Архивы за месяц Апрель, 2012

О «давлении на следствие» и интересах русского народа

.

Меня, честно говоря, поразила реакция некоторых особо сознательных граждан. Каковые стали вступаться за следствие. Типа, «не мешайте профессионалам, они там сами разберутся». А если русское общество сунется, то это выйдет «давление на следствие».

Милые мои. Давление на следствие – распространённая и печальная практика, вот только оказывает его обычно начальство. На-чаль-ство. Оно и рычажки имеет, и пряники, и кнуты всякого фасону, и много чего ещё. Потому и оказывает. Ещё как оказывает, ребятушки. А то вы не знаете.

Почему оказывает? Потому что свой интерес имеет, вот и оказывает. Интересов у начальства много, разных. Когда – сынка любимого от уголовки прикрыть, когда – чуркобесам угодить, когда – личную капризу набольшего начальника справить. А когда – и просто посамодурствовать, покуражиться. Потому как самодурство да самочиние у начальства считается признаком кастовой полноценности. Кто чижика не съел старушку не замочил ничем себя в этом смысле не проявил, тот не пацан. «Настоящее зло бесцельно» (с), а непричастным Настоящему Злу в россиянском начальстве не место. Ибо «так уж всё мудро у нас тут устроено».

А народ (кто забыл, напоминаю – народ это мы, покуда сюда китайцев не завезли) оказать давление может разве что в хорошем смысле. По простой причине: собственного шкурячьего интереса в деле у нас нет. Тут люди действуют из других несколько побуждений. Чтобы всё было по справедливости. Или хотя бы без особого цинизма. Понимаете? Так вот. Данное конкретное дело выглядит – с точки зрения постороннего наблюдателя – особо циничным издевательством над самой идеей правосудия. Если это впечатление ложное, профессионалы легко его рассеют, предъявив железные доказательства своей правоты. А если нет, уж извините – будем мешать такой «профессиональной работе» как можем.

Я, конечно, не медиамагнат, и газеты «Известия» у меня нет, равно как и радио «Маяк», не говоря уже о Самом Телевизоре. Ну да отстреляемся теми пушчонками, какие в нашем хозяйстве имеются. И «Спецназом», и «Русмаршем», если потребуется. Ну и здесь, благо меня всё-таки немножко читают.

И последнее. Тут некоторые несознательные товарищи интересуются, какое всё это имеет отношение к борьбе за права русского народа. Что, непонятно? Справедливое – или хотя бы без особого цинизма отправляемое – правосудие есть коренной и жизненный интерес русского народа. Что, нет? Сапог вам свят, портянка чудотворна? А вот хуюшки. «Не будет вам такого барабана».

) встал рано, поэтому несколько сердито (

ПОСЛЕДОВАТЕЛИ ТРОЦКИСТОВ

Многих сегодня изумляет позиция левых партий Украины — Социалистической и Коммунистической. Первая открыто поддержала Ющенко, вторая потребовала пересмотреть итоги голосования, что на руку лидеру «Нашей Украины». И это несмотря на интернационалистическую риторику и призывы к дружбе с Россией!

А между тем ничего удивительного во всем этом нет. Это продолжение линии Троцкого и его сторонников, которые всегда выступали за обособление Украины от России, за ослабление Государства Российского. Причем такая линия полностью совпадала с линией Запада — будь то либеральная Франция или же кайзеровская Германия. Вообще, отделение от России не имеет, как это ни покажется странным, ничего общего с украинским патриотизмом и даже национализмом. Без связей с Россией, с ее промышленностью и запасами самого разнообразного сырья, Украина превращается в аграрную колонию Запада — со всеми вытекающими отсюда последствиями. Вот и сейчас Киев стоит на пороге раскола между промышленным Востоком и аграрным Западом, где работают от силы два завода — и те, кстати, принадлежат гражданам России. Какой же национализм в таком раскладе? Или он заключается в деиндустриализации всей Украины — по примеру ее западных регионов?

Кстати говоря, это отлично понимают настоящие украинские националисты типа Дмитро Корчинского, который некогда был лидером радикальной УНА-УНСО. У Корчинского, конечно, есть масса претензий к нашей стране, но он отлично понимает всю абсурдность нынешнего ющенковского балагана.

Сегодня украинским самостийникам есть о чем подумать. Их спонсирует небезызвестный Сорос, который одновременно дает деньги троцкистским организациям во всем мире. Разве интересы украинских патриотов могут совпадать с интересами троцкистов? Ведь именно троцкист Христиан Раковский, возглавлявший Украину в 1919-1923 годах, залил ее кровью и измучил разными левацкими экспериментами. И он же был сторонником самостийности Украины, а также ориентировался на страны Запада, надеясь заключить с ними союз против России.

Христиан Раковский был болгарином по происхождению. Однако его истинным отечеством был мировой Интернационал. Вот показательная характеристика, которую дал его же соратник Троцкий: «Одна из наиболее интернациональных фигур в европейском движении… Раковский… активно участвовал в разные периоды внутренней жизни четырех социалистических партий — болгарской, русской, французской и румынской…»

На протяжении всей своей революционной карьеры Раковский пользовался поддержкой некоего Г. Парвуса — социал-демократа и одновременно крупного торговца оружием и зерном. Этот предшественник Сороса также пристально интересовался Украиной. Он рассматривал ее в качестве мощного оружия борьбы против Российской Империи. В последней Парвус видел главного хранителя традиционных — христианских и национальных — ценностей, а также непреодолимое препятствие на пути разных космополитических сил. Именно Парвус родил теорию перманентной революции, которую от него заимствовал Троцкий. Кроме того, торговец-революционер был активной фигурой в антирусском лобби, которое господствовало в кайзеровское Германии. Через него осуществлялось финансирование партии большевиков в период между февралем и октябрем 1917 года.

Парвус был инициатором создания так называемого «Союза борьбы за освобождение Украины». Он лично разработал план переноса боевых действий «Союза» на территорию России (так вот кто является первым бандеровцем!). Парвус надеялся на то, что «войска стран Германского блока и революционное движение в самой России расшатают колоссальную политическую централизацию, на которой держится царская империя, представлявшая опасность для мира во всем мире, и оплот политической реакции в Европе будет низвергнут». Подо всем этим были не только политическая, но и вполне торгово-финансовая подоплека. Олигарх Парвус мечтал о ликвидации крупных национальных государств, которые, так или иначе, ограничивают свободу торговли. Его идеалом были аморфные и космополитические «Соединенные Штаты Европы» — прообраз нынешнего Евросюза, куда сегодня так рвутся наши глупенькие самостийники.

Первоначально Троцкий, вслед за Парвусом, придерживался прогерманской ориентации. Он публиковал статьи в «Нашем слове», в которых выражалась надежда на победу войск кайзера. Программной работой этого «германофила» явилась статья «Война и Интернационал», приведшая в ужас большинство социал-демократов.

Однако очень скоро Троцкий все же переходит на позиции Антанты. Особенно его укрепило на них пребывание в США, откуда Троцкий и прибыл в революционную Россию. С тех пор он ориентируется на западные демократии. При этом Троцкий сохраняет антирусские воззрения — в том числе и на «украинский вопрос». Уже в 1939 году этот перманентный революционер заявляет: «Отделение Украины означало бы не ослабление связей с трудящимися Великороссии, а лишь ослабление тоталитарного режима, который душит Великороссию, как и все другие народы Союза… Священный трепет перед государственными границами нам чужд. Мы не стоим на позициях «единой и неделимой». («Об украинском вопросе»).

Раковский задержался в лагере германофилов чуть дольше. Во время Первой мировой он всячески поддерживал прогерманские силы в Румынии. Но потом ему, как и Троцкому, больше приглянулась Антанта. Именно на нее он и ориентировался в 1919-1923 годах, когда занимал пост председателя Совета народных комиссаров УССР. На этом посту он максимально противопоставлял эту республику России. В январе 1922 году им было принято решение, что «торговые договора, подписанные РСФСР, не распространяются на Украину». Раковский пытался даже добиться жесткого разграничения сфер влияния славянских республик. Украине он планировал предоставить обширную зону геополитического воздействия, включающую в себя Польшу, Чехословакию, Болгарию, Турцию, Австрию. Ленин, относящийся к амбициям советских республик с подлинно интернационалистским терпением, вынужден был признать, что иногда Советская Украина «пытается нас обойти». Любопытна и та оценка, которую Троцкий дал тогдашней ситуации на Украине: «…Никто не знал, как будут складываться международные отношения, и никто не мог сказать, будет ли это выгодно для Украины связывать свою судьбу с судьбой России».

При всем при том Раковский закономерно приходил к мысли о необходимости теснейших и односторонних связей Украины и Антанты. И эти мысли находили понимание у западных демократий. Англия и Франция после гражданской войны вынашивали планы разделения бывшей Российской империи, вновь собранной большевиками, на множество независимых частей с тем, чтобы потихоньку втянуть их в орбиту Запада. Предполагалось начать с Украины, которой отводили «почетную» роль пионера в деле «цивилизации» «отсталой» империи.

В апреле-мае 1922 года французское правительство вырабатывает план широкомасштабной помощи УССР. Париж планировал создать специальные центры, поставляющие украинским крестьянам трактора и сельскохозяйственную технику. Кроме того, был создан план реконструкции украинской промышленности.

В то время Раковский предпринимает попытки сближения с Антантой, задействуя при этом некоторые круги украинской националистической эмиграции. На Генуэзской конференции он входит в прямой контакт с Маркотиным, руководителем т. н. «Украинского национального комитета», ориентированного на Париж. В ходе этих контактов Маркотин согласился стать посредником между Раковским и французским премьер-министром Пуанкаре. За это ему было обещано предоставить НУК статус легальной организации, правда, при условии признания советской власти.

В своем стремлении услужить Антанте Раковский делал все, чтобы сорвать советско-германское сближение. Именно он прервал переговоры между НКИД РСФСР и МИД Германии — тогда, когда они касались распространения действия Рапалльского договора на Украину и Закавказье. Делегация УССР, возглавляемая Раковским, потребовала у немцев выплатить Украине 400 миллионов марок за ущерб от оккупации. И это при том, что взаимные претензии по данному вопросу были однозначно сняты всеми сторонами при заключении Рапалльских соглашений.

В начале 20-х годов Раковский вел с Францией переговоры о том, чтобы французский капитал играл такую же роль, как и до 1917 года, то есть обладал многими командными позициями. Он официально предлагал восстановить деятельность крупнейшего французского анонимного общества по добыче руды в Кривом Роге. Предсовнаркома Украины допускал самое широкое толкование понятия «концессия», считая, что все бывшие иностранные владельцы смогут снова управлять «своими» предприятиями. На мази уже была реализация проекта по созданию англо-украинского коммерческого банка. И апофеозом «красного самостийничанья» было постановление ЦК Компартии Украины, принятое в июне 1923 года. По нему иностранные компании могли открывать свои филиалы на Украине только получив разрешения ее властей. Все коммерческие договора, заключенные в Москве, аннулировались.

Но тут терпению Кремля наступил конец, и через месяц решение ЦК КПУ было отменено. Окончательно же с сепаратистскими безобразиями Раковского покончил генсек Сталин, добившийся смещения «незалэжного» троцкиста.

Раковский, вполне в духе троцкистского западничества, видел в сближении с Западом, прежде всего, возможность сближения с «самым передовым в мире» западным пролетариатом, без которого мировой революции не победить. И его мало волновало, что данное сближение откалывает от Союза Советских Республик (во главе с РСФСР) важнейшую во всех отношениях территорию, а, следовательно, и сильно ослабляет Советскую Россию. Россия для троцкистов всегда была не более чем вязанкой хвороста, которую надо кинуть в костер мировой революции.

Характерно, что свое радикальное западничество Раковский сочетал с не менее радикальным левачеством. Во время гражданской войны он усиленно насаждал на Украине коммуны и совхозы (только в 1919 году им было организовано 1655 единиц совместных хозяйств), за что его сильно критиковал Ленин. В 1920 году, под предлогом борьбы с «кулацким бандитизмом», этот пламенный революционер направо и налево сыпал распоряжениями — брать заложников, уничтожать хутора и села, являющиеся «очагами» бандформирований. Именно Раковский осчастливил Украину созданием так называемых «комитетов незаможних селян», аналогом российских комбедов. Но если в РСФСР комбеды были фактические распущены уже осенью 1918 года, то в УССР они просуществовали как орган власти до 1925 года, а окончательно были отменены аж в 1933 году.

Такие вот были предшественники у нынешних украинских самостийников соросовского розлива. И можно только представить себе, какую Украину построят дети Раковского и Бандеры!

Как поднимались другие страны

Кудрявцев М., Миронин С., Скорынин С.
Япония, а вслед за ней Южная Корея, Испания, Тайвань и Сингапур и избрали технологический вариант экспортной ориентации: экспортировать товары гражданского назначения, содержащие плату за умения и навыки: электронику, чипы, программное обеспечение, технологии, приборы, лекарства, услуги программистов и инженеров. Это путь, который использовали Япония, Тайвань, Сингапур, Корея, Израиль, Ирландия, отчасти Индия (зоны оффшорного программирования в Бангалоре). Этот путь догоняющего развития выбран странами, вынужденными, в силу малости собственного сырья (прежде всего, нефти), обменивать производимые товары на ресурсы у других стран. Успех достигается быстрым внедрением новейшей технологии производства нескольких товаров, в производстве которых достигаются лидирующие позиции. Затем доход от производства этих товаров используется для развития производственной и социальной инфраструктуры. Среди вариантов данного направления догоняющего развития мы выделяем японско-корейско-тайваньскую модель, основанную на интенсивной технологической модернизации за счёт покупки лицензий и на производстве изделий высокого качества.

Каждая из этих стран постаралась в максимальной степени использовать для нужд развития те рентные источники, которые у них были. Например, Сингапур финансировал своё развитие за счёт доходов от наличия глубоководной бухты на перекрёстке важных торговых морских путей. Модернизация Испании во многом финансировалась за счёт доходов от туризма, возросших с 385 млн. долларов в 1961 году до 2,5 млрд. долларов в 1972 году. Однако этому предшествовала решительность в смене курса на модернизацию. В реорганизованном 25 февраля 1957 года правительстве Франко многие важнейшие посты заняли министры-технократы. Самый решительный шаг к модернизации был сделан в июне 1959 года, когда был подписан план экономической стабилизации. В начале 70-х годов Испания заняла пятое место в Западной Европе по объёму промышленного производства.

Суть японской экономической стратегии после 1950 года – развитие экономики на основе макропланирования. После Второй Мировой войны Япония выдвинула лозунг «Экспорт или смерть». Поначалу Японию ждало разочарование при попытке повторить довоенный опыт наращивания экспорта за счёт дешёвой рабочей силы: оказалось, что американские технологии настолько опередили японские, что даже низкая цена рабочей силы не перекрывает повышенных издержек по сравнению с американскими конкурентами (Конотопов, Сметанин). Тогда была сделана ставка на закупку самых современных технологий. Как же работала Япония? Она закупала технологию на сэкономленные деньги. Затем делала и продавала товары высокого качества, получая добавочный продукт. За это она получала увеличенное количество сырья, которая, вместе с технологией давала усиление продуктивности рабочей силы страны. Японская система была заточена на постоянное освоение новой технологии и на то, чтобы с помощью разных приёмов избежать оттока капитала.

Япония прибегла к планированию экономического развития в целом. Были созданы своеобразный Госплан, министерство внешней торговли и промышленности со службами по угольной политике… инспекциям по промышленной продукции, бюро торговли и развития, тяжёлой промышленности… Для координации бизнеса была создана специальная экономическая организация Кэйданрэн. Это федерация более 100 ведущих промышленных ассоциаций. Она основана на условной свободе предпринимательства, то есть с ориентацией на интересов страны. Одновременно японцы всемерно поддерживали конкуренцию внутри страны. Если одна из шести ведущих автомобильных компаний банкротилась, то её санировало государство. В деятельности Министерства внешней торговли и промышленности Японии (MITI) успехи сочетались с неудачами. Так, MITI пыталось удержать фирмы «Mazda» и «Honda» от вхождения в автомобильный бизнес, не ожидая, что они выдержат конкуренцию; оно пыталось не дать «Sony» производить транзисторные радиоприемники, защищало те фирмы в судостроительной и горнодобывающей отраслях, которые отличались высокими затратами. Но в каком-то количестве такие ошибки неизбежны и вскрываются только задним числом.

Среди других причин быстрого развития Японии можно выделить следующие. 1. Там не было оттока капитала. Произведённые товары обменивались на технологию и сырьё, без импорта престижного ширпотреба. В первые годы рывка импорт был настолько ограничен, что в послевоенной Японии валюта не продавалась импортерам даже на ввоз антибиотиков в разгар эпидемии стрептококковой ангины, хотя в стране они не производились, а только на сырье и оборудование для производства. 2. Очень быстрым было внедрение новшеств. Введено всемерное поощрение новаторства: как менеджеров, так и работников. 3. В условиях догоняющего развития важным фактором стал принцип феодальной семейственности. В Японии рынок рабочей силы закрыт, что заставляло каждого работника максимально совершенствоваться на одном и том же рабочем месте. В Японии уважают лидеров, что компенсирует им слабое материальное стимулирование. Они не занимаются сверхпотреблением, не отделяются от коллектива и уважают его. Типичный японский руководитель высокого ранга живёт очень скромно, работает допоздна, не знает что такое пенсия и отпуск. Японцы готовы пойти на добровольное сокращение своей зарплаты в трудные для фирмы периоды. То же самое происходит в Южной Корее, когда в конце XX века население сдало свои золотые вещи для уплаты долгов МВФ. Японцы по сей день сохраняют более низкое потребление, чем могли бы себе позволить, и предпочитают покупать на свободные деньги американские «ценные» бумаги. 4. У них даже внутри группы стимулируется рационализаторство. 5. Наконец, Япония изобрела систему тотального управления качеством. Япония оседлала такой конёк, как высокое качество товаров, первой, и долгое время давала наибольший прирост национального дохода за счёт этого фактора. Как развивалась массовая продукция высокого качества в Японии? Эта история началась в ранних 50-х годах, когда американец Вильям Эдвардс Деминг был приглашён генералом Дугласом Мак-Артуром в Японию для изложения своих идей о массовом производстве товаров высокого качества. Его идеи настолько впечатлили японцев, что они в конце концов установили премию имени Деминга за внедрение высококачественной продукции в индустрию. Деминг дал японцам новую парадигму контроля качества и постоянного усовершенствования. Затем японцы добавили к идеям Деминга идею профессора Ишикавы из Токийского университета о необходимости создания парадигмы о циркулярном (замкнутом) контроле качества. На основе данной идеи японцы начали строить новые предприятия. В конце 60-х, начале 70-х годов товары из Японии начали поступать на американский рынок. Они отличались очень высоким качеством и длительностью службы. Когда американцы столкнулись с высококачественными японскими товарами, первое логическое объяснение с их стороны было в том, что японские предприятия более новые и поэтому на них легче достигнуть высокого качества. Однако когда затем были сравнено качество товаров, произведённых на предприятиях одинакового возраста, на японских оно оказалось значительно выше. Тогда американцы решили, что высокое качество это результат особой культуры японцев. Они рассуждали примерно так. Японская культура гомогенна. Японцы говорят на одном языке, они имеют одни и те же культурологические ценности, они имеют корпоративные союзы, большая часть их рабочих пришла из сельских местностей. В Америке же популяция гетерогенная, разнородная и имеет разные культурные ценности. Поэтому здесь достигнуть высокого качества труднее. Однако очень скоро, в середине 70-х годов, японцы построили завод по сборке телевизоров в Сан-Диего с его наиболее гетерогенным в США населением. В Сан-Диего проживают белые, китайцы, негры, испанцы, индейцы и японцы. Здесь имеет хождение множество языков, распространено множество культур. И именно здесь данное предприятие опять стало выпускать продукцию самого высокого качества. Через 3 года фирма Сони назвала данный завод в числе трёх своих лучших заводов по качеству продукции. Это привело к тому, что начиная с 1977 года американцы стали учиться системе управления качеством продукции у японцев. Впоследствии Япония потеряла это преимущество, поскольку другие страны освоили японскую систему. Это одна из причин, по которой сейчас Япония уже десятилетие находится в стагнации (излагается по Дж.А.Баркеру, 1992).

Наиболее быстрый путь убить человеческий дух – это заставить его делать работу посредственно. Работник всегда должен делать свою работу на самом высоком накале. Большая часть религий призывает, делай другому дело так же, как ты бы желал, если бы он делал эту работу для тебя. В системе тотального управления качеством это правило формулируется следующим образом: делай дело правильно в самый первый раз, делай его сегодня лучше, чем вчера, а завтра лучше, чем сегодня. Просьба делать своё дело всегда наилучшим образом автоматически ведёт к поискам инноваций. Три важнейших условия для наилучшей работы – предсказания будущего, постоянные инновации и выдающееся качество и мастерство. Главным принципом японской системы стал лозунг делать сегодня свою работу лучше, чем вчера. Он называется постоянное усовершенствование. Можно спросить любого работника на японских предприятиях, что он сделал для того, чтобы улучшить свою работу сегодня, и все без колебания дадут исчерпывающий ответ на этот вопрос. Японцы поняли, что любая работа становится творческой, если делается думающим человеком, стремящимся к усовершенствованию своей работы. Напротив, работа не будет творческой, если она совершается тем, кто лишь повторяет инструкцию. Постоянное самоусовершенствование ведёт к росту самоуважения. Рабочие контролируют себя сами, причём гораздо лучше, чем начальник. Это ведёт к тому, что уменьшается потребность в промежуточных начальниках, которые начинают оказывать сопротивление данной организации работы. Но они тоже начинают думать о том, как сделать усовершенствования. Работа в соответствии с правилами высокого качества продукции означает отход от правил массовой продукции, разработанных Фредериком Тэйлером и внедрённых в виде конвейерной системы Фордом. Работники вновь стали ответственными за свою работу. Из ответственности за результат вырастает энтузиазм.

В 90-е годы, когда догоняющий этап в развитии японской экономики закончился, темпы роста резко упали. Наверное, остаться прежними темпы роста и не могли, поскольку для этого необходимо было создавать новые технологии с той же скоростью, с которой раньше осваивались уже созданные. Тем не менее, часто указывают некоторые факторы, которые произвели дополнительный негативный эффект.

Она из причин замедления роста японской экономики сейчас состоит в том, что японцы не привлекают к себе на работу в научные сферы способных учёных со всего мира. Пока они догоняли, в этом не было особой нужды. Как только догнали, американцы стали привлекать японцев к себе, что привело к оттоку человеческого культурного капитала (с.134, Туроу, Уроки Японии). Одна из версий говорит, что войдя в строй стран лидирующего развития, Япония пока не сумела перестроиться в направлении перехода на мелкие децентрализованные решения. Роковые ошибки неправильных решений о направлениях развития начали оказывать влияние на экономику Японии. Именно этим (медленным внедрением децентрализованного принятия решений о будущем направлении развития в японскую экономику) частично объясняется длительный застой в японской экономике.

Другой причиной застоя стала недостаточность защиты интеллектуальной собственности японской промышленностью. Пока Япония перенимала и внедряла новые заимствованные технологии, она имела преимущество. Но как только она стала создавать свою технологию, защита от несанкционированного использования стала той хрупкостью японской экономики, которую она пытается решить сейчас. Особенно успешно использует несанкционированное приобретение японских технологий Китай. Японцы специализировались на машиностроении и радиоэлектронике и отстали в разработке программного обеспечения. Именно оно стал основой новой технологии. Сейчас японцы усиленно догоняют в этой области. Чипы тоже ими не производятся. Радиоэлектроника же вступила в конкуренцию с более дешёвыми товарами из ЮВА.

Наиболее свежим примером успешного догоняющего развития является опыт стран Юго- Восточной Азии. Если всё пойдет хорошо, то скоро суммарный валовой продукт Восточной Азии будет больше, чем суммарный валовой продукт США и Европы. Поучительны примеры Японии, Южной Кореи, Тайваня и т.д. – с типичными для них жёстким государственным регулированием, очень строгим валютным регулированием и экспортной ориентации рыночной экономики в сочетании с не менее жёсткой авторитарной политической системой. Сингапур не встречает препятствий и успешно развивается. В 1998 и в 2002 годах остров имел самый низкий в мире уровень преступности. Сингапур – маленькое государство, а его основа – гигантский порт (это связано с географическим положением) и электронная промышленность. При правлении Ли Куан Ю каждый сингапурец должен был вкладывать 20% своей зарплаты на персональный счёт сбережений, где они удваивались за счёт вложения тех же 20% от работодателя. Эти сбережения контролировались как индивидуально, так и правительством и могли расходоваться только на медобслуживание, образование, строительство жилья или пенсию по старости. Тем самым, почти половину личных доходов сингапурское государство силовым образом направило на инвестирование. Однако, и роль государственных расходов очень велика. Два года назад Нобелевский лауреат акад. Ж.Алферов (2003) был в Сингапуре на конгрессе по материаловедению и посетил там два института – микроэлектроники и информационных технологий. Большое удивление его вызвало то, что, занимаясь, скорее, прикладной наукой, чем фундаментальной, они получают 90% финансирования за счёт государства и 10 процентов – от промышленности.

Южная Корея во многом скопировала японский опыт догоняющего развития, а сегодняшний Китай повторяет путь Японии и Южной Кореи. В 50-х годах Южная Корея придерживалась политики развития через импортозамещение. Большую роль поначалу играла иностранная помощь, составившая в 1954-1962 гг. 81,1% ВВП. Быстрое развитие началось с устранения в 1960 Ли Сын Мана после народного восстания, обошедшегося примерно в 200 убитых. Военные режимы, собственно, и создали современную Южную Корею. Интересно сравнить роль двух диктаторов в разных странах: Пиночет в Чили (1973-1989) и Пак Чжон Хи в Южной Корее (1963-1979). Уровень жизни в Чили практически не вырос, и экономика при Пиночете пережила несколько катастроф, второй же совершил чудо вопреки воле МВФ. Пиночет создавал тепличные условия для национального бизнеса, подавляя свой народ. Пак создал условия для процветания всей нации, заставляя напрягаться для этого и национальный бизнес. Он был диктатором прежде всего по отношению к бизнесу. Генерал Пак Чжон Хи железной рукой сотворил «корейское экономическое чудо». Страна, которая ещё недавно находилась на одном уровне с Нигерией и Папуа-Новой Гвинеей, стремительно превращалась в нового «восточно-азиатского тигра».

Пак Чжон Хи был активным сторонником государственного регулирования и стремился сотрудничать с влиятельными финансистами и промышленниками. Была создана ассоциация корейских предпринимателей, включающая 145 компаний и 31 корпорацию. Она стала оказывать влияние на экономические решения правительства. Экономическая ситуация стала улучшаться. Пак заставил корейцев засадить деревьями все горы. Было огромное напряжение трудовых ресурсов страны. В середине 80-х рабочая неделя составляла 60 часов (10-часовой рабочий день с 6-дневной рабочей неделей), но в корпорации «Daewoo» до середины 80-х годов рабочий день равнялся 12 часам при 6-дневной рабочей неделе. Было только несколько суток отпуска в год. Одновременно принимались жёсткие меры по предотвращению растранжиривания капитала на потребление. Даже в середине 90-х годов высококачественный ширпотреб из Европы облагался высочайшими пошлинами, так что корейцам приходилось покупать обувь и одежду собственного производства, довольно низкого качества. Значит, хотя к тому времени значительная часть населения уже работала в наиболее эффективных экспортно-ориентированных отраслях, оставшиеся свободными трудовые ресурсы были заняты в отстающей местной лёгкой промышленности, и чтобы не оставлять их без работы, были созданы препятствия для закупки качественного ширпотреба из Европы. Вот истоки сегодняшней экономической мощи Южной Кореи! Крупная размолвка Пака с МВФ произошла в 1973 году, когда Пак вознамерился создать мощные металлургию и судостроение. МВФ упирался, заявляя, что маленькой Корее это совсем не обязательно. Теперь Ю.Корея владеет 25% мирового судостроения и претендует на место одного из основных производителей автомобилей. А производители судов в Англии и Норвегии разорились. Не случайно в 1979 году Пака убили при невыясненных обстоятельствах.

Однако рекордные темпы роста корейской экономики и жизненного уровня попросту игнорировались радикальной интеллигенцией (снова компрадорская болезнь интеллигенции!). Для них Южная Корея оставалась «репрессивной диктатурой», которая вдобавок находилась в «неоколониальной зависимости от США». Валовой национальный продукт на душу населения с нищих 87 долларов 1962 года вырос до вполне приличных 1503 долларов в 1980, почти в 20 раз. Были и военные перевороты, и новые восстания (ещё 200 убитых в Кванчжу в 1980 г.). Несмотря на эти события, в стране идут процессы постепенной демократизации, сопровождающиеся решительной борьбой против деградации элиты, коррупции и т.д. Два бывших президента-генерала пошли под суд за расстрелы демонстрантов и взятки. В тюрьме оказывались министры обороны, начальники штабов, банкиры, высшие чины полиции. Два сына действующего гражданского президента в 2001 были арестованы за коррупционные связи. Публикуются сведения о финансовом состоянии политических деятелей, чиновников, военных. Так что любая проблема разрешима – при наличии политической воли к её решению. А ВНП на душу составил в 2000 году уже 9628 долларов. На долю трудовых ресурсов в приросте ВВП в 60-80 годы приходится 30,8%, на инвестиции – 23,5%, на внедрение технологии – 17,8%, на эффект масштаба производства – 18,7%, рационального размещения ресурсов – 9,2%. В 80-е годы в Южной Корее произошли значительные сдвиги в развитии собственных НИОКР: были созданы научно-производственные парки, НИИ, фирмы рискованных инвестиций и т.д. В них принимали участие крупные предприятия ведущих отраслей, которые получили финансовые и налоговые льготы. В научно-производственных парках осуществляется экспериментальное мелкосерийное производство, разработка новых технологий, изделий и материалов. В случае положительных результатов организуется массовый выпуск новой продукции. В 1987 г. министерство науки и технологии разработало 15-летний план, определивший основные направления научно-технической политики государства (с. 686, Ломакин). Южная Корея инвестирует в науку и технологию больше в процентах от ВВП, чем развитые страны Золотого Миллиарда.

Безусловно, ключевым фактором успеха в реализации программы догоняющего развития становится правительство страны. По мнению Махбубани, хорошее правительство значит: 1. политическая стабильность; 2. здоровая бюрократия, основанная на меритократии – отборе самых достойных; 3. экономический рост на основе относительного равенства; 4. фискальная осмотрительность; 5. относительное отсутствие коррупции. Так или иначе, всё сводится к наличию умного лидера. Можно отметить также жёсткое государственное регулирование, очень строгое валютное регулирование и экспортную ориентацию рыночной экономики в сочетании с не менее жёсткой авторитарной политической системой.

Можно выделить несколько непременных черт модернизации в странах, успешно прошедших курс догоняющего развития.

1. Высокая норма накопления. Ещё нигде и никогда проедание национального богатства не давало экономического роста. Должна быть диктатура или авторитарное правление, которое обеспечит это условие.

2. Планирование инвестиций на уровне государства.

3. Умелое распознавание и стимулирование здоровых ростков промышленности, их временная защита в борьбе с импортом, но только на время становления.

4. Жёсткая конкуренция между исполнителями, как при заказах на вооружение. Конкурс проектов и конкурс людей на место, либо ещё более жестокое давление на каждого человека на каждом месте по увеличению отдачи.

5. Всё это завязано на авторитаризм или диктатуру умного лидера. В Корее, Тайване, Сингапуре были выдающиеся личности, но в условиях формальной демократии и им очень трудно удержаться у власти. Японии, Корее и Тайваню сильно помогло то, что США поддерживали их государства в ограничении власти бизнесменов, потому что могли полагаться только на тогдашние власти, а не на дезорганизованный бизнес, в том, что они будут последовательно бороться с коммунизмом. То есть, успех этих стран объясняется не только менталитетом и особыми качествами азиатов, а и тем, что американцы разрешили им отойти от буржуазной демократии и ограничить (правда, не совсем ясно, какими мерами) шкурные интересы капиталистов. Демократический капитализм сам по себе не может догонять. Он может быть эффективным только в лидирующей стране. Но догонять капитализм может только на основе авторитаризма и борьбы с постоянным компрадорским перерождением элиты. Попытка полномасштабного введения институтов демократического капитализма в догоняющей стране приводит к бессилию мобилизационных попыток государства, как это случилось в Латинской Америке.

За 1960-2000 годы самый высокий прирост в год был у Тайваня (6,4%), Сингапура (6,2%), Южной Кореи (5,9%), Гонконга (5,4%). (Барро и Сала-и-Мартин, 2004). За 40 лет (1950-1990) Тайвань увеличил свой душевой доход в 7 раз, тогда как США – в 1,65 раз. С учётом прироста населения они росли ещё быстрее. Тайвань рос быстрее, чем США, в 6,6 раза, Ю. Корея – в 5,6 раза, Япония – в 4,2 раза быстрее. Китай рос быстрее в 3,1 раза, и даже Бразилия росла в 2,6 раза быстрее США, но там много забрал прирост населения. Напротив, Аргентина росла в 1,3 раза медленнее, чем США (Барро и Сала-и-Мартин, 2004). Интересно, что Швейцария росла со скоростью 0,99 от скорости США.

В среднем в мире за 1960-2000 годы средний прирост душевого дохода для 112 стран составил 1,8%. Средний уровень инвестиций был 16% от ВВП. Для 38 стран южнее Сахары средний уровень роста был 0,6%, а уровень инвестиций – 10%. Для 9 стран ЮВА средний рост был 4,9%, а средний уровень инвестиций был 25%. Но для стран ЗМ (ОЭСР) рост был 2,7%, а уровень инвестиций 24% (Барро и Сала-и-Мартин, 2004). Уровень накопления у азиатских тигров в ключевые годы для их рывка не опускался ниже 30% ВВП (Industrialización y Estado, Стиглиц). Анализ развития успешных (особенно в последнее время) стран мира выявляет интересную закономерность. Все они производили огромные вложения в человеческий капитал.

В 1982 году в Швеции частные фирмы затратили на НИОКР 3,02% от добавленной стоимости, в Германии – 2,43% и в США – 2,26%. В 1921 году американская индустрия нанимала 2275 учёных. В 1946 году – 46000. В 1962 – 300000. В 1985 году – 600000. В Японии в частной индустрии работало в 1979 году 157279 учёных, в 1988 году – 279298 (с.8, Гроссман и Хелпман, 1991). В США конструкторско-исследовательские разработки в 1970 году были 2,6%, в 1996 году – 2,5%. Англия 1972 год – 2,0% 1997 – 1,8%, Япония 1970 – 1,7%, 1997 г. – 2,8%. Германия 1970 г. – 2,1% 1998 – 2,3%. Иностранные инвестиции всегда поощрялись правительством Сингапура (Барро и Сала-и-Мартин, 2004). В азиатских тиграх технология обеспечила более половины роста ВНП. Сейчас роль технологии в росте на Тайване и в Гонконге достигла 100%. В Сингапуре – 84%. В Ю. Корее – 50%. Именно роль государства (а не какой-то мистический менталитет) стала основной причиной рывка Японии в 1867-1990 годах, Кореи – в 1963-1997 годах, России – в 1861-1890, 1907-1913 и 1928-1985 годах и успехов Китая в XX веке.

Для получения новой для себя технологии можно инвестировать в науку, можно заимствовать технологию без разрешения, нарушая международные нормы собственности на авторское право. Третий способ – это имитирование технологии. Примеры последнего подхода – Япония и Южная Корея. Имитация стоит 65% от цены разработки. Перенос технологии в пределах транснациональной компании стоит 19%. Более развитый человеческий капитал снижает затраты на имитацию технологии и её перенос даже внутри транснациональных компаний. Особенно важны люди с высшим образованием (Барро и Сала-и-Мартин, 2004).

Одной из важнейших причин привлечения в страну-получателя капиталов могут быть сугубо геополитические соображения стран-доноров («лидеров»), которые предоставляют капиталы или технологии (второе даже важнее). Этот фактор был чрезвычайно важным в экономической эволюции мира после Второй мировой войны в связи с блоковым противостоянием двух мировых систем. Этим объясняется первоначальный импульс для экономического скачка Германии, Японии, Израиля, Тайваня, Южной Кореи и многих других стран. Эти же факторы работают сейчас в Европе в случае с расширением Европейского союза.

Привлечение иностранных инвестиций не является незаменимым фактором.

Другим способом может стать опора на собственные силы. Например, когда Великобритания добилась того, чтобы против Родезии были введены политические и экономические санкции, ощутимого результата это не принесло: некоторое количество стран Родезию официально признало, и с помощью Южной Африки и португальского Мозамбика санкции успешно обходились. Призыв премьер-министра Яна Смита к родезийцам опираться на собственные силы вызвал в стране экономический подъём, и родезийский доллар на юге Африки стал такой же желанной валютой, как и юаровский рэнд. Об этом же свидетельствует опыт франкистской Испании.

Очень важно качество национальной элиты. Если элита сохраняет националистическую ориентированность и находится под строгим контролем лидера, то успех будет. Это не особенно зависит от строя; при социализме элита может быть патриотической (Китай, Вьетнам) и компрадорской (СССР). При капитализме в Тайване и Корее к власти приходили патриотические военные, тогда как Аргентина характеризовалась коррумпированной элитой.

Среди задач, которые пришлось решать странам, вставшим на путь догоняющего развития, главной было увеличение нормы накопления с ориентацией накопления на технологическое развитие. Для достижения главной цели государствам пришлось решать проблему источников инвестиций. Главной проблемой было наличие или отсутствие энергоресурсов. Без энергоресурсов стране приходилось искать внешние источники инвестирования либо резко ограничивать внутреннее потребление. Это наталкивалось на жёсткое сопротивление властной элиты, которая была главным потребителем общественного продукта. Решение проблемы элиты резко усложнялось в связи с созданием странами ЗМ условий для её компрадорского перерождения. Следующей не менее важной задачей стало обуздание теневой экономики, которая не платила налогов и противостояла мобилизационным усилиям. Единственной структурой, способной решить эти сложнейшие проблемы, оказалось государство. Государственная политика стран, осуществивших успешную или неудавшуюся попытку догоняющего развития, содержала многие элементы, и всякое краткое её описание будет односторонним. Обращая в этой статье внимание только на некоторые элементы этой политики, мы подчёркиваем, что опыт этих стран, безусловно, подлежит более подробному изучению, в том числе, чтобы не повторять ошибки.

ТАКАЯ ПРОСТАЯ ИСТОРИЯ

Много лет российская жизнь вся организуется вокруг преступной Чечни. Не учитывать ее существования невозможно. Россия живет жизнью, ориентированной на Чечню. Э. Лимонов, «В плену у мертвецов»

Предыстория вопроса

А дело было так. В «Литературной газете» (N25-26) некто Константин Крылов опубликовал статью «Полночь, 22 июня», в которой, давая краткий анализ последним акциям боевиков в Чечне (убийство Кадырова 9.05.04 и рейд в Ингушетию 22.06.04), автор задает вопрос: а случайны ли такие «совпадения»? И сам отвечает на него — нет, не случайны, давая при этом экскурс в историю «маленького, но гордого народа». Кратко перелистнув несколько «славных страниц» истории — сотрудничество горцев со спецслужбами Великобритании во времена имама Шамиля и Германии (до и во время Великой Отечественной), — автор делает «простой вывод»: «В Чечне мы имеем дело с потомками фашистских выкормышей — в самом прямом смысле этого слова». Этот вывод меня просто порадовал: «Молодец, К. Крылов, — подумал я, — молодцы, ребята в редакции «Литературки». Подумал и успокоился. А зря.

Через две недели последовал «Резонанс». Именно в этой рубрике газеты появилось гневное письмо «Возмущены и обижены», подписанное многочисленной чеченской общественностью столицы. Возмущены и обижены граждане чеченской национальности, видимо, правдой, завесу над которой приоткрыл корреспондент «Литературки». Дело в том, что у всех народов во время всех войн были отщепенцы, поворачивавшие оружие против своих, принимавшие сторону врага. Читая Ю. Мухина, я узнал, что лишь один народ после Великой Отечественной войны не только не покарал своих предателей, а, напротив, считает героями и продолжает возвеличивать их. Это евреи. Действительно, отцы-основатели Израиля были тесно связаны с нацистами, что в общем-то широко известно в узких кругах.

Чеченские жиды
не хуже еврейских, или немного фактов

Но, оказывается, есть еще один народ, который вообще отрицает факты сотрудничества с немцами — чеченцы. «Говорить о какой-либо поддержке, сговоре, оказании помощи захватчикам — бессмысленно. Любые обвинения в пособничестве гитлеровцам не имеют под собой никакой почвы», — прямо-таки вопиет их, чеченцев, «возмущенная и обиженная» московская элита. Как говорится, «чья бы корова мычала…». Вот передо мной источник — собрание материалов по чеченской теме «Чечня — документы и факты» (Москва, «Национальная газета», 2002). Любопытен раздел «За что выслали чеченцев», здесь множество фактов дезертирства и уклонения от призыва в Красную Армию, помощь немецким парашютистам и диверсии в тылу, вооруженные восстания и программа «ОПКБ» — особой партии кавказских братьев — антисоветской, антирусской организации: массовые беспорядки, полное разорение колхозов и совхозов, вредительство на заводах и фабриках, уничтожение русского населения. Особенно прекрасно объяснение достаточно сложной символики ОПКБ (привожу выборочно):

I — Орел — в целом означает Кавказ.

V — Ядовитая змея — обозначает большевика, потерпевшего поражение.

VI — Свинья — обозначает русского варвара, потерпевшего поражение.

VII — Вооруженные люди — обозначают братьев ОПКБ, ведущих борьбу с большевистским варварством и русским деспотизмом.

Самое интересное, что масса предателей оказалась и среди руководства республики, в том числе глава НКВД республики капитан госбезопасности Албогачиев, начальник отдела НКВД ЧИАССР по борьбе с бандитизмом Алиев. То есть те, кто обязан был бороться с бандитизмом, сами ему и способствовали.

Характерны в этом отношении показания захваченного в плен в Чечне полковника Абвера Губе Османа: «Среди чеченцев и ингушей я без труда находил нужных людей, готовых предать, перейти на сторону немцев и служить им. Я не находил иного объяснения, кроме того, что этими людьми из чеченцев и ингушей, настроенными изменнически в отношении своей Родины, руководили шкурнические соображения». А их элита, нагло отрицая тысячи подробных фактов, пытаясь прикинуться белыми и пушистыми, кричит о том, что «чеченцы и ингуши долгие годы несли на себе клеймо незаслуженного позора», повторяет миф «чеченского Геббельса» — Мовлади Удугова — о героических чеченцах, защитниках Брестской крепости. «Специализированная горно-стрелковая дивизия» и «Чечено-ингушский кавалерийский полк», о которых пишут чеченские жиды в «Литературке», могли сражаться под Берлином лишь в составе вермахта или СС, но никак не Красной Армии по одной простой причине: в феврале 1944 года  депортация чеченцев и ингушей была тотальной, в том числе и из действующей армии, людей буквально «выдергивали из окопов» и отправляли обживать казахстанские степи.

Кого вы испугались?

Непонятна крайне беспринципная позиция редакции «ЛГ». Чуть только затронув крепко табуированную тему и услышав чеченский окрик, господа редакторы резко пошли на попятную: «Мы не думали, что можем обидеть чеченский народ», «верный сын и патриот России Ахмад Кадыров», «большой вклад чеченского народа в нашу общую победу в Великой Отечественной войне», «сожалеем, что заметка К. Крылова нарушила правила политкорректности», «уважая традиции дружбы между народами России» — о, Аллах, чего только они в «Резонансе» ни понаписали, заодно объявив бедного Крылова «внештатным автором». Можно не сомневаться, что в дальнейшем он окажется в черном списке непечатаемых.

Хочу спросить: ребята из «ЛГ», ведь вы не раз занимали умную, честную, принципиальную позицию по многим вопросам нашей жизни! Даже в самые мрачные ельцинские годы вы не превратились в желтое издание, не ожидовели. Что случилось ТЕПЕРЬ? На вас давит чеченское лобби в Москве? Так заявите об этом громко, я уверен, немало людей доброй воли поднимет голос в вашу защиту, не хочется верить в вашу продажность, но как же вы можете сдавать чеченцам своего — Крылова?!

Сергей МАРЧЕНКОВ

P.S. Когда статья была уже написана, мне в руки попала книга чеченца Дени Баксана «След сатаны на тайных тропах истории», опубликованная в г. Грозном в 1997 году (!). Так вот, здесь присутствуют в изобилии мистические узоры, чаша Грааля, портреты А. Гитлера, свастики, много и положительно написано о Третьем рейхе и отрицательно — о русском народе. Так что особая германофилия чеченцев — не миф Крылова. Чеченский расизм (как и еврейский) — суровая реальность.