Россия в целом, либо ее отдельные социально-экономические блоки мало управляются или не управляются вовсе

.

 

Уже стало «общим местом», что Россия в целом, либо ее отдельные социально-экономические блоки мало управляются или не управляются вовсе.

Хотя с другой стороны это не совсем так. Во-первых, полностью неуправляемых социально-экономических систем не существует, а во-вторых, управление всегда осуществляется в чьих-либо интересах, в интересах какой-либо общественной силы – класса, слоя, группы людей, отдельной личности, региона и т.п. Короче говоря, — в интересах реального субъекта управления. Иначе просто не бывает.  Поэтому, когда мы говорим, что та, или иная ситуация, или экономика страны в целом не управляема, да еще по привычке повторяем, что это «наша экономика», то мы, по сути, имеем в виду, что она не управляется  в наших с вами интересах, в интересах большинства населения, «рядовых» налогоплательщиков.

Так, стало быть, она управляется в чьих-то других интересах, в интересах какой-то иной общественной силы и, видимо, весьма могущественной и влиятельной ? Увы, это так и есть !

Так что же это за сила, что же это за группа людей? Описаны ли они в литературе ? Да! Это бюрократия ! И проблема (читай «национальная трагедия») забюрокрачивания советского, а теперь в еще большей степени и российского общества, не частная, а магистральная, ключевая (!) проблема нашей с вами жизни.

Мы слишком долго живем в системе, основным признаком которой является фактически полная независимость управленческой элиты от общества, от налогоплательщиков. И утопическое советское, и современное российское общества построены по принципу «личность – для государства, государство – для идеи». И хотя  «идеи» меняются на противоположные, все остальное остается незыблемым.  Между тем, еще по наблюдениям Ф.Энгельса, политическая власть, ставя преграды экономическому развитию, может причинить ему величайший вред, вызвать растрату сил и средств в массовом количестве, а в конце концов – исход, трагичный для нее самой.

Трудно найти российского человека, не пострадавшего от бюрократии. Слезам, обидам, травмам, унижениям и даже трагедиям — несть числа. Куда реже можно встретить целостное понимание: что такое бюрократия?

Многописание? Формализм? Степенная подчиненность? Бездушие? Волокита? …

Похоже. Но все как-то по касательной: штрихи, детали …

Откроем «Энциклопедический словарь»:  «Бюрократия – специфич. форма социальных орг-ций в об-ве (полит., экон., идеологич., и др.), в к-рых центры исполнит. власти практически независимы от большинства их членов».

Внимание! Здесь что-то есть! Ясно, по крайней мере, от какой печки танцевать. Ключевая идея – независимость от большинства – как хочу, так и верчу.

Почти все мы работаем в крупных организациях – на предприятиях, в колхозах, вузах, учреждениях.  Мы живем в городах и поселениях, которые тоже представляют собой чрезвычайно большие и сложные образования. Наша политическая, социальная и культурная жизнь, наш досуг, как правило, связаны с крупными учреждениями, организациями.

Без таких структур невозможна политическая, социальная и духовная жизнь общества, эффективное производство и распределение товаров, услуг, рациональное и безопасное использование достижений современной науки и техники.

Эти структуры создаются для решения определенных задач. Однако, когда они заполняются реальными людьми с их интересами, страстями и страстишками, то начинаются отклонения от предназначенной работы. Возникают собственные задачи: сохранение и упрочение своего статуса, обеспечение полного контроля над подчиненными. Растет число столоначальников, пухнет «управленческий пирог».

Демонстрируя свою необходимость и загруженность, они начинают плодить бесчисленные и бессмысленные инструкции и бумаги. В ответ на них получают новые бумаги.

«Существует теория, — иронически пишет в «Мышеловке на меху» один из самых блестящих исследователей и критиков бюрократии, английский писатель Сирил Норткот Паркинсон, — что любая контора, насчитывающая тысячу служащих, может быть административно самодостаточной. Этот специальный термин обозначает управление, которому не требуются  ни объекты управления, ни другие ведомства для переписки, ни какие-либо внешние контакты. Такая контора способна существовать за счет производимых ею служебных бумаг – начальники ее отделов полностью заняты тем, что читают отношения, которые составляют друг для друга.  Ее штаты имеют тенденцию разбухать вне зависимости от количества работы или даже при полном отсутствии таковой. До тех пор, пока статус руководителя будет измеряться количеством его подчиненных, главная контора будет продолжать расти и разветвляться, без конца увеличивая накладные расходы».

К тому же, чем больше организация, тем больше «этажей» управления, тем труднее согласование интересов различных  уровней и звеньев, тем она более инерционна и неповоротлива. Начинаются расстройства и сбои.

Можно сказать, что в такой структуре, как в сказке Г.Х.Андерсена или как в пьесе Е.Шварца, появляется  т е н ь. Постепенно она растет и играет все более и более  самостоятельную роль, подчиняя организацию своим собственным интересам и целям, практически подменяя ее!

 Может возникнуть вопрос: А почему, собственно, в курсе  менеджмента рассматривается бюрократизм?

Дело в том, что бюрократизм и менеджмент, во-первых, являются противоположностями, как ночь и день, как зима и лето. Чем больше бюрократизма, тем меньше менеджмента. Именно эта модель свойственна России! А во-вторых, как это часто бывает, бюрократизм и менеджмент находятся между собой в диалектическом противоречии и друг без друга практически не существуют нигде. Нет такой страны, пусть самой развитой, нет такой системы, пусть самой демократической и самой менеджерской, в которой бы не существовал нелюбимый всеми бюрократизм.

Бюрократизм – это то, что называют missmanagement !  То есть отрицание менеджмента.

Природно-ресурсный потенциал

 

Природно-ресурсный потенциал, представляющий собой совокупную производительность естественных ресурсов и благ  как средств производства и предметов потребления, выражающуюся в их потребительной стоимости и полезности, способные удовлетворять материальные и культурные потребности человека.

ПРП Кемеровской области значителен и разнообразен. Это явилось благоприятной естественной предпосылкой формирования не его базе широкого спектра отраслей и производств в основном топливно-сырьевого направления общегосударственной специализации.

Топливно-энергетические ресурсы – главный природно-ресурсный потенциал области. Ресурсы углей определяются в 191,6 млрд.т. Запасы углей, пригодных для открытой добычи в целом по бассейну определяются в 31,61 млрд. т. Ведущими районами, обладающими основным потенциалом углей для открытой добычи являются: Ерунаковский, Ленинский, Томусинский.

Минерально-сырьевые ресурсы. Запасы железных руд в недрах Кемеровской области оцениваются в 5,25 млрд. т, что достаточно для эксплуатации действующих металлургических предприятий Кузбасса, в течении 60-70 лет. Между тем, в 1990 году потребность предприятий черной металлургии региона обеспечивалась за счет местных руд лишь на 80,5%. Остальная потребность покрывалась за счет ввоза железорудного сырья из Казахстана, КМА, Урала и Иркутской области.

В предела Кемеровской области имеются месторождения, практически всего комплекса нерудного сырья для черной металлургии: флюсовые известняки, кварциты, долониты, огнеупорные глины, формовочные пески способные обеспечить потребность в них всех предприятий региона.

Кемеровская область располагает значительными запасами естественных ресурсов: глины, пески, известняки, асбест, слюда, мрамор и др. для создания на её территорий предприятий по производству строительных материалов. Одновременно, в регионе формируется огромная масса вторичных ресурсов, выступающих в качестве сырьевой базы для выпуска различных видов строительных материалов: кирпича строительного, цемента, стекла, мягкой кровли, извести. Потенциал этих ресурсов таков, что рациональное его использование позволяет полностью обеспечить потребности народного хозяйства в объемах значительно превышающих потребности в них Кузбасса.

Недра Кемеровской области концентрируют значительный ПРП местных агрономических руд: вторичных фосфоритов, цеолитов, а также запасы торфа, торфовивианита, сапропелей, болотных мергелей, известняков.

Лесные ресурсы Кемеровской области являются одной из важнейших составляющих её ПРП. Запасы древесины на территории области – 566,3 млн.м куб. значительно превышающие внутриобластные потребности. На одного жителя области приходится 178.1 м. куб. древесины. Например, в Новосибирской области этот показатель лишь 77.3 м.куб/чел.

Немаловажным фактором является то, что в породном составе преобладают хвойные породы 62.7%. Однако размещаются лесные ресурсы по территории крайне не равномерно. Основные запасы древесины сосредоточены в восточных и южных районах Кузбасса (Таштагольском, Новокузнецком, Тисульском, Мариинском и др.). Большое значение в потенциале лесных ресурсов занимают не древесные  ресурсы. Побочное пользование лесом имеет хорошую перспективу и может составить важную стать дохода лесохозяйственных предприятий и ощутимый источник продовольствия населению области.

Важнейшим элементом ПРП являются водные ресурсы.

 По данным многолетних наблюдений общий объем стока всех рек составляет 42.9куб.км. в год или 37,9 тыс.л/сут. на одного жителя области. Только из бассейна раки Томи ежесуточно забирается на хозяйственно-питьевые нужды 1,5млн.куб.м и на промышленные до 46 млн.куб.м. Однако поверхностные воды в большинстве случаев загрязнены и для питьевого водоснабжения не пригодны, по этому очень важным резервом гидроресурсов являются подземные воды.

Особую ценность составляют расположенные , в основном, в предгорьях Кузнецкого Алатау, месторождение минеральных вод.

Таким образом, проведенные данные позволяют сделать вывод о наличии на территории Кузбасса значительного потенциала водных ресурсов, способных полностью удовлетворить внутриобластные потребности при условии их рационального пользования.

Потенциал рекреационных ресурсов.

Особенности природно-климатических условий Кемеровской области позволяют отнести ее территорию к благоприятным и относительно благоприятным зонам для стационарного отдыха. В первую очередь это долина реки Томи, горные массивы Кузнецкого Алатау, Салаира и Горной Шории. Большая часть рекреационных зон является зонами областного масштаба. Территорию Горной Шории, по оценкам специалистов, возможно отнести к разрезу общереспубликанских и международных зон туризма и отдыха.

Однако существующее размещение зон отдыха пока создается стихийно, зачастую без учета благоприятных природно-ландшафтных условий.                  

Минеральные, термальные воды и лечебные грязи

 

Минеральные воды. Согласно классификации В.В. Иванова и Г.А. Невраева в пределах рассматриваемой территории выделены минеральные воды без «специфических» компонентов и свойств и «специфические».

Лечебное значение этих вод определяется основным ионным составом и общей минерализацией при наличии в газом составе только азота или метана, которые при атмосферном давлении содержаться в незначительных количествах.

В кузнецком артезианском бассейне широко развиты гидрокарбонатно-хлоридные натривые (щелочные) метановые воды, характерные для зоны замедленного водообмена. Воды безсульфатные, с РН более 8 и минерализацией 2-10 г/л. На больших глубинах (до 1200-2500м) воды содержат биологические активные компоненты йода и брома. Воды, изливающиеся с глубин 500-700 м, имеют температуру на устье скважин 15-22 градуса С. Наиболее высокая насыщенность вод метаном наблюдается в сводах некоторых антиклинальных структур, где породы характеризуются повышенной трещиноватостью. Дебиты скважин низкие. Конкретная возможность использование вод этой группы не изучена.

Углекислые воды. На многих участках в зонах сопряжения Кузнецкого бассейна с окружающими горными сооружениями встречены слабоуглекислые, преимущественно пресные воды.

Терсинское месторождение углекислых минеральных вод расположено в долине р. Верхней Терси на северо-востоке от города Новокузнецка. Водовмещающие породы: угленосные пермокарбоновые песчаники, алевриты, аргилиты и пласты бурого угля, слагающие терсинскую антиклиналь. В осадочные породы внедрены магматические базальты и диабазы. Зоны активного водообмена с пресными водами мощностью 50-80м в содержании в водах этой зоны свободной углекислоты составляет 0,3-0,5 г/л. До глубины 400-600 м распространена зона замедленного водообмена с гидрокарбонатными натриевыми солоноватыми и соленными водами. По зонам нарушений внедряются инфильтрационные воды и смешиваются с углекислыми.

Минеральные воды на месторождении вскрыты в долинах рек Макариха и Верхняя Терсь на глубинах от 36-100 до 220-540 м. Минерализация их изменяется от 2-3 до бг/л при содержании свободной углекислоты 0,5-2,8 г/л. Наиболее минерализированны воды, вскрытые в ядре антиклиналии на глубинах 209-227 м, оконтурены менее минерализироваными.

Терсинская минеральная  вода близкая по составу к «Боржоми», имеет высокие вкусовые качества, может употребляться как лечебная, столовая и представляет большой практический интерес для создания в Кузбассе, в непосредственной близости  от промышленных центров, местного бальнеологического комплекса и завода для разлива углекислой воды в большом объеме.

Таким образом, эксплуатационные ресурсы подземных вод освоенных и изученных районов Кузбасса и обрамляющих его  горных сооружений достигает 40 куб м/с и могли бы полностью удовлетворить потребность городов и сел, однако даже разведанные запасы 680 тыс. куб. м/сут. Используются неполно и в ряде случаев эксплуатируются поверхностные воды (г. Кемерово, Междуреченск).

Ресурсы минеральных вод широко распространены в южной части низменности на обрамлении её горными сооружениями. Используются мало. Углекислые преимущественно пресные воды распространены на протяжении Кузнецкого бассейна и Кузнецкого Алатау.

Потенциал рекреационных ресурсов. Качественный скачок в уровне жизни и структуре потребностей населения привел к значительному увеличению спроса на туризм и активный отдых. Все больше граждан имеют возможность провести свой отпуск в предприятиях рекреационного обслуживания. Стремительно растут и самостоятельные формы отдыха и туризма.

Рекреационные ресурсы принято называть часть природных и культурных ресурсов, обеспечивающую отдых, как средство поддержания и восстановления трудоспособности и здоровья людей.

Таким образом, рекреационная деятельность, как социальное явление, и рекреационные условия соответствуют определенному уровню развития производительных сил и производственных отношений.

На рекреационную активность влияет профессиональная структура населения.

В Кемеровской области основными элементами развития индустрии организованного массового отдыха и туризма являются высокий уровень промышленного освоения и урбанизации, напряженная экологическая обстановка, с одной стороны, и благоприятные природно-климатические возможности территории с другой.

Кузбасс располагает значительными природными ресурсами для развития отдыха и туризма. На территории Кемеровской области имеется несколько зон с высокой рекреационной способностью. Основными районами концентрации лечебно-рекреационных и туристических учреждений являются долина реки Томи с ее притоками в нижнем течении и долина р.Чумыш в верховье. Значительная нагрузка ложится и на горные районы, расположенные в близи железных дорог. Но рекреационными ресурсами мирового значения обладает лишь район Горной Шории.

Потенциал водных ресурсов

 

 Водными ресурсами принято называть все пригодные для использования воды, т.е. все виды гидросферы.  Наибольшее народнохозяйственное значение имеют пресные воды рек и озер, а самым значимым резервом являются подземные воды.

В настоящее время в Кемеровской области основными водными ресурсами являются реки, озера и подземные воды.

В пределах области всего учтено и классифицировано 21366 рек общей протяженностью 16479 км. Из них насчитывается 913 рек длиною свыше 10 км. Их общая протяженность 26 тыс. км.

Все реки области принадлежат к бассейну реки Оби, впадающей в Карское море.

Наиболее развита гидрографическая сеть в южных горных районах бассейна р. Томи.

Реки горных областей являются типичными горными потоками с порожистым, валуногаличным руслом, стремительно несущихся в глубоко врезанных каньонообразных долинах. Питание рек, в основном, смешанного типа и идет за счет талых вод сезонных снегов (до 45%), дождевого стока (30-35%) и подземных вод (до 20%). Среднегодовой модуль стока достигает до 50 л/сек с 1 кв. км. В общем выражении ресурсы поверхностных вод составляют по Кемеровской области 40,3 куб. км. В год. Густота речной сети в горных областях около 0,8 км.  на кв. км.

Ледовой режим горных рек сложен и зависит от скорости течения, уклонов, характера русла, микроклимата и т.д. Как правило, ледостав носит затяжной характер и длится около 30 дней, заканчиваясь во второй половине ноября. Вскрытие рек происходит во второй половине марта – начале апреля.

Амплитуда колебаний уровня воды варьирует в широких пределах от 1 до 8 м. в весеннее половодье  и 1-2 м в период дождевых паводков.

Чисто равнинных рек в Кемеровской области очень мало. В основном же большинство рек протекает как в горных областях, где они берут свое начало, так и в равнинных в своем среднем и нижнем течении. В верхнем течении это типично горные реки, но при выходе в равнинные просторы резком меняется их геологический режим и морфология долины. Это выражается в резком изменении русла – уменьшение уклона (менее 1-2%), образовании миандр, снижения водности (до 0,1 –0,2 л/сек. С 1 кв. км). Для равнинных рек характерен не равномерный режим стока и резкие колебания уровня воды. Питание их, в основном, за счет весеннего таяния снега, расход за весенний период в степных речках (р. Иня) доходит 70% годового стока. В таежной зоне доля дождевого стока и питания за счет подземных вод значительно выше (до 50%), водоностность также высокая – 4-5 л/сек на кв. км. Внутригодовое распределение также не равномерно – весеннее половодье – до 56%, летне-осенний период до 31% и зимний до 13%. Среднемноголетний

Модуль стока низкий – до 3,5 л/сек кв. км, в степной части Кузбасса густота сети 0,2-0,4 км/кв.км.

Основной речной артерией Кемеровской области является р. Томь, пересекающая Кузнецкую котловину с юго-востока на северо-запад, увеличивая расход воды с 650 куб. м/сек в районе г. Новокузнецка до 1100 куб. м/сек у г. Кемерово. Если в верхней части р.Томь не имеет широкой долины, то в районе г. Кемерово ширина долины Томи достигает 16 км, годовой сток распределяется следующим образом: снеговой – 44%, дождевой – 36, подземный – 20.

Одним из крупных притоков р. Оби является р. Иня, бассейн которой занимает юго-западную часть Кузнецкой котловины в пределах Кемеровской и Новосибирской областей. Это правый приток р. Оби. Её длина 663 км, а площадь водосбора 17600 кв. км.

В бассейне проживает более 600000 чел. населения, развито промышленное производство, угледобыча и с/х.

Питание реки преимущественное снеговое. Средний расход воды у деревни Кайла (119 км выше устья) составляет 45,6 куб. м. Впадает в реку Обь в районе г. Новосибирска.

Река ЯЯ, бассейн которой занимает северо-западную территорию области, является левым притоком р. Чулым. Длинна реки 319 км, площадь водосбора 11580 кв.км.

Она является основным источником хозяйственно-питьевого водоснабжения Яйского, Ижморского районов преимущественного агропромышленной специализации, а также в её бассейне расположены г.  Березовский, г. Анжеро-Судженск с преимущественным развитием угледобывающей промышленности, кварцитовый рудник Антоновский, р.п Барзас и др. поселения.

Река Чумыш, правый приток р. Оби, протекает в юго-западной части области, в пределах Салаирского хребта. Её правые притоки Сары-Чумыш, Кара- Чумыш и Толь-Чумыш являются источниками хозяйственно-питьевого водоснабжения значительной части Прокопьевского и Новокузнецкого районов. В бассейне Чумыша расположеня основные водозаборы городов Прокопьевска и Кисилевска.

Вдоль восточной границы Кемеровской области с Красноярским краем протекает р. Урюп, левый приток р. Чулым. В её верховьях размещены преимущественно предприятия АПК, а в нижнем течении развиваются объекты КАТЭК (район Березовской ГРЭС, расположенный на территории Красноярского края).

Общий объем стока всех рек по данным многолетних наблюдений составляет 42,9 куб. км в год. Питание рек на 50-85% обеспечивается за счет накопления твердых осадков (снега) за счет дождевого стока обеспечивается от 5 до 25% общего его объема и от 10% до 40% за счет грунтовых вод.

Сложные природно-климатические условия региона обуславливают большие колебания водности рек по годам. Модуль годового стока изменяется от 1-50 л/с с кв. км.

В северной части Кемеровской области в основном а пределах Тисельского района отмечается большое количество пресных озер, сравнительно небольшого размера (10, реже 100 га.). Питание озер в основном осуществляется за счет подземных источников.

По своим физико-географическим и геолого-гидрологическим характеристикам территория Кемеровской области весьма благоприятна для формирования и сохранения значительных запасов высококачественных подземных вод, в том числе источников лечебных и истоковых вод.

В большинстве районов Кузбасса успешно эксплуатируются аллювиальные песчано-гравийно-галичниковые отложения со значительными дебитами грунтовых вод верхних горизонтов.

В отдельных районах основными источниками питьевого водоснабжения являются трещинные воды более глубоких водоносных горизонтов, приуроченные к терригенным и магматическим породам палеозойского возраста.

Водоснабжение многих городов и поселков осуществляется за счет водозаборов на поймах рек, где наблюдается теснейшая гидрологическая связь между режимом подземных, грунтовых вод и режимами поверхностного стока.

Общие естественные ресурсы пресных подземных вод Кемеровской области составляет 162,2 куб.м/сек, в том числе – бассейны трещинных вод Кузнецкого Алатау – 89,6 куб.м/сек, бассейны трещинных вод Салаира – 6,0 куб.м/сек.

Прогнозная региональная оценка эксплуатационных ресурсов подземных вод выполнена работниками ЗСГУ в 1963 г. под руководством Н.С. Солярской и Е.А. Соцковой.

Под эксплуатационными ресурсами понимается количество подземных вод, которое может быть получено в единицу времени рациональными в технико-экономическом отношении водозаборными сооружениями при заданном режиме эксплуатации и качестве воды, удовлетворяющем требованиям всего рабочего рока потребления.

Оценка ресурсов проведена гидродинамическим методом на площади наиболее экономически освоенных районов области. На остальной площади эксплуатационные ресурсы приближено рассчитаны по величине минимально естественных ресурсов, определенных по минимальному модулю подземного стока. Эксплуатационные мощности водозабора определялись по максимальному положению, равному величине напора + половина мощности водоносного горизонта, не более 100 м от поверхности земли.

В целом, величина прогнозных эксплуатационных ресурсов Кемеровской области составляет 97,9 м куб./сек. Наибольший практический интерес для крупного водоснабжения представляет оценка производительности водоносных комплексов юрских и верхнепремских отложений в организациях Кузбасса, а также верхнечетвертичных аллювиальных отложений в долинах крупных рек области – Томи, Кондомы, Кии, которые обладают большими потенциальными возможностями для водозаборов мощностью до 50 л/сек. Средневзвешанный модуль эксплуатационных ресурсов составляет 6,66 л/сек с одного кв.км, изменяясь от 2,4 до 12,9 л/сек.

Прогнозные эксплуатационные ресурсы подземных вод Кемеровской области составляют 66778 л/сек.

Использование пресных подземных вод в пределах Кемеровской области направлено на хозяйственно-питьевое водоснабжение промышленных и с/х объектов, техническое водоснабжение промышленных предприятий и, частично, для орошения засушливых земель.

В горных и прегорных слабонаселенных районах, с обилием рек и речек с чистой водой проблема с водоснабжением затруднений не вызывает. Иное дело в промышленно развитых, густонаселенных районах Кузбасса. Потребности крупных промышленных центров в хозяйственно-питьевых водах колеблется от 30-50 до 200-350 тыс. м.куб/сут. Поверхностные воды в большинстве случаев загрязнены и для питьевого водоснабжения не пригодны. Наиболее крупными потребителями являются основные промышленные центры Кузбасса. Эксплуатация подземных вод ведется одиночными и групповыми скважинами, галереями, шахтными и трубчатыми колодцами.

Основную долю извлекаемой воды дают воды четвертичных аллювиальных отложений первых надпойменных террас р.Томи в Кемерове и Новокузнецке, где отбирается более 50 тыс.куб.м/сут воды для хозяйственно-питьевых и технических целей.

Большое значение для централизованного водоснабжения имеют подземные воды юрских отложений, в настоящее время используемые далеко от своих возможностей. Основными потребителями этих вод в настоящее время являются гг. Ленинск-Кузнецкий, Белово, Мыски. В с/х воды юрских отложений используются не полностью.

Значительную роль в водоснабжении Кузбасса имеют воды пермокарбоновых отложений с меньшей водообильностью, но большой интенсивностью эксплуатации многочисленными водозаборами с относительно не большой мощностью (1-3 тыс. м. куб/сут, редко 5 и более).

Следует отметить, что степень изученности подземных вод для обоснования централизованного водоснабжения крупных промышленных центров высокая и для каждого из них подготовлены площади с наличием эксплуатационных запасов, обеспечивающих перспективные потребности. Для Кемеровского промышленного узла рекомендованы запасы подземных вод на площади развития «Красноярских песчанников» верхней перми, верхняя трещиноватая зона которых характеризуется высокими фильтрационными свойствами и хорошим качеством воды. Для полного удовлетворения потребностей узла рекомендуются дополнительные мощности в аллювиальных отложениях долины р. Томи, на расстояниях от русла реки, достаточных для естественной очистки инфильтрованных вод.

В новокузнецком промышленном узле вопросы водоснабжения могут быть успешно решены за счет разведанных запасов подземных вод юрских  отложений Подобасско- Тутуясской депрессии (особенно благоприятны площади устья рек Тутуяса и Мрас-Су).

Белово-бабанаковский промышленный узел может быть решен за счет разведанных запасов подземных вод юрских отложений центральной депрессии Кузбасса в долинах рек Ини и  Уропа.

Ленинск-Кузнецкий промузел может удовлетворять свои потребности также за счет запасов подземных вод юрских отложений в центральной депрессии в долине р. Уньги и участка верхнепермских «Красноярских песчаников» в окрестностях с.Саранки.

Потребности Мариинского промышленного узла с избытком удовлетворяются за счет подземных вод меловых отложений.

Несколько сложнее обстоят дела с централизованным водоснабжением Прокопьевско-Киселевкого, Анжеро-Судженского промузлов, потребности которых значительно превышают запасы подземных вод на их площадях. Эти вопросы могутбыть решены или созданием хранилищ на реках или строительством водоводов из прилегающих районов с большим потенциалом подземных и речных вод.

Проблема обеспечения с/х объектов водой легко решается за счет местных источников. В отношении решения вопросов орошения с/х угодий в засушливых районах, то они весьма успешно осуществляются.