Архивы за месяц Август, 2011

ПЕРСПЕКТИВЫ ДАЛЬНЕЙШЕГО РАЗВИТИЯ ИНФРАСТРУКТУРЫ ПОДДЕРЖКИ МАЛОГО БИЗНЕСА В ИРКУТСКОЙ ОБЛАСТИ

.

По количеству малых предприятий с 1996 года Иркутская область удерживает первое место в Восточно-Сибирском регионе. В период с 1993 по 1999 гг. количество малых предприятий (МП) выросло в четыре раза. Наблюдалась следующая динамика количества МП: быстрый рост до 1996 года, стабилизация в 1996-1997 гг., некоторое сокращение количества МП к 2000 году. Сокращение количества малых предприятий в первую очередь объясняется событиями 17 августа 1998 года и непомерным налоговым прессом. Кроме того, в связи с меньшими налоговыми платежами, многие бизнесы регистрируются в форме предпринимателя без образования юридического лица (в области их зарегистрировано около 70000).

По видам деятельности малый бизнес охватывает почти все отрасли экономики.

Очевидно, что относительно молодой малый бизнес в нашей стране остро нуждается в различных видах поддержки: правовой, образовательной, консультационной, имущественной, финансовой. Поэтому в постсоциалистический период в области сложилась инфраструктура поддержки малого бизнеса, представленная государственными (фонды, агентства, лизинговые компании), коммерческими (банки, консультационные фирмы, образовательные учреждения) и некоммерческими предприятиями (общественные организации, фонды и пр.)-

К сожалению, большинство малых предприятий не в состоянии воспользоваться услугами коммерческих фирм и поэтому предпочитают работать с подразделениями государственной инфраструктуры поддержки малого бизнеса, которая в Иркутской области представлена достаточно широко и схематично изображена ниже (прямоугольники — существующие подразделения инфраструктуры поддержки малого бизнеса, эллипсы — планируемые подразделения).

Таким образом, в течение 90-х годов на практике отработаны наиболее жизнеспособные формы функционирования инфраструктур поддержки. К ним относятся:

Сеть фондов поддержки малого бизнеса во главе с Фондом поддержки малого предпринимательства Иркутской области.

Сеть территориальных агентств, возглавляемая Региональным агентством поддержки малого бизнеса.

Несколько учебно-деловых центров.

Бизнес-инкубатор в г.Байкальске.

В 2000 году к ним добавился Региональный антикризисный центр.

Все вышеперечисленные структуры были образованы и развиваются либо за счет государственных средств, либо в рамках грантовой поддержки. Поэтому в них услуги предпринимателям оказываются на льготной или безвозмездной основе.

Целью настоящего исследования явился анализ территориального распределения инфраструктур поддержки малого бизнеса по территории Иркутской области для выделения районов и городов, которые еще не включены в единую сеть поддержки МП.

Абсолютно лишенными поддержки оказались северные и северо­восточные районы Иркутской области (Ербогачен, Мама, Бодайбо). В силу экономических причин население этих районов оказалось заложниками. Люди, в свое время приехавшие на гигантские сибирские стройки, теперь не могут выехать с Севера и вынуждены обустраивать свою жизнь в местах проживания. Развитие малого бизнеса, народных промыслов — один из возможных путей выживания целых территорий. Поэтому здесь люди остро нуждаются как минимум в консультационных услугах. Например, 3

Ьодайбинском районе в прошлом году функционировало 77 малых предприятий- Поэтому Бодайбо выбрано нами в качестве одного из населенных пунктов для открытия территориального агентства поддержки малого бизнеса.

Вторым претендентом на включение в сеть инфраструктуры поддержки МП может стать Ерб01ъчен. Мы предлагаем открыть в нем небольшой консультационный центр, в котором в первое время прием предпринимателей по всем вопросам и тренинги могут проводить специалисты Регионального агентства поддержки малого бизнеса и других структур областного центра, Ангарска и Братска.

- Структура государственной поддержки малого бизнеса не получила развития также в Тулунском (17 МП), Нижнеудинском (51 МП), Тайшетском районах (32 МП). Скорее всего, это объясняется расположением этих территорий вблизи железной дороги (в случае необходимости можно получить консультации в Братске, Иркутске, Ангарске) и неактивностью местных администраций, которые недостаточно работают по привлечению на территории бюджетных средств для развития малого бизнеса.

Любой из этих городов на конкурсной основе может стать претендентом на получение средств из областного бюджета на открытие территориального агентства или консультационного пункта, имеющего постоянную связь с ведущими инфраструктурами поддержки области.

Существующие звенья инфраструктурной сети поддержки малого бизнеса в Иркутской области нанесены на карту треугольниками, а перспективные для создания новых подразделений инфраструктуры районы помечены кружками.

В перспективе настоящая работа направлена на создание новой для региона службы поддержки малого бизнеса, объединившей все лучшие черты уже существующих инфраструктур и нацеленной в первую очередь на консультации и переподготовку предпринимателей на отдаленных территориях.

ТРЕНИНГ-ГРУППЫ В КОНТЕКСТЕ СОЦИОТЕХНОЛОГИЙ

В данных тезисах мы проводим анализ работы малых тренинговых групп с теоретико-методической точки зрения, поэтому сознательно опускаем «психологическую» часть, одна­ко это ни в коей мере не означает принижения роли психологи­ческого обеспечения нашей работы с людьми.

1. Терминологическое различение: социотехнологии и социотехнические системы.

Мы выделяем два основных подхода, описанных в литера­туре, которые служили для нас основанием в определении терминов «социотехнология» и «социо-техническая система».

Первый разрабатывался сотрудниками Тэвистокского Ин­ститута Человеческих Отношений (Tavistock Institute) с начала 50-х годов. В рамках системного подхода было разработано представление о предприятии (организации) как взаимозависи­мой социотехнической системе, в которой разворачивание тех­нологического, производственного процесса задает ограничения на тип возможной организации работы людей. Социотехнология возникает при проектировании работ, в ходе которого необходи­мо учитывать принципы организации, и технической, и социаль­ной систем. Например: «работа должна требовать известного напряжения и содержать элементы разнообразия… давать воз­можность реализовывать в определенных пределах функцию принятия решений. Необходимо, чтобы на работе можно было учиться и продолжать свое образование…».

В нашей стране подобный подход разрабатывался в Мос­ковском Методологическом Кружке, в его основе лежало пред­ставление о «социотехническом действии», которое определя­лось через требование совпадения или максимального прибли­жения продуктов и последствий действий с целями и задачами деятельности в целом. Проектирование цепочки таких действий, требует предварительного анализа: а) что в данной ситуации будет результатом естественного развития событий и б) какова мера нашего сознательного целенаправленного воздействия. Пункт а) мы, вслед за авторами подхода (Щедровицкий Г.П. и др.), назовем «естественным» процессом (Е-процессом), пункт б) и вообще любую целенаправленность будем называть «искус­ственным» воздействием (И-процесс).

Таким образом под «социотехнологией» мы будем понимать описание цепочки «шагов» или действий, при реализации кото­рого полностью достигаются поставленные нами цели, и практи­чески отсутствуют побочные, непредвиденные результаты, за­трудняющие и даже разрушающие нашу дальнейшую деятель­ность. Это требование особенно актуально для ситуации нашей страны, когда развитие данных производств. То же самое видно и на примере «перестройки», к примеру, когда провозглашалась программа «борьбы с пьянством», а полученный в результате «борьбы» эффект был противоположен поставленным целям; подобные эффекты возникают и в ходе «рыночных реформ».

2. Проектирование работы тренинг-групп в соответствии с социотехнологическими требованиями.

Тренинг-группы (Т-группы) в советской психологической литературе больше известны под названием «интенсивный социально-психологический тренинг» (Петровская Л.А. и др.) Однако, к тому, что происходит в нашей работе больше подходит описание «Т-группы» в учебнике К.Рудестама «Групповая пси­хотерапия», с их принципом «обучающей лаборатории», в которую помимо интенсивного общения внутри малой группы, вводятся лекции, групповой анализ производственных проблем, индивидуальные задания, их реализация в реальном производст­ве и анализ результатов практических действий.

Для плана дальнейшего описания нам необходимо ввести различение «технологии» и «социотехнологии» с точки зрения введенных нами определений. Технология — есть описание организации технико-производственных процессов, в ходе кото­рых получается тот или иной продукт. Основным требованием к такому описанию является возможность его передачи и создание точно такого же производства в любой точке земного шара. По отношению к социотехнологии это требование заменя­ется требованием проектировать действия с учетом Е- и И- составляющих ситуации деятельности. И воспроизводство ее возможно лишь при статичности ситуации, неизменности внут­ренних и внешних условий существования сощю-технической системы, а также точности предварительного определения кон­кретных условий.

Таким образом, мы будем считать нашу совместную работу с сотрудниками предприятия (организации) успешной, т.е. социотехнологичной, когда нами будут выполнены следующие условия:

а)  соответствие возможностей и ориентаций участников Т- групп целям, задаваемым тренерами-консультантами (внутрен­ние условия);

б) соответствие подготовленных для содержательного обес­печения тренинга материалов (теоретических моделей и схем, аналогий и т.п.) ситуации на предприятии в целом (как открытой социо-технической системе), которая собственно и определяет задание на переподготовку персонала (внешние по отношению к тренингу условия).

3. Анализ ситуации заказа на переподготовку руководите­лей нижнего звена управления АО «Радиан».

На наш взгляд ситуацию на АО «Радиан» можно охаракте­ризовать как непрерывное перепрофилирование с производства военной продукции на ТНП, то есть в 1993-94 годах перепро­филирование с неконкурентоспособных товаров народного пот­ребления на новые товары, пользующиеся спросом.

В социальном плане за это время произошла переориента­ция высшего руководства с максимально возможного сохране­ния существующего коллектива на сохранение целостности инфраструктуры и коллективов выделенных в «центры прибы­ли».

Анализ трудностей и проблем, обсуждаемых непосред­ственно мастерами, начальниками участков и технологами, показал «практищенскую» (соединение слов практический и нищенский) ориентированность в осознании ими сложившейся ситуации. «Практищенской» мы назвали ее потому, что целью своей работы мастера и начальники участков считают продукт, «штуки», и обеспечение коллектива зарплатой (ориентация на практику работы, реальность жизни), а это ведет к «нищете» мышления: «завиральные» идеи и творчество отвергается, т.к. не дает сиюминутного результата, любое нововведение воспри­нимается как нечто враждебное, поскольку его освоение требует времени и усилий, в то время как падает зарплата и вознаграж­дение (продукта — то, нет!) и т.п.

Еще одним важным моментом, который мы выявили, является неосознаваемая двойственность реальной ситуации, что не присутствует в обсуждениях, но подразумевается по умолчанию: по технологии нужно делать то-то и так-то, а на самом деле делается иначе; провозглашаются одни правила работы коллектива, а в реальном общении реализуются другие, пришедшие со стороны консультанты могут говорить что угодно — «мы-то знаем, как оно на самом деле».

4. Задачи тренинга, вытекающие из анализа ситуации.

Основной задачей для нас стал подбор адекватных средств и форм работы с ориентациями сознания участников Т-групп, которые должны были отвечать задачам:

переориентации сознания руководителей с результата на процесс, с сиюминутности на долговременность, с борьбы с последствиями собственных действий на прогнозирование ре­зультатов принятых решений, наконец осознание двойственнос­ти ситуации и принятие ее не как негативного момента органи­зации производства, а как социальной реальности, накладываю­щей свои ограничения на реализацию планов и идей в производ­ственной системе.

В виду ограниченности места мы рассмотрим решение только одной из поставленных нами целей — переориентации руководителей с продукта на процесс (проще говоря, если процесс организован правильным образом, то нужный продукт получается автоматически). Для педагогической работы мы переформулировали названную цель, как выявление специфики управленческой, руководящей деятельности, ее принципиально­го отличия от работы рядовых сотрудников. Нам предстояло вскрыть существующую ориентацию сознания участников и показать ее теоретическую несостоятельность, а затем еще раз реализовать это практически на материале анализа групповых процессов, разворачивающихся в ходе тренинга.

5. Решение социотехнической задачи.

Первым шагом к решению этой задачи было заполнение следующей таблицы, позволяющее вскрыть ориентированность сознания участников и выявить непонимание принципиальных различий в действиях рабочего и руководителя. Затем теоретически обсуждалась необходимость соответствия целей деятельности материалу, средствам и другим составляющим. Третьим шагом, уже в тренинг-группе, ставилась задача принять групповое решение, которое должно было стать «продуктом», и в процессе решения с помощью видеоаппаратуры фиксировались реальные действия руководителя и лидера группы (или лидеров). Обсуждение хода решения — какая задача стояла перед группой, какая — перед руководителем; кто и что делал по ходу решения; анализ видеоматериала, — позволяли показать ориентированность лидера малой группы на соорганизацию групповых действий, группового процесса; выяснялось, что руководителю не нужно самому решать задачу «получать продукт», ему нужно правиль­но организовать ход решений и просчитать последствия приня­того им решения. (Мы опускаем здесь другие направления обсуждений, скажем: Могут ли люди быть «материалом», «сред­ством»? и т.п.)

6. Заключение, переходящее в постановку проблемы.

В приведенном примере практической работы описаны основные шаги по «оборачиванию» целей, поставленных перед тренерами-консультантами, в конкретные задачи и средства работы. Такое оборачивание происходит в идеальной действи­тельности «инструментальных мыслительных форм», где пос­редством анализа и синтеза конструируются эти формы. Послед­ние представляют из себя, как видно из примера, гетерогенные структуры: логические схемы, процедуры коллективной работы, теоретические основания для анализа ситуаций, педагогические методики. Такая разнородность ставит вопрос о сущностных характеристиках выделенного нами феномена, а социотехноло- гический контекст ставит проблемы целостности и соответствия таких форм деятельностной, материальной действительности, их реализуемости в действительностях сознания.

В первом приближении — это выявление критериев целостности и «инструментальности» таких «форм», выявление законов и закономерностей их создания, пределов и ограниче­ний их использования.

Анализ философской литературы показал нам, что близкие по смыслу вопросы ставят, например, М.К.Мамардашвили, когда обсуждает «необходимость формы», О.Шпенглер в «Зака­те Европы», когда анализирует гештальт, в научном подходе Т.Кун, вводя «научную парадигму». Но это все — направления дальнейшей работы.

ОСОБЕННОСТИ ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОГО ВОСПИТАНИЯ ЛИЦ С ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ ЗДоРОВЬЯ В УСЛОВИЯХ РЕАБИЛИТАЦИОННОГО ЦЕНТРА

Токмянина М.С.

Социальный педагог Реабилитационного центра для детей и подростков с ограниченными возможностями, г. Курчатов Курской области, соискатель кафедры коррекционной психологии и педагогики Курский государственный университет

На современном этапе развития наше общество все больше приходит к по­ниманию того, что процветание страны невозможно без духовно-нравствен­ного становления и культурного развития общества. Сегодня все больше внимание уделяется проблемам духовно-нравственного воспитания, поиску путей, оптимизирующих этот процесс. Увеличивается количество телеви­зионных и радио-передач, печатных публикаций, посвященных православ­ной культуре, растет число верующих людей. Особенно актуален этот про­цесс для детей с ограниченными возможностями здоровья, так как именно они находятся в наиболее сложных социальных условиях и нуждаются в воспитании таких личностных качеств, которые помогли бы им сформиро­вать устойчивую жизненную позицию, занять равноправное место в обще­стве, жить яркой полноценной духовной жизнью. В связи с этим необходи­мо создавать условия, в которых ребенок с ограниченными возможностями мог бы чувствовать себя полноправным членом общества, участвовать в культурной, экономической и политической жизни страны. Решить данную проблему в значительной степени можно, используя богатейшие отечествен­ные традиции гуманизма и милосердия, сформированные в православной культуре. Уже сегодня появился определенный положительный опыт воспи­тания православной культурой в учебных, дошкольных учреждениях и воз­рос интерес к духовно-нравственному воспитательному потенциалу право­славия. Значимость и влияние православной культуры на духовно-нрав­ственное воспитание ребенка, на наш взгляд, очень велик и не исчерпывает­ся только духовной сферой жизни и социальными отношениями. Мы полага­ем, что православие — это основа русской культуры. Данное обстоятельство и обусловило то, что во многих регионах страны предмет «Основы право­славной культуры» преподаётся в школах. Однако специальных программ по воспитанию детей с ограниченными возможностями здоровья с помощью православной культуры не разработано.

Преподавание предмета «Основы православной культуры» в Реабили­тационном центре для детей и подростков с ограниченными возможностями здоровья г. Курчатова Курской области ведется с 2003г. Реабилитационный центр представляет собой специальное (коррекционное) учреждение, оказы­вающее комплексную психолого-педагогическую, медицинскую и социаль­ную помощь лицам с ограниченными возможностями здоровья от 2 до 35 лет с разными вариантами дизонтогении, имеющие различные ограничения жизнедеятельности в зависимости от заболевания. Программа «Основы пра­вославной культуры» является частью комплексной реабилитации воспитан­ников данной категории.

Взяв за основу программу по «Основам православной культуры», со­зданную в лаборатории русской школы при Курском государственном уни­верситете, мы адаптировали эту программу с учетом особенностей детей подросткового и юношеского возраста с ограниченными возможностями здоровья. Эта программа согласованна с настоятелями местных Храмов г. Курчатова. Курс занятий рассчитан на несколько лет. В каждом учебном году планируется 30 — 35 занятий из расчета 1 занятие в неделю по 40 мин.

Программа не предполагает насильственного обучения религии, да и невозможно стать христианином по приказу. Изучение православной культуры не требует от детей и их родителей православной религиозной самоидентификации в любой форме и не предусматривает обязательного участия в религиозных службах.

Цель программы — приобщение воспитанников к православной культуре.

Задачи программы:

  • дать ребятам с ограниченными возможностями здоровья знания по право­славной культуре: этике, искусству, литературе, архитектуре, традициям, праздникам; истории страны и родного края;
  • сформировать у детей такие христианские понятия как Жизнь, Семья, Лю­бовь, Родина, Милосердие;
  • сформировать социально приемлемое поведение на основе духовных ценностей и нравственных заповедей православной культуры;
  • развить у ребят социальную активность, адекватное отношение к себе и доброжелательное к другим людям, бережное отношение к природе, интерес к культуре и толерантное отношение к религиям.

Содержание программы включает следующие разделы: Библия. Мир во­круг нас. Православная Этика. Православные праздники. Православные Храмы, монастыри. Родной край.

В реализации программы «Основы православной культуры» участву­ют специалисты Центра, родители и сами воспитанники.

Основные формы работы: занятия, индивидуальные беседы. Основной формой занятий с воспитанниками являются занятия-обсуждения. Ход сво­бодной беседы сопровождается устным рассказом педагога, который сопро­вождается наглядностью (репродукции, иконы, географические карты, фото и видео материалы). В содержание занятия входят духовная литература, поэ­зия, сказки и легенды. Православная литература, основанная на морально- этических заповедях религии, направлена на воспитание личности, так как побуждает к самосовершенствованию, стремлению к добру, справедливости. Она учит восприятию себя и окружающих как наивысшей ценности, почти­тельному отношению к родителям, уважению к старшим, умению прощать, трудолюбию, бережному отношению к природе и социально приемлемому в обществе поведению.

Для лучшего усвоения материала в работе используются игровые мо­менты (кроссворды, игры, инсценировки). Часто занятия сопровождаются рисованием. Простые зарисовки, отксерокопированные рисунки служат опорными сигналами, дидактическим пособием в запоминании материала. В зависимости от возможностей ребенка одним предлагается нарисовать, другим раскрасить готовый рисунок.

Закрепление полученных знаний происходит через использование их в повседневной жизни. Это позволяет знать как вести себя в Храме и других посещаемых приходах и обителях.

На занятиях по «Основам православной культуры» применяются и та­кие формы обучения как практическая работа.

  • помощь в уборке территории вокруг Храма;
  • подготовка сувениров к православным праздникам;
  • экскурсии, паломнические поездки по святым местам России;
  • участие в церковных таинствах и богослужениях;
  • совместные трапезы, чаепития с участием священнослужителя;
  • организация и проведение православных праздников в виде концер­тов, утренников;
  • дети совместно с родителями и специалистами Центра принимают участие в молебнах по случаю начала и окончания учебного года.

В целом такие занятия способствуют тому, чтобы ребёнок приблизил­ся к Господу, возможно, через собственный жизненный опыт или, может быть, через Таинства нашей Церкви. Учитывая индивидуальные возможно­сти и особенности развития наших воспитанников, у одних ребят есть воз­можность быть самостоятельными и активными участниками богослужений,

Таинств (исповедь, причастие, соборование) понимая суть проходящего, а другие ребята такой возможности не имеют, они пассивно и с покаянием принимают Таинства Церкви. В духовно-нравственном воспитании наших ребят немалая роль отводится паломническим поездкам по святым местам России.

По благословению архиепископа Курского и Рыльского Владыки Гер­мана воспитанниками Реабилитационного центра ежегодно совершаются па­ломнические поездки по родному краю и святым местам России. Соверше­но более 18 паломнических поездок. Ребята побывали в с. Дивеево Нижегородской области, где расположен Свято-Троицкий Сера- фимо-Дивеевский женский монастырь, с посещением Святых источников и Канавки Пресвятой Богородицы; г. Печоры Псковской области, посетили Псково-Печерский мужской монастырь; г. Сергиев Посад с посещением Троице — Сергиевой Лавры и Преподобного Сергия Радонежского и многие монастыри родного края и т.д. Каждый год воспитанники вместе с родителя­ми и специалистами Центра выезжают в г. Москву на Рождественскую елку в Храм Христа Спасителя.

Перед паломнической поездкой на уроках православной культуры пе­дагог рассказывает об истории возникновения той или иной обители, мона­стыре или Храме с видео и фото показом, маршруте следования, знакомит с новым словарем. Эта подготовительная работа имеет свою цель сообщить ребятам пусть небольшие, но необходимые сведения для более осмысленно­го восприятия тех мест, в которых им предстоит побывать. Во время поезд­ки делается много фотографий, рисунков и дневниковых записей, снимается видеофильм. После поездки весь материал обрабатывается педагогами сов­местно с воспитанниками, создаются альбомы, в которых отражается весь материал данной паломнической поездки.

В этих поездках, ребята стремятся узнать как можно больше о жизни святых, их деяниях. Они прикладываются к мощам святых, купаются в святых источниках и принимают участие в бо­гослужениях. После каждой поездки ребята привозят иконы, духовную ли­тературу, аудио и видеозаписи о святых местах. Весь материал по паломни­ческим поездкам находится в кабинете «Основы православной культуры». В кабинете имеется иконостас с образами Пресвятой Богородицы и Спасителя, подсвечники, стены украшают иконы, фотографии паломнических поездок, экскурсий, географическая карта с маршрутами следований, имеется детская библиотека по православной литературе. В виде памяток оформлены хри­стианские заповеди и основные молитвы.

Ребята любят приходить в этот ка­бинет. С большим интересом они рассматривают фотоальбомы с паломниче­скими поездками, делятся воспоминаниями и получают положительные эмо­ции. Такие поездки необходимы нашим воспитанникам для укрепления их физических, душевных и духовных сил. Они дают ребятам основу для фор­мирования активной жизненной позиции, восприятия себя как равноправ­ных и полноценных членов общества.

Одним из направлений программы «Основы православной культуры» является организация летнего оздоровительного отдыха в православном ла­гере «Исток», находящемся на территории лесного массива. Пребывание воспитанников в лагере способствует приобщению к православной культу­ре; расширению знаний о живой и неживой природе; познанию окружаю­щего мира через все доступные детям ощущения; оздоровлению детей за счет пребывания на свежем воздухе; формированию и развитию навыков коммуникации, социального общения, которые являются важным условием полноценной социализации детей с ограниченными возможностями здоро­вья.

Богат церковный календарь на православные праздники «Рождество пресвятой Богородицы», «Рождество», «Крещение», «Светлая Пасха», «Троиц» и др. Православные праздники всегда были почитаемые русским народом. Это часть нашей истории, православной культуры и нашего быта. В обстановке духовного единства и общей радости проходят православные праздники в Центре, ставятся спектакли. Праздники сплачивают ребят, де­лают их друзьями и дают возможность использовать даже небольшие свои творческие возможности. В наших праздниках принимают участие настояте­ли местных Храмов, соседних приходов, воспитанники воскресной школы Успенского Храма и родители наших ребят. В результате реализации про­граммы «Основы православной культуры» у воспитанников расширяется об­щий кругозор, повышается уровень знаний по православной культуре, фор­мируются духовные потребности и активная жизненная позиция.

Специфика деятельности нашего учреждения такова, что социализа­ция лиц с ограниченными возможностями здоровья является основной зада­чей всей его работы. Цели же православного обучения как раз и направлены на социальную интеграцию воспитанников.

МЕТАФИЗИЧЕСКАЯ ЦЕЛОСТНОСТЬ РОМАНА БОРИСА ПАСТЕРНАКА «ДОКТОР ЖИВАГО»

Брюханова Ю.М.

Аспирант, кафедра новейшей русской литературы, факультет филологии и журналистики, Иркутский государственный университет.

Философский роман Б. Пастернака «Доктор Живаго» отмечен необычной формой художественной целостности: повествование о жизни поэта как будто обособлено от цикла стихотворений, ему принадлежащих. Безусловно, такая структура произведения не случайна и должна работать на общий замысел книги. Задача данной статьи — показать взаимодействие поэтической и прозаической частей романа, определить художественно- смысловую связь составляющих.

Мы не располагаем никакими письменными источниками, которые бы раскрывали замысел самого Б. Пастернака в отношении композиционной идеи романа. Литературоведческих исследований, полностью посвященных данному вопросу, мы также не встречали. Чаще всего цикл стихотворений Юрия Живаго рассматривается как дополнение к роману «Доктор Живаго», что, с нашей точки зрения, во многом меняет его суть. Обратимся к некоторым высказываниям.

И.Н. Сухих, рассуждая о «Докторе Живаго», говорит, что «оправданием и подлинным завершением прозаической формы становятся все-таки стихи из романа». Заявляя такую точку зрения, исследователь имеет в виду, что, хотя Пастернак больше внимания уделял именно прозаической части романа, воспринимал ее как свой долг, тем не менее, вопреки воле писателя, в своем художественном воплощении стихи превзошли прозу, и поэтому являются ее «оправданием». Отсюда вытекает и предположение, что текст романа постепенно подводит читателя к стихотворному циклу. Прозаическая часть романа, по мнению И.Н. Сухих, достигает своей духовной и идейной высоты во многом благодаря стихам Юрия Живаго.

Вопрос о художественной «удаче» или «неудаче» прозаической части романа возник сразу же после появления «Доктора Живаго». Мы считаем нецелесообразным касаться данного аспекта, поскольку Пастернак был, прежде всего, поэтом, лириком, поэтому его прозаические произведения «не подчиняются» законам эпоса. Его лирическое мышление возобладало над эпической формой. Да и сам вопрос о «предпочтении» стихов или прозы бессмыслен. Очевидно, что стихотворения Юрия Живаго и роман «Доктор Живаго» неотделимы друг от друга. Их необходимо рассматривать не с точки зрения иерархических отношений, а с точки зрения синтагматических.

Другой исследователь, И. Межаков-Корякин, пишет: «В создании высших культурных ценностей, в служении искусству, в творчестве Пастернак видит путь к бессмертию человеческой личности. Поэтому-то «Доктор Живаго» и заканчивается циклом стихотворений героя романа, являющихся медиумом, с помощью которого личность поэта общается с будущими поколениями. Так утверждается принцип, что общение смертных бессмертно». Действительно, Живаго обретает бессмертие в творчестве, он продолжает жить в стихах. Если бы его стихотворения были даны внутри текста романа, то они прекратили бы свое «существование» в момент смерти героя. А вынесенные в отдельную главу, за пределы романа, в котором завершилась жизнь героя, они становятся образом воскрешения поэта. Но метафизический смысл бессмертия по Пастернаку кроется гораздо глубже и выходит за рамки понимания бессмертия как приобщения к вечному через «общение смертных» или «служение искусству».

Известный исследователь творчества Б. Пастернака И.П. Смирнов в книге «Роман тайн «Доктор Живаго» определяет пастернаковский роман как преамбулу к главному и единственному произведению — стихам Юрия Живаго. С его точки зрения, творческая позиция писателя, его мировоззрение, его решенные и нерешенные вопросы, а также вся жизнь

Юрия Живаго и сам роман — все это лишь ради стихотворений и в них самих. И. Смирнов говорит о смерти Юрия Живаго как о закономерности, выполненной миссии. То, что герой должен был сделать, он сделал, а именно: произошло «обожение», как утверждает исследователь. Вся система координат, по Смирнову, строится на богопостижении. Живаго познал Бога, он достиг божественной гармонии, и теперь ему ничего не остается как умереть. Дальнейшая его жизнь — «жизнь-в-тексте». Развивая эту мысль, Игорь Смирнов говорит о том, что поэзия Юрия Живаго «вдохновлена Христом», она есть доказательство существования Божьего. Таким образом, философские искания Пастернака Смирнов видит как сотворение текста, который открывается как новая форма теоморфного существования.

Безусловно, христианский подтекст присутствует в романе, в особенности в стихах Юрия Живаго. Но это христианство не в каноническом его воплощении, и отнюдь не все стихи связаны с этой темой. Героя романа трудно назвать человеком, страстно ищущим Бога, а его смерть, лишенную какого-либо возвышенно-символического описания, — окончанием некоей миссии. Да, Христос — ключевая фигура в стихах Живаго, но что постигает поэт через его образ?

В прозаической части романа евангельские мотивы связаны, как правило, не с фигурой главного героя, а с другими персонажами: Н.Н. Веденяпиным, Симушкой Тунцевой и др. Но в стихотворениях Юрия Живаго евангельская тема становится ведущей. С нашей точки зрения, это связано не с богопостижением в каноническом христианском смысле, а с философией Пастернака, в которой особым образом синтезировались христианская мысль о следовании Христа своему предназначению до конца и идея «философии жизни» о бессмертии, являющимся доказательством онтологической сущности Жизни.

Жизнь — центральное понятие философии жизни. Представители данного направления видели ее воплощение в воле (А. Шопенгауэр), «жизненном порыве» (А. Бергсон), силе и «воле к власти» (Ф. Ницше) и т.д. Несмотря на некоторые различия данных терминов, в сущности, они олицетворяли бытийную основу мира. «Сила, которая раньше приводила в действие исчезнувшую теперь жизнь, та же, которая действует в цветущей ныне жизни» [9, 484], — писал Шопенгауэр в книге «Мир как воля и представление». Силой этой является воля, которая проявляется в мире в качестве своих представлений (то есть всего существующего). Все есть представление воли. И поскольку воля вечна, то и все ее представления приобщаются к бесконечности в своем единстве в воле.

Жизнь как бытийная основа понималась и Пастернаком. Как и для Шопенгауэра, она для него становится объединяющим началом, тем звеном, которое держит мир в равновесии и гармонии. «Все время одна и та же необъятно тождественная жизнь наполняет вселенную и ежечасно обновляется в неисчислимых сочетаниях и превращениях. Вы опасаетесь, воскреснете ли вы, а вы уже воскресли, когда родились, и этого не заметили», — говорит главный герой романа «Доктор Живаго». Но именно Жизнь становится главной героиней произведения, что заявлено уже в заглавии: «Живаго» — старославянская форма прилагательного «живой».

Жизни (не в ее биологическом смысле, а в плане онтологическом) подвластны все, в том числе Христос. Образ Христа так важен был для Пастернака потому, что именно он воплощает в себе служение Жизни до конца, исполнение своего долга и предназначения. В этом идейном контексте не случайно цикл стихов Юрия Живаго открывается стихотворением «Гамлет». Строка из него «чашу эту мимо пронеси» повторяется рефреном в 12-ом стихе («Осень»): «И чашу горечи вчерашней // Сегодняшней тоской превысьте»; и в 25-ом, последнем («Гефсиманский сад»): «Чтоб эта чаша смерти миновала, // В поту кровавом он молил отца» [курсив мой. — Ю.Б.].

Что же связывает эти два образа: Гамлета и Христа? Для прояснения некоторых деталей обратимся к жизни Юрия Живаго. Незадолго до смерти, после продолжительного перерыва, Живаго вновь принимается за писательскую работу. Темой его статей и стихотворений становится город. Но автор-повествователь утверждает, что этих набросков не сохранилось, и ставит вопрос: «Может быть, стихотворение «Гамлет» относилось к этому разряду?», — предоставляя тем самым возможность читателю ответить на него. Если считать, что «Гамлет» — одно из последних стихотворений Юрия Живаго, его можно соотнести с дневниковыми записями того периода. Герой романа пишет: «Шумящая за стеной улица так же тесно связана с современною душою, как начавшаяся увертюра с полным темноты и тайны <…> театральным занавесом». Это цитата перекликается со стихотворными упоминаниями о театре: «я вышел на подмостки», «играть согласен эту роль», «идет другая драма». Как пишет в своих бумагах Юрий Живаго, «город есть необозримо огромное вступление к жизни каждого из нас». Таким образом, город — театральные подмостки, где каждый играет свою роль, которая дана ему судьбой.

Эта мысль рождается у героя гораздо раньше. Еще в 1917 году в Москве Юрий Живаго работал над созданием произведения под названием «Игра в людей». Это был своеобразный дневник, куда он включал и стихотворения, и прозу, и какие-либо свои замечания, наблюдения. Большинство мыслей было следствием сознания того, что «половина людей перестала быть собой и неизвестно что разыгрывает». То есть люди выбились из естественного хода вещей и стали играть не свои роли. По мысли «Гамлета», каждому человеку предназначено нести свой крест, испить свою чашу, и подвиг заключается в выполнении этой миссии до конца.

Кем же был Гамлет для Пастернака? «Гамлет отказывается от себя, чтобы «творить волю пославшего его». «Гамлет» не драма бесхарактерности, но драма долга и самоотречения», — напишет Пастернак после работы над переводом шекспировской трагедии. Таким образом, Гамлет символизирует добровольное исполнение своего долга, подчинение стихии жизни, что становится условием бессмертия. Несмотря на строку «Но продуман распорядок действий, // И неотвратим конец пути», выбор остается за человеком: следовать ему этим путем или нет. Христос — человек, который проходит свой путь до конца. Через его образ поэт «возвещает о святости частной жизни, причем в это понятие он вкладывает содержание самое обыкновенное, но поднятое до образца и символа. Подражание Христу для Пастернака — это превращение индивида в личность». Весь цикл стихотворений Юрия Живаго — мистерия выбора человеком жизненного пути.

Особенностью христианства Пастернака является его антропологическая направленность. Для него Христос — это прежде всего человек, человекобог, а уже потом сын Божий, богочеловек. Не случайно в стихотворении «Гефсиманский сад» Христос называет себя «Сыном Человеческим». Христианство Пастернака — это больше вера в человека, чем вера в Бога. В книге «Поэзия Бориса Пастернака» В. Альфонсов пишет о докторе Живаго: «Религиозность его особая, не мистическая и не из страха перед небытием — скорее телесная и очень определенная». Такое ощущение возникает из-за того, что «религиозность» эта основана на человеческих чувствах, переживаниях, ощущениях и направлена на человека. В философии подобные воззрения именуются христианской антропологией и подразумевают проекцию религиозного учения на идеологию человеческого существования.

В связи с этим меняется и представление о бессмертии. В романе утверждается мысль о бессмертии человека не где-либо и когда-нибудь, не после Страшного Суда, а здесь и сейчас. В цикле стихотворений к роману не иллюстрированы отдельно моменты Распятия Христа и Его Воскресения. Они лишь упоминаются, однако не только в «библейских», но и в так называемых «бытовых» стихах Живаго, то есть в проекции на современность. «Смерть можно будет побороть // Усильем Воскресенья», — заявлено почти в начале цикла, в стихотворении «На Страстной» (3), хотя завершающим станет «Гефсиманский сад», где рисуется картина последней ночи Христа перед распятием. То есть историческая хронология нарушается, но этот аспект был не важен для Пастернака, композиция отвечает его идее бессмертия. Во-первых, роман заканчивается не смертью героя, а его творческим воплощением в стихах. Во-вторых, заключительным аккордом в стихотворном цикле становится не Распятие и Воскресение Христа после смерти, а утверждение Воскресения еще до смерти, осознание его в жизни.

Сопоставляя мировоззрение Пастернака не просто с христианскими идеями, а преломленными в зеркале «философии жизни», мы основываемся на восприятии поэтом жизни как иррациональной, творческой, всеобъемлющей стихии. Такое понимание жизни проявляется уже в его раннем творчестве (особенно явно — в цикле «Сестра моя — жизнь. Лето 1917 года»). Композицию романа «Доктор Живаго», его прозаическо- стихотворную структуру в отношении судьбы героя можно рассматривать как перифраз слов А. Шопенгауэра: «Утверждения: «я погибаю, но мир продолжает существовать» и «мир погибает, но я продолжаю существовать» — в сущности не имеют различия». Только в отношении Пастернака следовало бы добавить: «.существовать в искусстве».

Искусство «неотступно размышляет о смерти и неотступно творит этим жизнь», — это стало ясно Живаго на похоронах, в момент прощания с умершей Анной Ивановной, матерью Тони. Смерть, претворенная в жизнь, — та форма бессмертия человека, которую дает творчество. Физически человек конечен, но жизнь, частью которой он является, бесконечна. Поэтому стихи в романе олицетворяют абсолютную свободу проявления жизненной стихии в ее творческом воплощении. Творчество — это образ творения жизни.

Осознавать бессмертие, то есть связь со всем миром, свою причастность жизни, может не каждый человек. Это процесс духовного развития. Познание жизни и обретение бессмертия открываются через сопереживание миру, через чувства, сильнейшим из которых является любовь. Любовь к ближнему, по словам Николая Николаевича, это «высший вид живой энергии», который является первой и главной составляющей по «разгадке смерти и ее будущему преодолению». Человек — индивидуалист, и в первую очередь он жаждет бессмертия для себя. Но только любовь дает ему возможность ощутить бессмертие через причастность к другим людям, к их существованию. Человеку, открывшему свои чувства для других, легко отождествить себя с ними. «Человек в других людях и есть душа человека <…> В других вы были, в других и останетесь», — говорит Юрий Живаго. Из этого переживания всерастворения и возникает чувство собственной бесконечности: «я кончился, а ты жива» («Ветер» из стихотворений Юрия Живаго).

Любовь принимается Пастернаком в самых разных ее воплощениях, поэтому его христианское чувство любви к ближнему окрашивается чувственным, порой даже эротическим, подтекстом. Это особенно ярко показано в стихотворениях «Магдалина I» и «Магдалина II», где так вещественно-подробно и ощутимо чувство героини: «Но объясни, что значит грех, // И смерть, и ад, и пламень серный, // Когда я на глазах у всех // С тобой, как с деревом побег, // Срослась в своей тоске безмерной». Для Пастернака (и его литературного героя) духовно-возвышенное и чувственно- телесное составляют единство, через которое и открывается мир. Поэтому возникают строки: «И жар соблазна // Вздымал, как ангел, два крыла // Крестообразно» («Зимняя ночь»).

В данном философском контексте символом восприятия жизни и особого христианства Пастернака становится рисунок, сделанный Пастернаком в своем альбоме. Он представляет собой четыре восклицательных знака, условно обозначающих четыре окончания креста, и подписан: «Мой крест». Это символ острого душевного переживания жизни.

Личные переживания являются условием творческого акта. В лирике, как известно, частное дорастает до всеобщего масштаба, позволяя ощутить поэту единство с другими судьбами и Жизнью во всех ее проявлениях. И через осознание это единства рождается ощущение бессмертия. Такова, на наш взгляд, эстетическая философия Пастернака. Лирические тексты романа не преодолевают его прозаическую плоть, но вырастают из неё и открывают путь в бессмертие. Таким образом, принцип дополнительности, по которому сосуществуют стихи к роману и прозаический текст, демонстрирует их философскую и художественную равноценность.