Архивы за месяц Май, 2012

БОРЬБА СЕНСОРИУМА С ИНСАЙТОМ КАК СТИМУЛ ПРОИЗВОДСТВА МАКАРОННЫХ ИЗДЕЛИЙ

.

Я думаю, что некоторых авторов «Дуэли» не обязательно вызывать к барьеру, а следует сразу ставить к стенке или хотя бы просто отстреливать.

В N3,2005 г., стр. 4 опубликована статья Л.Ф. Авилова «Возрождение духовности», где эволюция человека рассматривается с позиции антидарвинизма как инволюция, то есть уродство и деградация в связи с утратой способности к телепатии. Ну что ж, любая свежая гипотеза, логически обоснованная, вызывает интерес.

Прочёл, разинул рот, развесил уши! Вот это да! Здорово! Чудеса телепатии: мальчик безмолвно общается с животными, они ему «рассказывают» о своих бедах и болезнях, а он переводит это на язык практической ветеринарии; девочка с завязанными глазами ощущает всё, что вытворяет над собой придурок-экспериментатор; улитка-муж в Америке, сжимаясь от ужаса, чувствует, как садисты-вивисекторы мучают улитку-жену во Франции… Стоп! Какие «папа-мама»? Какие «муж-жена»? Улитки ведь — однополые гермафродиты! Жили же у меня в аквариуме… Начинаю что-то «телепатически ощущать» и я. На ушах. Так и есть — лапша! Развесистая.

Дальше — больше. Новорождённые недоношенные и слабые телята пасутся в лесу и находят «среди множества корма» единственное лекарство и стимулятор роста — красный мухомор, занимаются самолечением, сперва травятся, но потом, как мухи… выздоравливают!..

А ведь я бывал в бору, где растут красные мухоморы: там нет «разнообразного корма»; там, под пологом леса, кроме мухоморов ничего не растёт! И с телятами мне приходилось «общаться».

«В натуре» новорождённые телята (даже неослабленные) вообще не пасутся; первые две недели они питаются (на подсосе или из соски) материнским молозивом и молоком; затем — до трёх недель — сборным цельным молоком (уже из поилок); далее переходят на обрат, затем — питательные смеси на основе того же молока или обрата с добавкой небольшого количества легкоперевариваемых концентратов. И хотя с 12-15-дневного возраста телят начинают приучать к виду растительных кормов, по-настоящему есть сено и траву (пастись) они начинают с месячного возраста.

Красными мухоморами, скорее всего, питался пастух, поведавший эту небылицу (грибной яд мускарин, содержащийся в красных мухоморах, вызывает опьянение подобно алкоголю, что и толкает токсикоманов к «употреблению»). Или Л.Ф. Авилов развёл всю эту галиматью ради рекламы «препарата из красных мухоморов», изобретённого «народным целителем В. Мироновым»? Ведь нетрудно понять, что, нажравшись этого «препарата», можно «возродить свою духовность» и даже дойти до ясновидения (после мухоморов бывают «глюки» и в глазах двоится!). Вот Ванга, например… Ну да ладно!

«Милосердие»… «Милосердие — поповское слово!» — сказал капитан Жеглов. «Сострадание, сопереживание, духовность» — всё это, конечно, хорошо. Но на фоне предлагаемой для обоснования бредятины и вся гипотеза выглядит фальшью (как демократические выборы!).

Всю песню испортил, гад!

Министра Фурсенко в Академии наук встретили криками «Позор»

Сергей Глазьев в эфире Общественного российского радио

Ведущая: Ильмира Маликова

И.МАЛИКОВА — В Академии наук происходят довольно интересные события. Надо сказать, что интерес к науке и к реформам в науке и в образовании то вспыхивает, то угасает. Хотя, на мой взгляд, в принципе, наверное, это одна из тех вещей, которые и должны волновать все общество, а не события, связанные с ЮКОСом или еще что-то.

С.ГЛАЗЬЕВ — Да, заседание РАН — это, безусловно, событие очень важное. Тем более, что правительство пытается своей реформаторский зуд обрушить на фундаментальную науку и образование. И как раз эта тема обсуждалась в эти дни на пленарном заседании РАН, которое традиционно проходит в мае месяце, и на этот раз было традиционно посвящено перспективам дальнейшего развития фундаментальной науки и Академии наук в России.

Вы знаете, что президент и всевозможные правительственные деятели сегодня постоянно говорят про экономику знаний. Они выучили слова такие. Мы их научили этим словам, объяснили господину Грефу, что есть такое понятие «экономика знаний», что она отличается от обычной экономики тем, что, вкладывая деньги в знание, науку и образование, мы получаем возрастающую отдачу. В отличие от, скажем, сырья, машинного оборудования и даже рабочей силы, использование знаний не приводит к снижению этого ресурса, а даже к увеличению. Это единственный фактор производства, объем которого увеличивается по мере потребления. Обычно все изнашивается, а знания только увеличиваются. Потому нужно вкладывать в знания, в науку, в образование, если мы хотим успешно развиваться.

Статистика доказывает, что за последние 20 лет произошел фундаментальный сдвиг в структуре главных факторов экономического роста. Сегодня никто не может отрицать, что главный фактор современного развития любой страны мира — научно-технический прогресс. Чем больше страна развита, тем важнее вклад научно-технического прогресса, значит, знаний и новых технологий в экономический рост.

Скажем, в Америке этот вклад составляет примерно 95% прироста валового продукта. В Советском союзе — около 75%, а в России сейчас — до 30%. То есть мы здесь деградировали и сошли со столбовой дороги мирового социально-экономического развития, которая вымощена новыми знаниями и новыми технологиями. И, как следствие, мы потеряли уровень жизни, объемы экономической активности и опустились в мировом экономическом табеле о рангах где-то во вторую десятку стран мира, а по уровню развития человеческого потенциала — в пятую-шестую десятку.

И.МАЛИКОВА — Обозначен совершенно очевидный кризис. Потому что если мы упали до 30% в отношении валового продукта, то, естественно, что необходимо с этим что-то делать: необходимо реформировать. И здесь начинается+?

С.ГЛАЗЬЕВ — Самое удивительно, что вместо того, чтобы решать очевидные вопросы о повышении заработной платы работникам науки, ведь главная причина утечки умов+ Могу сказать, что экономические потери от утечки умов в нашей стране не меньше, чем экономические потери от вывоза капитала. Вывоз капитала составил за последние полтора десятка лет около 500 миллиардов долларов. Можете себе представить, еще столько же, как минимум, мы потеряли из-за эмиграции высококлассных специалистов и ученых, которым действующая экономическая политика не дает возможности себя реализовать. Один из показателей — это чудовищно низкая оплата труда. В Академии наук, в среднем, ученые получают около 7 тысяч рублей в месяц. Это в сотни раз меньше, чем их коллеги за рубежом. И, понятно, что в ситуации, когда знания востребованы, молодые специалисты везде нужны, получается, что мы финансируем экономический рост за рубежом. Вместо того, чтобы решать эти ключевые вопросы — повышение зарплаты, повышение ассигнований на науку, правительство, имея 800 уже миллиардов рублей денег, которые они не знают, куда девать (в стабилизационном фонде), они отказывают Академии наук в прямом, очевидном решении этих задач. Они не хотят тратить деньги на приобретение научной литературы нужных объемов для библиотек, они не хотят тратить деньги на закупку научного оборудования. А какая может быть наука без современной материальной базы? В итоге, Академия наук сегодня принимает решение увеличить еще долю заработной платы в структуре общих расходов. То есть поддержать людей за счет, по сути дела, научно-технического оснащения их работы. Это абсолютно неправильно. Мы говорим о необходимости поднять ассигнования на науку, как минимум, в три раза. А господин Фурсенко, который приехал на заседание Академии наук и был встречен криками: «Позор!», — такое впечатление, что как небожитель, свалившийся с Луны или с Марса, плохо понимает не только закономерности современного экономического роста, но и плохо понимает свою ответственность за ту сферу, которой он управляет. Я бы его назвал «министр 25%», потому что главная идея Фурсенко, которую он выдвинул за последний год, это на 25% сократить объем обязательных часов в средней школы, якобы для того, чтобы поднять заработную плату учителям, снижая им учебную нагрузку. Сейчас в Академии наук он тоже предлагает на 25% сократить бюджетные ставки для того, чтобы опять же поднять заработную плату остальных и заставить подтолкнуть академические институты к коммерциализации своих работ, чтобы они восполнили ликвидацию 25% бюджетных ставок расширением ставок в коммерческом секторе, и разделить ставки бюджетные от ставок коммерческих. Фурсенко вот так примитивно пытается решать все вопросы.

У правительства есть реальные рычаги решения проблем. Что значит сократить в средней школе нагрузку на 25%? На одном заседании Академии наук шел очень острый разговор о качестве наших учебников, об уровне преподавания в средней школе. Приводились цифры, согласно которым, образование старших школьников сегодня упало где-то в четвертую десятку стан мира. То есть мы теряем будущее страны, скатываясь на уровень слаборазвитых стран по качеству образования. И здесь тоже проблемы все очевидны. Зарплату учителя поднять в три раза надо, дать школам нормальные комплекты государственных учебников. Не пускать дела на самотек, кто где захотел — купил, а разработать хорошие современные учебники, что Академия наук сейчас делает, и каждому школьнику дать необходимое количество комплектов этих учебников. Отремонтировать школы, естественно. Вот и все проблемы.

Вместо этого, еще раз напомню, при том, что у правительства 800 миллиардов рублей избытка денег сегодня и только из-за инфляционного обесценивания стабилизационного фонда мы уже потеряли около 30 миллиардов рублей. Кстати, из-за того, что Центробанк накапливает валютные резервы в долларах, мы уже потеряли 25 миллиардов долларов за последние годы из-за обесценивания долларов. У нас, фактически, правительство скапливает деньги в кубышку, из которой они все время утекают через инфляцию, обесцениваются. И потери 30 миллиардов рублей вследствие инфляционного обесценивания стабилизационного фонда это, примерно вдвое больше, чем нужно на самом деле, для того, чтобы нормализовать ситуацию в средней школе. Деньги есть, а вместо этого нам предлагают коммерциализировать образование и коммерциализировать науку.

То есть сократить на 25% бюджетные ставки и тем самым подтолкнуть учебные и научные учреждения к коммерциализации. Школа как может коммерциализировать свою работу? Только с родителей собрать деньги. Поэтому, когда Фурсенко мы спросили, а кто будет платить за эти 25% учебного времени, которое вы предлагает сделать факультативно-добровольным? Он побоялся сказать слово «родители», но ведь другого источника нет. У предпринимателя сегодня никакого мотива спонсировать образование нет. Есть мировой опыт, который доказывает, что даже в самых коммерциализированных странах, как Америка, например, доля государства в образовании является абсолютно доминирующей. В среднем почти 100%, а в высшем образовании — 2/3. То есть, фактически, весь мир сегодня идет по пути всеобщего бесплатного высшего образования, доступного за счет государства.

Замечательная инициатива Путина с назначением губернаторов

Почему инициатива хорошая?

Да хоть бы и потому что сроду в России губернаторов не избирали на прямых выборах. Страна такая, для излишней самостоятельности губерний малопригодная. Чуть что, так начинает разваливаться аккурат в соответствии с административно-территориальным делением. Что говорит о пристрастии русских к порядку даже в самой анархии и напрочь опровергает миф о русской неорганизованности. Вот взять хотя бы Шелковской и Наурский районы Чечни – в составе Ставропольского края ни о каком сепаратизме и речи не шло, а в ЧР “имеет место быть”.

К тому же на территориях, заполненных инородным населением, прямые выборы всегда заканчиваются избранием губернатора-национала, что не всегда отвечает интересам всей федерации. Хотя, надо сказать, назначение русского Колбина первым секретарем ЦК Казахстана при Горбачеве привело к Алма-Атинскому погрому, но это говорит лишь о слабости центра – в иное время, при иной власти Леонид Брежнев прекрасно справлялся с руководством этой республикой.

Иное время, иные люди – вот, собственно, и ключ к пониманию всей несостоятельности очередной путинской новации.

Прежде всего бросается в глаза абсолютная бестактность, какая-то нечувствительность власти к ситуации.

Ну какое отношение имеет теракт в Беслане и борьба с терроризмом в целом к назначению “губеров”?

Во-первых, силовики все как один подчиняются федеральному центру, а не губернаторам. Прямые возможности же глав администраций влиять здесь на ситуацию крайне малы, только опосредованно. Если и может кто-то нести ответственность за Беслан, то полпред президента в ЮФО, но смена поста полпреда на министерский навряд ли является “наказанием”, как и назначение нового полпреда – явно не награда. И уж точно не средство радикально решить проблему. Кстати, полпред в ЦФО Полтавченко никак не отмечен в связи с терактами в Москве – видимо, роль полпреда признана просто незначительной.

Во вторых, в Ингушетии “рулит” назначенец президента М.Зязиков. И что, уберегло это Назрань от набега? В Чечне назначенец президента А.Кадыров сам стал жертвой теракта. Более того, и прежний ингушский президент Аушев тоже был в свое время креатурой, угодной центру – герой Советского Союза, боевой кадровый офицер был вполне лоялен Кремлю. Да и Д.Дудаев тоже стал президентом Ичкерии не без поддержки Москвы, за что отплатил лояльностью Кремлю и в 1991-м, и в 1993-м.

Если Россия императорская и Россия Советская имели все-таки ясную цель – управляемость регионов, развитие внутренних производительных сил, формирование общественных институтов и в конечном счете – унификация культур и экономик до полного неразрываемого единства, то Россия путинская осознанной цели не имеет вообще и даже сформулировать ее органически не способна. Иначе либо Павловский, либо Белковский уже предложили бы на выбор целый пасьянс национальных стратегий. Однако – не востребуется…

Чего хотят “нынешние”?

Управляемости, конечно. А зачем им управляемость? Уж точно не для развития внутренних производительных сил. Им нужно “рулить” и “делать бабло”, а что получается в регионе вследствие их “руления” их волнует мало, ну хоть бы и, потому что если генерал-губернатор при царе обзаводился в управляемой им губернии крупными земельными ресурсами, то именно в следствие этого обстоятельства был заинтересован и в росте производительных сил, и в формировании приличествующих общественных институтов – поскольку с завершением его губернаторства отношения его с этой территорией не заканчивались. Не заканчивались они и с центральной властью, которая с завидным постоянством рекрутировала в систему управления и его самого, и детей его, и внуков (если они, как Софья Перовская, не кидались бомбами).

В результате же современного отношения к кадрам и территориям мы имеем очень своеобразных губернаторов, причем экзотических фигур среди одобренных президентом глав регионов едва ли не больше, чем среди “неодобренных”. Взять хотя бы ульяновского “прокуратора” Шаманова – а никуда не денешься, нужно любить.

В этом, собственно, главный порок выборности глав регионов, которые, вследствие народного волеизъявления, приобретают фактическую несменяемость. Так бы можно было признать кадровую ошибку и исправить по-тихому, переведя неудачного чиновника, ну хоть бы и в контрольное управление УД Администрации президента, как в свое время Путина. А тут как? Тем более в национальных регионах, где главы и вовсе числятся президентами. Разве можно уволить президента?

В итоге у нас абсолютно безответственная, абсолютно деспотичная в худшем варианте местная власть. И конечно терпеть такое безобразие нельзя. Если уж в Москве сидит Лужков, для которого, по его собственному выражению, закон – не догма, а повод к размышлению, то о чем тогда говорить в регионах, куда три года скачи, а не доскачешь?

Мы читаем про “страну Туркменбаши” и удивляемся, как на месте советской Туркмении могло возникнуть абсолютно средневековое ханство, а в составе Российской Федерации, и не так уж далеко от федерального центра, прекрасно существует фактически абсолютно независимая от Москвы “страна Башкирбаши” с несменяемым “президентом” и порядками, лишь немного более свободными, чем в Туркмении. И ничего. А что там творит Дарькин в Приморье и вовсе неизвестно – это как Восточный Тимор, далеко и неинтересно.

Назначать губернаторов надо. Но теперь посмотрим, кто по должности будет их назначать, по каким принципам отбирать и для чего вообще это нужно?

Губернаторские выборы – это огромная кормушка для политтехнологического сообщества, практически целиком подконтрольного сегодня ведомству г-на Суркова, т.е. Администрации президента, которая, вообще-то, и изначально создана была для управления регионами. Но управлять по-настоящему за 10 лет существования Администрация не научилась, что прекрасно иллюстрирует жалкая судьба полпредов президента. Зато Администрация прекрасно освоила способы заработка на смене власти в регионах. “Рулить” оказалось куда выгодней и интересней, чем управлять.

Но губернаторы, раз избравшись, не хотят сменяться. Посмотрим статистику – подавляющее большинство “губеров” избирается на второй срок, а если позволяют обстоятельства, то обходят Конституцию и лезут на третий. И все сливки достаются уже местным командам, формирующимся вокруг глав регионов. Полпреды грустят, Администрация президента считает дырки в бюджете и вынуждена отказывать себе в самом необходимом – в покупках яхт, вилл на Лазурном берегу и даже на простые бриллианты для любимых женщин подчас не хватает.

Увы, прошли времена, когда дамам дарили поместья и крестьян – теперь все больше в ходу свободно конвертируемые ценности либо недвижимость далеко от родных краев, что если и способствует росту производительных сил, то не российских уж точно. Правда, семья Лужкова проявила “патриотизм” и супруга его обзавелась обширными поместьями в Белгородской области, но и та в последнее время смотрит вдаль, прикупая нефтяные месторождения в Азербайджане – там давно уже власть переходит от отца к сыну, что, конечно, вызывает зависть у наших региональных властителей. По богатству семья Лужковых, пожалуй, не уступит семье Алиевых, а вот по стабильности приобретенных богатств – не идет ни в какое сравнение.

Естественно, смена механизма передачи власти в регионах сулит новые возможности для “освоения”. Вырастает значение местных Законодательных собраний – значит, вырастает и значение выборов в них, растут средства, привлекаемые кандидатами в депутаты. Выборы депутата Мосгордумы по затратам сейчас уже вплотную приближаются к выборам в Госдуму. Для же полной подконтрольности власти “Единая Россия” должна иметь подавляющее большинство не только в Государственной думе, но и в каждом законодательном органе субъекта федерации. Это ли не поле для практически неограниченных возможностей?

Кстати, в случае победы на местных выборах оппозиционной партии власть закладывает механизм внесения кандидатуры губернатора из центра – мятежное Заксобрание, конечно, может отклонить кандидатуру, присланную из Москвы, но своего выдвиженца назначить не может.

Это, конечно, увеличивает вес центра, но вот сможет ли Москва даже через “управляемые” Заксы так же легко инициировать отстранение от должности зарвавшегося или просто никчемного назначенца? Вот не видно пока этого механизма, а он-то куда более важен, чем процедура собственно назначения. Пока, кроме вливания колоссальных средств на подкуп “лояльных” депутатов местных Заксов, иного не просматривается. Уповать на то, что местные депутаты окажутся менее корыстны и более дисциплинированы, чем федеральные, не приходится – аппетит приходит во время еды, а разогреваться этот аппетит начнет уже во время выборов, которые, в виду возрастающего значения Заксов, станут более “дорогими”, чем сейчас – а Администрация президента сегодня явно играет на рост расценок. Деньги же, вложенные в выборы, захочется “отбить”. Средний представительный орган состоит из 50 депутатов, в стране 88 регионов… Прокормим ли?

Болезнь прогрессирует

Барнаульское информационное интернет-агентство обвиняют в разжигании межнациональной розни

 Управление Росохранкультуры подало иск в Железнодорожный суд Барнаула с требованием ликвидировать информационное Интернет-агентство «Банкфакс» за разжигание межнациональной розни.

Поводом для подачи иска стал комментарий анонимного автора, опубликованный 17 февраля на сайте агентства. Под обращением Росохранкультуры к сибирским СМИ с просьбой проявить корректность при освещении тематики «карикатурного скандала» и по вопросам межнациональных отношений в целом комментатор под псевдонимом bratka позволил себе несколько оскорбительных выражений в адрес мусульман. Росохранкультура вменяет информационному агентству нарушение ст. 11 закона «О противодействии экстремистской деятельности».

 По мнению Интернет-технолога, руководителя проекта «Электронный город» Александра Ларьяновского, сотовый или Интернет-операторы не должны нести ответственности за то, что пользователь говорит по телефону или комментирует на сайте. По мнению Ларьяновского, само основание возбуждения уголовного дела является спорным, сообщает Агентство Национальных Новостей.