд

9

Апатит

5

Алмаз

10

Твердость испытуемого материала в пределах единицы оценивается как средняя между двумя по­рядковыми минералами.

Механические свойства и их показатели учитываются при характеристике и оценке качества мате­риалов или изделий, которые подвергаются в процессе производства или эксплуатации сжимающим, растягивающим, изгибающим или другим воздействиям.

Изучение факторов, определяющих качество — основная задача товароведения. Специалист, разби­рающийся в вопросах формирования качества, зависимости свойств сырьевых материалов и готовой продукции, может глубже понять особенности свойств товара, его положительные стороны и недостат­ки, обоснованно подойти к разработке требований к товару, формированию оптимального ассортимента и предъявлению претензий к производителю недоброкачественной продукции.

РОЛЬ АРМИИ В ПОЛИТИЧЕСКИХ КОНФЛИКТАХ

Эльшад Мирбашир оглу

Кандидат политических наук, Бакинский государственный университет (Азербайджан)

В определённые моменты истории, а особенно имеющий место в последнее время, анализ политических конфликтов создаёт у нас такое впечатление, что субъекты конфликта во имя своих целей и интересов в большинстве случаев отдают предпочтение вооружённой борьбе. И в самом деле, сколь это нежелательно для социально — политической практики, постоянно наблюдается увеличение вооружённого насилия в геометрической прогрессии. Следует отметить, что вооружённое насилие применяется не только в политических аспектах жизни, но и во всех основных видах общественных конфликтов. Исследователи и политические наблюдатели пытаются обосновать это с целым рядом доводов. Например, выдвигается такая мысль, что во время конфликта для достижения поставленных целей мирными средствами требуется долгое время. В некоторых случаях после долгого периода времени объект конфликта может потерять свою значимость для субъектов. Средства вооружённой борьбы дают возможность субъектам конфликта достичь желаемых результатов в малый период времени.

Итак, в посвящённой конфликтологии литературе вооружённый конфликт представляется как жёсткая форма устранения противоречий между государствами, классами, группами, общественными движениями с применением вооружённого насилия.

Помимо вышесказанного в военно-политической литературе значение вооружённого конфликта рассматривается в широком и узком смыслах. Употребляя вооружённый конфликт в широком смысле, подразумевается любой политический процесс с использованием оружия. В узком смысле же термин вооружённый конфликт используется как один из видов вооружённого столкновения. Это такой вид вооружённого столкновения, где в течение определённого малого отрезка времени используется ограниченный уровень вооружённого насилия. Для лучшего осмысления вооружённых политических конфликтов необходимо разделить понятие «военный конфликт» от «вооружённого конфликта». Кроме того, в большинстве случаев война исследуется как отдельный случай конфликта. Все эти понятия, не смотря на их общность, необходимо различать по присущим только им деталям. Под выражением «военный конфликт» чаще всего имеется в виду конфликт между государствами. В это время государства вполне легально используют свои вооружённые силы. Поэтому военным конфликтом можно назвать конфликт с участием вооружённых сил двух или более стран.

Во время военного конфликта конфликтующие стороны используют свою военную мощь с определёнными ограничениями. В соответствии с этим некоторые источники представляют военный конфликт, как форма решения военно-стратегических отношений субъектами конфликта с применением в ограниченных масштабах военной силы.

Во внутренних политических конфликтах можно говорить лишь о существовании вооружённого конфликта. В этом смысле даже гражданская война рассматривается как вооружённый конфликт. Т. к. во время такого конфликта только у одной стороны могут быть легальные вооружённые силы. Легальными вооруженными силами может обладать только государство. Вооруженная борьба политических партий за политическую власть или статус не может рассматриваться как военный конфликт. Поскольку ни какая политической партия не может легально обладать вооруженными силами, любой конфликт между легальными силовыми структурами государства и не легальными вооруженными формированиями этих политических партий будет считаться вооруженным конфликтом.

Во время военного конфликта воюющие стороны выступают на стороне своих государственных интересов. Во время же вооруженных конфликтов одна сторона защищает государственные интересы, другая сторона выступает за интересы определенной группы.

Еще одной отличительной чертой военного конфликта от вооруженного конфликта в том, что вооруженный конфликт всегда сопровождается непосредственным использованием оружия. Во время же военного конфликта не всегда наблюдается непосредственное использование оружия и вооруженных сил. Во многих случаях, возможно добиться политических целей, демонстрируя противнику свой военный потенциал. Например, Карибский кризис 60-х годов прошлого века считается военным конфликтом. Во время Карибского кризиса, несмотря на то, что США и СССР привели свои вооруженные силы в полную боевую готовность, военного столкновения удалось избежать. Однако стороны, изучив данные о военном потенциале друг друга, оценили возможные последствия военного столкновения. После этого было принято решение о политическом урегулировании кризиса.

Необходимо отметить, что и сейчас во многих политических конфликтах стороны выступают с угрозой применения военной силы, однако чаще всего этого удается избежать.

Существуют другие формы не прямого использования военной силы в политических конфликтах. В истории есть случаи, когда одно государство размещает свои вооруженные силы на территории другого государства, избегая прямого вооруженного столкновения. Кроме того, использованием военной силы без прямого вооруженного столкновения является размещение военных лагерей вдоль границ противника, приведение вооруженных сил в полную боевую готовность, крупномасштабные военные учения, военные маневры и т.д.

Необходимо отметить, что военный конфликт играет стартовую роль при переходе в вооруженный конфликт и войну. Как было отмечено ранее, понятие «война» по некоторым факторам отличается от понятий «вооруженный конфликт» и «военный конфликт». Сущность войны, в общем-то, являющаяся одной из форм военного конфликта, разные исследователи толкуют по-разному. Военно-политические теоретики считают, что война — это социально-политическое событие, организованное с целью достижения политических целей с применением военного насилия. С другой стороны война преподносится как поляризация между суверенными государствами или коалицией государств. Страны, участвующие в такой поляризации, пытаются использовать войну в улучшении своего материального, социального, политического или психологического состояния.

Изучая подходы западной и Российской науки конфликтологии, приходишь к выводу, что война от остальных вооруженных конфликтов отличается только условно. Учитывая, что оба социальных события, в общем, являются разновидностями конфликтных ситуаций и в обоих случаях речь идет о военном столкновении, с этими выводами нельзя не согласиться. Однако война имеет некоторые особенности, которые отличают ее от остальных социальных событий. Исследую эти особенности, возможно, выделить ее среди других вооруженных и военных конфликтов. Этим самым мы сможем определить место и роль войны в жизни общества.

В отличии от других военных конфликтов, война в состоянии координально повлиять на социально-политическую и экономическую по всей стране. Такому влиянию особенно подвержены вооруженные силы страны. Во время войны усиливается централизованное^ власти, все сферы хозяйственной и социальной жизни мобилизуются для достижения победы над врагом. Ярким примером этому является обстановка в СССР во время ВОВ. В отличие от других вооруженных конфликтов, в войне участвуют не только силовые структуры, но в пределах своей компетенции все остальные политические институты. То есть, в борьбе против врага используется не только оружие, но и дипломатия, политика, экономика, информация и т.д.

Характерным для войны является ее объявление в нормах международного права. Этот вопрос был утвержден на Гаагской конференции 1907 года. Начало войны без ее объявления считается грубым нарушением норм международного права. Кроме того, с началом боевых действий, теряют свою силу все дипломатические отношения и договора, заключенные между субъектами войны. На территории воюющих сторон объявляется чрезвычайное положение.

Таким образом, используемое в широком смысле выражение вооруженный конфликт лишен основных особенностей, присущих войне. Если любая война — это вооруженный конфликт, то не всякий вооруженный конфликт является войной.

Небольшое исследование показало, что вооруженный конфликт характерен для внутриполитических отношений, а военный конфликт и война — для международных политических отношений. С этой точки зрения выявляются различия между внутренними вооруженными конфликтами и внешними (международными) военными конфликтами, и мы в дальнейшем постараемся коснуться их всех в отдельности, особенно войны.

Для всех видов вооруженных конфликтов общим является использование военной силы. С этой точки зрения разберем фактор вооруженных сил в политических конфликтах. Здесь также необходимо рассмотреть формы участия вооруженных сил в политических конфликтах.

Сначала необходимо отметить, что использование военной силы во время политических конфликтов встречается достаточно часто. Такие случаи в наше время чаще всего имеют место во время внутри политических конфликтов. Использование войны во внутри политических конфликтах переживает переходный период и наиболее распространен в слаборазвитых странах третьего мира. Поскольку эти страны обладают слабыми демократическими традициями, продолжение политической борьбы вооруженным насилием считается обычным явлением. Здесь ради справедливости необходимо заметить следующее. Участие вооруженных сил во внутри политических конфликтах наблюдается не только в слаборазвитых странах. Даже достаточно высокоразвитые и считающие высоко демократические страны используют военную силу при разрешении международных политических конфликтов. Кроме того, необходимо заметить, что высоко развитые страны используют войска лишь в международных политических конфликтах, а слаборазвитые страны — во внутренне политических конфликтах.

Ранее было отмечено, что во время международных политических конфликтов вооруженные силы могут быть использованы как на прямую так и с иными способами. Под фразой «использование вооруженных сил напрямую» следует понимать вооруженное столкновение вооруженных формирований двух или более стран. Под иными способами использования вооруженных сил следует понимать демонстрацию силы противнику и достижение поставленных целей угрозой нападения. Про эти способы вкратце было сказано выше.

Использование вооруженных сил во внутриполитических конфликтах имеет несколько форм. Вкратце обратим на них внимание.

Во-первых, во внутриполитических конфликтах вооруженные силы могут участвовать без боевой техники, оружия и других атрибутов армии. Такое участие войск несет в себе лишь роль морально — психологического давления. В этих случаях основной задачей армии бывает предотвращение нарушений общественного порядка и обеспечение полного контроля за политическими оппонентами. Например, во время мартовских событий 1991 года в России М. Горбачев использовал такое средство против сторонников Б. Ельцина.

Во-вторых, задействованная во внутриполитическом конфликте армия имеет полное боевое вооружение, однако не использует его. В этом случае целью является убедить политических противников в реальности их физического устрашения. Например, в Пакистане, Индии, Афганистане конфликты между общественностью и государством разрешаются таким способом.

В-третьих, армия использует во внутриполитическом конфликте всю свою боевую мощь. Например, во время политического кризиса 2004 года в Армении армейские подразделения использовали силу против демонстрантов.

В-четвертых, вооруженные силы используются еще более свободно и широкомасштабно. В таких случаях велика вероятность перерастания локального конфликта в гражданскую войну.

Обычно армия, вовлеченная в политический конфликт властью или отдельными органами власти, не имеет своих целей. Однако, получив определенную самостоятельность и вступив в политический конфликт с определенными политическими целями, армия становится угрозой для властей. Например, в истории государственности Турции часто бывали такие случаи. Несколько раз вмешательство армии во время политических кризисов приводило к отставке правительства. Кроме того, в некоторых странах Африки и Латинской Америки довольно часты случаи независимого участия армии в политических конфликтах. Однако, в отличии от Турции, в этих странах армия участвует в политических конфликтах с целью захватить власть. В Турции армия вступает в политический конфликт лишь с целью его урегулирования.

Иногда, во время политического конфликта, армия, выступая независимо, может встать на сторону одного из субъектов конфликта. Она может сделать это в разных формах. Во время антидиктаторских восстаний в некоторых бывших социалистических странах (Румыния, Болгария) армейские генералы, чтобы избежать открытых столкновений армии с народом, выступали с открытой поддержкой позиции общественности. В таких случаях даже нейтральная позиция армии расценивается как поддержка народа. Такие действия также считаются как одна из форм участия армии. Во многих случаях армия жестко и с применением оружия выступает против протестующего народа. Например, во время событий осени и зимы 1905 года в России, армия жестоко расправилась с демонстрантами, что привело к огромным жертвам среди населения.

Армия может выступить с позиции жесткой оппозиции к государственной власти. Такие случаи происходят обычно не во время внутриполитических кризисов, а на фоне международных противоречий. Армейское руководство, сочтя позицию властей на международной арене угрожающей для безопасности страны, может занять такую позицию.

Для привлечения армии в политические конфликты необходимо иметь безраздельное влияние на нее. Как правило, таким влиянием на армию обладает государство. Кроме того, прежде чем вовлечь в политический конфликт, необходимо вначале подготовить армию морально — политически, психологически и организационно. В странах, верным демократическим ценностям, необходимы очень веские аргументы для привлечения армии в политический конфликт. В таких странах контроль над армией, обычно, пропорционально разделен между руководством государства, правительством и парламентом. С этой точки зрения без обоснованной причины (даже при ее наличии) привлечь армию во внутриполитический конфликт практически невозможно. Если во время внутриполитического конфликта одна из ветвей власти захочет применить силовое давление на остальных, то для этого ей необходимо в очень серьезной форме постараться подчинить себе силовые структуры страны. В таких ситуациях возможно создание неформальных военных и полувоенных группировок. Ветвь власти, обладающая такими группировками, принимает все меры на предотвращение создания аналогичных группировок у противников. Анализ некоторых внутриправительственных конфликтов, произошедших в разных странах, дает основание утверждать, что наибольший контроль над армией всегда находится в руках исполнительной ветви власти. Как правило, законодательная власть не имеет прямого влияния и контроля над армией. Участие армии во внутриполитическом конфликте считается позитивным или негативным в зависимости от текущей политической обстановки. Однозначно позитивным можно считать участие армии во внутриполитическом конфликте, если этим предотвращена гражданская война или столкновение противоборствующих политических сил, обезврежены неподчиняющиеся властям локальные вооруженные формирования. Обычно привлечение армии во внутриправительственные конфликты приводит к отставке коррумпированных и криминальных группировок, формированию новых управленческих структур. Порой вовлечение армии в политический конфликт приводит к принятию новой конституции страны. Например, в 1993 году во время глубокого политического кризиса в Пакистане вовлечение армии в разрешение конфликта привело к проведению досрочных выборов и установлению определенной стабильности в стране. Однако негативных последствий участия армии во внутриполитических конфликтах еще больше. В результате вовлечения армии, один из субъектов конфликта может быть нейтрализован, однако причины, стоящие в корне конфликта, остаются. Использование армии во внутриполитических конфликтах приводит к ослаблению единства общества, обострению враждебных настроений. Вообще, на Западе считается серьезным ударом по демократии вовлечение армии во внутриполитические конфликты. Использование вооруженных сил во внутриполитических конфликтах также приводит к принятию негативных ценностей государством, т.е., политический режим скатывается к авторитаризму и трансформации демократии вообще, использование армии во внутриполитических конфликтах приводит к усилению роли военных во внутренней и внешней политике страны.

Комитет по безопасности на море

В 2002-2004 гг. на сессиях Комитета по безопасности на море ИМО российская делегация обращала внимание на ситуацию в черноморских проливах, в том числе на статистику простоев и чреватые авариями скопления судов у входов в проливы. Ту­рецкая сторона доказывала, что все меры, принимаемые ею по управлению движе­нием, обусловлены обязанностью обеспе­чивать свободу прохода, так как в случае крупных аварий проход судов может быть остановлен на достаточно длительный срок. Поэтому любые акты Анкары, направленные на обеспечение безопасности судоходства и охрану морской среды, в том числе и ог­раничивающие проход, в конечном итоге соответствуют конвенции Монтрё и другим нормам международного морского права. Особенно часто турецкая сторона ссылает­ся на Конвенцию о международных прави­лах предупреждения столкновений судов в море. Определенные обязательства также накладывает Конвенция о защите Черного моря от загрязнения.

Результаты рассмотрения этого вопро­са показывают, что проблема обеспечения беспрепятственного прохода танкеров через черноморские проливы в рамках ИМО не может быть решена полностью, поскольку политика Турции в области обеспечения бе­зопасности судоходства и охраны морской среды в большей мере отвечает задачам этой организации, чем российская обеспо­коенность преимущественно экономическо­го характера.

В последние годы мировое сообщест­во значительное внимание уделяет защите морской среды. Об этом свидетельствуют, в частности, акты, принятые Европейским союзом в связи с гибелью танкера «Пре­стиж». Государства идут на определенные ограничения свободы судоходства в своих экономических зонах и проливах. По этой причине усилия Турции по регулированию судоходства в черноморских проливах, ох­ране морской среды и защите интересов жителей прилегающих к проливной зоне городов воспринимаются как соответству­ющие указанным задачам ИМО. Российс­кие же требования соблюдения положений конвенции Монтре 1936 г. не имеют доста­точной поддержки ни со стоооны ведущих морских держав, ни со стороны черномор­ских стран.

Приходится также учитывать, что на­грузка на черноморские проливы продол­жает нарастать. В 1997 г. через Босфор было транспортировано 63 млн т нефти, в 2003 г. — 135 млн т. Очевидно, постановка вопроса о допустимом максимуме имеет под собой веские основания4. По предвари­тельным расчетам, в 2010 г. объем поста­вок нефти через турецкие проливы может составить около 175 млн т, что будет запре­дельным показателем для перегруженного пролива5.

Поскольку простои танкеров приводят к увеличению стоимости доставки энергоноси­телей и ситуация в проливах затрагивает эко­номические интересы не только отдельных компаний, но и российского государства, необходима разработка дополнительных мер воздействия на Турцию. При этом правовая аргументация в решении данного вопроса практически исчерпана. Возможные пути вы­полнения этой задачи лежат сегодня в сфере политики и экономики. Причем рассматри­ваемая проблема из многосторонней — с участием стран ИМО превратилась в двусто­роннюю — российско-турецкую проблему.

Россия предложила на регулярной ос­нове проводить российско-турецкие кон­сультации по проблематике судоходства в проливах, организовать совместные научные исследования по проблеме их пропускной способности, а также осуществлять анализ системы управления судами в зоне проли­вов. Перспективным выглядит предложение о совместной проработке с турецкой сторо­ной вопроса о создании российско-турецкой агентской компании-оператора для упоря­дочения прохода российских судов через проливную зону.

Целесообразной является и разработка российской трубопроводной стратегии все­ми заинтересованными ведомствами России (МИД, Министерство транспорта и связи, Минэнерго, Минэкономразвития) с привле­чением представителей крупнейших нефте­газовых и судоходных компаний. Она должна включать не только согласованную позицию по мерам возможного воздействия на Тур­цию, но и относительно оптимальные для России варианты трубопроводного маршру­та в обход черноморских проливов. Как по­казывает развитие ситуации на современном этапе, сегодня это наиболее перспективный путь обеспечения позитивного продвижения в решении данной сложной проблемы.

В настоящее время существует не­сколько вариантов обхода черноморских проливов с целью их разгрузки. Один из них — Бургас-Александруполис. Меморан­дум о сотрудничестве по его реализации был подписан на уровне министров Росси­ей, Болгарией и Грецией 12 апреля 2005 г. в Софии. Суть проекта: нефть из России и Каспийского региона будет перевозиться из Новороссийска на танкерах в болгарский Бургас, а затем перекачиваться по нефте­проводу в греческий Александруполис на побережье Эгейского моря. Протяженность нефтепровода составит 282 км, пропускная способность — 30-35 млн т сырой нефти в год (600-700 тыс. баррелей в день). Об­щая стоимость строительства оценивается примерно в 700 млн дол. Для сооружения станций по переброске и погрузке нефти в Бургасе и Александруполисе потребуется инвестировать еще 300 млн дол.

Рассматривается и российско-турецкий проект нефтепровода протяженнос­тью 193 км, который планируется пропо- жить между турецкими нефтеналивными терминалами Кыйикёй на Черном море и Ибрикхаба на побережье Эгейского моря. Его проектная мощность составит 50 млн т нефти в год.

Таким образом, осуществление одного из этих проектов нефтепроводов должно снизить остроту проб пемы пользования черноморскими проливами с учетом норм международного права и позиций всех заин­тересованных сторон.