Архивы за месяц Июнь, 2012

НУ И ХРЕННИКОВ!

.

27 февраля по американской радиостанции «Свобода», поселившейся у нас как дома, выступал композитор Т.Н. Хренников. Ему сейчас 92 года, и еще при И.В. Сталине он был генеральным секретарем Союза композиторов СССР. Отвечая на просьбу трех журналистов, одного американского и двух «наших» рассказать о запомнившихся ему встречах с руководителями государства — а он всех их пересмотрел и переслушал — Тихон Николаевич рассказал только об И.В. Сталине, о четырех запомнившихся ему заседаниях Политбюро, на трех из которых обсуждались и принимались решения о присуждении Сталинских премий в области литературы и искусства. Вначале Т.Н. сказал несколько общих фраз о том, что Сталин был эрудированным руководителем и читал книги, которые выдвигались на Государственную премию.

Обсуждается роман «Даурия». Все — за, один Александр Фадеев — категорически против. В книге, по его словам, не отражена роль партии, он рассказал, что сам участвовал в событиях тех лет, что его двоюродный брат, член партии Сергей Лазо был сожжен японцами в топке паровоза, что партия была организатором партизанской войны против японцев на Дальнем Востоке и т.д. Обсуждение зашло в тупик, потому что доводы были весомыми.  Сталин мягко стал переубеждать Фадеева, говорил, что роль партии в этой книге не забыта, что художественное произведение — не публицистическое, в нем не обязательно все должно соответствовать историческим событиям. Обратился к членам Политбюро: что будем делать? — решили присудить.

Академик Греков (умерший в один год со Сталиным) представляет книгу исторического содержания. Сталин его спрашивает: «Товарищ Греков, Вы эту книгу читали?» Лицо седовласого академика заливается краской: «Нет, товарищ Сталин, к сожалению, не читал».  «А я, к сожалению, читал», — отвечает Сталин и рассказывает по памяти эпизод за эпизодом, которые ему в этой книге не понравились. Надо понимать (Т.Н. Хренников не сказал), что премия пролетела мимо этого произведения.

Виртуоз игры на балалайке Нечипоренко был выдвинут на соискание Сталинской премии и прошел все этапы обсуждения и принятия решения о присуждении ему премии. Вдруг на заседании Политбюро выступает один из участников заседания и говорит, что присуждение Сталинской премии за игру на таком инструменте, как балалайка, было бы принижением значимости Сталинской премии. Никто не находит, что возразить или как поддержать выступавшего, молчит и И.В. Сталин. Защитил Нечипоренко сам Хренников, вспомнив о знаменитом балалаечнике Андрееве, его оркестре, ещё о ком-то, рассказал, что Нечипоренко с балалайкой — это то же, что Ойстрах со скрипкой.

Последнее заседание Политбюро, на котором присутствовал Т.Н. Хренников, состоялось в декабре 1952 г., за два-три месяца до смерти Сталина. Вел заседание, как это было в последние годы, Маленков. Сталин сидел в стороне. Маленков читал какой то документ, относящийся к «делу врачей». Вдруг Сталин сказал: «У нас что, в Политбюро антисемитизм поселился? Это было бы позором для партии». Маленков остановился и сразу же отреагировал: «Мы слова товарища Сталина должны принять к сведению и исполнению». Хренников после заседания Политбюро летел, по его словам,  домой на крыльях, чтобы сообщить жене Кларе — еврейке, что никакой депортации не будет и им не придется уезжать в Биробиджан или куда-то еще. Москва, по его словам, «гудела» (надо понимать — еврейская. — В.К.), передавая  слова Сталина из уст в уста. «Но на самом деле, — продолжил рассказ Хренников,- ничего не изменилось, наоборот становилось все хуже и хуже. Сталин был не только великим руководителем, но и великим артистом. Ничего без его «слова» не делалось». В чем заключалось «хуже и хуже», Тихон Николаевич не рассказал, но, как можно понять, перестало быть хуже московским евреям и их родственникам лишь после смерти И.В. Сталина.

ПО СТАРЫМ РЕЦЕПТАМ

В министерстве обороны США продолжаются попытки реанимировать программы, допускающие возможность использования дезинформации для обработки зарубежной аудитории, причем не только во враждебно относящихся к Америке, но и в нейтральных и даже в союзных ей странах. Сообщая об этом со ссылкой на высокопоставленных официальных лиц в гражданском и военном руководстве Пентагона, газета «Нью-Йорк таймс» указывает, что администрацию США «все более тревожат» поражения в информационно-пропагандистских баталиях, например, с арабским телеканалом «Аль-Джазира». В Вашингтоне недоумевают, почему Америке, успешно торгующей даже с недоброжелателями своими машинами и кока-колой, не удается «продать» за рубежом «свои демократические идеалы». Согласно публикации, основанием для споров служит секретная директива под названием «Дорожная карта информационных операций», подписанная министром обороны США Дональдом Рамсфелдом в конце 2003 года. В ней он поставил задачу превращения «информационных операций в один из коренных компонентов военной компетенции» и потребовал разобраться, как обычная работа по поддержанию связей с общественностью и прессой может и должна сочетаться с тайными психологическими операциями и информационными кампаниями. Судя по сообщению «Нью-Йорк таймс», ясного ответа на последний вопрос у подчиненных Рамсфелда по-прежнему нет. Идут «ожесточенные дебаты», например, вокруг еще одной секретной директивы — «3600.1: Информационные операции». Прежде она, согласно статье, допускала проведение «агрессивных информационных кампаний» в отношении враждебных лидеров, но не союзников и не нейтральных стран. Теперь же предлагается «расширить целевую аудиторию для подобных миссий». Впервые о планах Пентагона по использованию дезинформации для поддержки политических целей США стало известно почти три года назад. Вспыхнул скандал, и так называемый Отдел стратегического влияния, выступивший с этой инициативой, спешно прикрыли. Однако, как теперь подтверждается, идея продолжала жить, а возможно, и развиваться. Старый отдел был создан в аппарате замминистра по политическим вопросам Дугласа Файта, он же продолжает курировать это направление и теперь. По словам «Нью-Йорк таймс», его собственный заместитель Райан Хенри отвечает сейчас за весь ведомственный агитпроп, официально именуемый «поддержкой публичной дипломатии». К Файту же стекаются и итоги исследований по подготовке упомянутой «дорожной карты»: например, в октябре 2004 года группа специалистов из Национального оборонного университета США предложила создать в стране по аналогии с ЦРУ пост «директора центрального информационного управления» и сосредоточить в его руках руководство всеми информационными программами — и публичными, и тайными. Прошлым летом командующий коалиционными силами в Ираке генерал Джордж Кейси по сути сделал именно это в пределах своей зоны ответственности. Он объединил свою пресс-службу и командование специальных психологических операций в едином «офисе стратегических коммуникаций». Председатель Комитета начальников штабов ВС США генерал Ричард Майерс предупредил его об опасности подобного симбиоза, однако, как пишет со ссылкой на офицеров в Ираке «Нью-Йорк таймс», предостережение было проигнорировано. Теперь некие «высокопоставленные военные официальные лица в  Вашингтоне» заявили газете, что в зоне боевых действий местное командование вправе распространять заявления для прессы, которые «содержат долю правды, но при этом явно нацелены прежде всего на то, чтобы спровоцировать некую реакцию противника». Со стороны бесконечные споры и реорганизации в американском агитпропе — как военном, так и гражданском, — живо напоминают сюжет известной басни «Квартет». Возможно, правда, что в отличие от героев Крылова «публичным дипломатам» США мешает не столько собственная тугоухость, сколько негодные политические ноты. Но признавать это они наотрез отказываются.

Вывезем нефть и заживем «своим умом»

В России прошел третий международный форум «Нефть России — настоящее и будущее». На нем были озвучены точные сроки исчерпания главного российского богатства — нефти. Нынешние высокие мировые цены на этот вид топлива в сочетании с бездарными реформами в налоговой сфере приведут страну через несколько лет нас к настоящему дефолту.

Пока все выглядит прекрасно — нефтедобыча на протяжении последних лет растет бешеными темпами. Если в прошлом году мы добыли 421 миллион тонн нефти и вышли по этому показателю на второе место в мире, то в этом прогнозируется добыча уже 432 миллиона тонн.

Однако настораживает то, что в течение десяти лет нефтедобыча компенсируется нефтеразведкой только с коэффициентом 0,6, притом, что для одной только стабильности необходимо иметь как минимум 1,5.

Это означает, что мы выкачиваем наполовину больше нефти, чем приращиваем, в то время как по нормативам должны были бы приращивать в полтора раза больше, чем добывать. Кстати, и разведываем-то мы такие запасы, которые называются трудноизвлекаемыми. Их доля в общем нефтяном балансе уже сейчас составляет 55%, а к 2010 году достигнет 70%. Нефтяные компании очень мало вкладывают в разведку, многие используют просто варварские методы добычи, когда с месторождения снимаются только «сливки».

Напомним, что в советские время сроки эксплуатации месторождений рассчитывали таким образом, чтобы постепенно снижать добычу. При нынешней системе нам грозит не постепенное, а резкое падение добычи нефти. И даже если компании и государство после того, как это произойдет, привлекут громадные инвестиции для поддержания добычи, то чуда не произойдет. Из-за большой инерционности отрасли: ведь продажу за рубеж такого количества нефти в течение полутора десятков лет мы можем себе позволить благодаря тому, что советские геологи в течение 50 лет добивались постоянного превышения разведки над добычей.

Заместитель председателя комитета Государственной думы по природным ресурсам и природопользованию Валерий Прозоровский озвучил расчеты Министерства энергетики: уже к 2006 году динамика роста добычи сменится падением, а к 2011 году баланс вообще станет отрицательным.

Так как в Западной Сибири месторождения уже истощаются, необходимо будет разрабатывать другие участки, что резко повысит себестоимость нефти. А наши нефтяные компании пока «пасутся» на уже готовых скважинах и разведанных месторождениях, и даже там они не испытывают потребности во внедрении новых технологий. Да и зачем им в условиях внутреннего монополизма тратиться на разработку новых технологий?

На территории СНГ только Россия не смогла выйти на дореформенный объем добычи нефти. Все остальные нефтедобывающие республики за это время увеличили добычу в несколько раз, а Казахстан в пять раз увеличил только экспорт.

Что привело российскую «нефтянку» к столь плачевным результатам? В ельцинскую эпоху становления нового российского государства внятная нефтяная политика не была сформулирована — не до того было отцам-основателям. Тем временем предприимчивые дельцы собирали лакомые куски нефтяной собственности, выстраивая свои империи.

В 2000 году Минэкономразвития под руководством Германа Грефа приступило к разработке новых порядков для отрасли. Они привели к тому, что во-первых, стало совершенно невыгодно заниматься нефтеразведкой (отменили специальный налог на воспроизводство минерально-сырьевой базы); во-вторых, переработкой нефти (из-за высоких акцизов и повальной подделки фирменного топлива); в-третьих, новые налоги стимулируют выборочную разработку (поскольку их величина не зависит от сложности геологических условий добычи). Выгодным стало одно — любой ценой уменьшать себестоимость добычи и гнать добытую нефть за рубеж. Временами нефтяники увлекались экспортом настолько, что ставили под угрозу проведение посевной, как, например, весной прошлого года.

Можно ли подозревать наших сегодняшних реформаторов, сконцентрированных в ведомстве Грефа, в сознательном игнорировании национальных интересов России? Скорее всего, они просто не могут избавиться от так называемого «нефтяного проклятия», которое преследует развивающиеся страны. Все их попытки развивать перерабатывающую промышленность, иные, более технологичные отрасли постоянно терпят неудачи. Все происходящее у нас подтверждает версию, кажущуюся невероятной: от «нефтяного проклятия» новые реформаторы решили избавиться радикальным образом — как можно быстрее вывезти дешевую нефть, угробить «нефтянку», добить Газпром реформой-«расчлененкой», и после этого поневоле начать жить «своим умом», не возлагая больших надежды на энергоресурсы.

ОТКУДА ВЗЯТЬ?

…Теперь о той новости, что заставила взяться за перо. Это юбилей в Освенциме. Публикуя цифры погибших в лагере, дали две колонки — тех, что объявили, и тех, что подтверждены по немецким документам. И вот что в новостях «Евроньюс» удивительно: если для советских военнопленных, поляков, цыган и прочих число погибших и учтенных соответствует один к одному, то по евреям числится 100 000, а объявлено полтора миллиона — то есть разница в 15 (пятнадцать) раз! Если немцы уничтожили документы и взорвали крематории Освенцима, то откуда взяты полтора миллиона? А ведь что интересно — зачем немцам было везти через всю Европу людей для уничтожения? Ведь концлагеря создавались для обеспечения военных заводов, шахт и т.п. рабочей силой. Если немцам нужно было уничтожить людей, они это делали на месте — см. Бабий Яр и другие места. Причем не своими руками, а всяких латышей и эстонцев, наших полицаев и прочей сволочи. Что-то здесь не сходится. Вообще-то я не сомневался, что западноевропейцы русских подсознательно ненавидят. Ведь если признать, что по всем национальностям оценка произведена неверно, то евреев уничтожено только в три раза больше, чем советских военнопленных или, в четыре раза, чем цыган.

Но ведь были народы, которых немцы уничтожали куда как основательнее, чем евреев. Так, крымчаков уничтожили на 90% (девяносто процентов!!!). Да и зачем сразу по прибытии поезда уничтожать всех прибывших?

Так что если есть цифра в 1,5 млн.*, то, думается, она относится ко всем категориям учтенных, а не к одним евреям. Да и непонятно, откуда взяты эти полтора миллиона — или из ведомства Гиммлера, или из глазомерной оценки? Если оценка глазомерная, то как определили пропускную способность крематориев, если их взорвали немцы? Или же вся эта шелуха служит прикрытием факта участия немецких евреев в делах Третьего рейха?

Недавно я купил книгу мемуаров Главкома ВМФ Германии во Второй мировой войне Э. Резера. Он пишет: «Когда поднимался вопрос о евреях, служащих на флоте, я всегда лично вставал на их сторону и почти всегда выходил победителем. Два еврея — офицеры флота — были уволены со службы на основании антисемитских Нюрн-бергских законов. Мы позаботились о том, чтобы они смогли занять приличное положение на гражданской службе. Когда разразилась война, они были тут же возвращены на флотскую службу в прежних званиях и оправдали наше решение своим прекрасным и искренним выполнением своего воинского долга. В другом случае мне удалось убедить Гитлера и Гесса разрешить офицеру-еврею, о котором шла речь, остаться служить на флоте.

Знаком высокого уровня единения и морали на флоте служил тот факт, что в каждом случае, когда возникала угроза положению того или иного офицера из-за его неарийского происхождения, его прямые начальники лично сражались за него, и этот офицер получал такие же должности и повышения в звании, вплоть до самых высоких постов, что и другие офицеры. Лишь очень немногие знали о том, в каком случае вообще поднимался вопрос происхождения. И каждый флотский офицер с еврейской кровью, без какого бы то ни было исключения, достойно и преданно нес свою службу на протяжении всей войны».

Получается, что в главном штабе ВМФ служили два настоящих еврея! Конечно,
Г. Геринг мог сказать, что он сам решает, кто у него еврей, и Мильху приписали отца-немца (мать писала, как говорят, объяснительную, что сын не от мужа), но проверить этого не могу. А ведь Редер входит в пятерку высших руководителей военной машины рейха. И его заявление о евреях напечатано черным по белому. Остается только одно — верить, что все врут и верить никому нельзя.