ПОТЕНЦИАЛ ПРАВОСЛАВНОЙ ПЕДАГОГИКИ В ВОСПИТАНИИ ТОЛЕРАНТНОСТИ

.

Киселев Ю. П.

Студент-магистрант, Волгоградский государственный педагогический университет

Признание суверенности и ценности другого является необходимым условием не только интеграции, но и элементарного выживания в современном мире. Толерантность является характеристикой идеальных отношений между людьми и может входить в культурный арсенал того или иного сообщества в качестве культурной нормы и моральной ценности. Толерантность выступает в первую очередь как проблема этическая, проблема взаимодействия людей в контексте современной культуры, в соответствии с моральными нормами и этическими установками, предъявляемыми современной культурой и формируемыми ею.

Педагогический аспект проблемы особенно значим в контексте «стратегической задачи» воспитания толерантности. В наших исследованиях мы опирались на логику становления толерантности, рассматриваемого в исследованиях (Н.М.Борытко, А.М.Байбакова и др.) как динамического процесса восхождения от случайно-ситуативного проявления толерантности через освоение толерантного взаимодействия в типовых ситуациях при участии воспитателя к принятию стратегии толерантного поведения как ценности и нормы социальной жизнедеятельности человека [1, 35].

Современная образовательная практика, опираясь на теоретические исследования толерантности, актуализирует поиск эффективных приемов, форм, методов стимулирующих воспитание толерантности современной молодежи. Поэтому мы в своем исследовании проанализировали потенциал православной педагогики в воспитании толерантности и возможности его использования в условиях современной школы. Раскрыть педагогические возможности православного воспитания целесообразнее в сравнении со светским. Для решения обозначенной проблемы мы обратились к трудам отечественных педагогов (В.А.Сластёнина, Н.М.Борытко, А.М.Байбакова, Е.В.Бондаревской ) и представителям светской педагогики (протоиерея Е. Шестуна, сиархимандрита Иоанна(Маслова), В.В.Зеньковского, Э.А.Чурсиной, Н.Г.Лыковой). Мы обратились к деятельности конкретного образовательного учреждения и выявили потенциал православной педагогики в решении современных проблем воспитания, ключевым направлением которого является воспитание толерантности.

Наши исследования, где работает автор, являются составной частью исследования, педагогического коллектива школы искусств «Воскресение». В течение 12 лет Муниципальным образовательным учреждением дополнительного образования детей «Детской школой искусств «Воскресение»», ведётся активная работа по возрождению традиций православной школы, решает ряд проблем современного воспитания, используя достижения православной педагогики, но, не отвергая достижений отечественной педагогики.

Толерантность как педагогический феномен имеет сложную структуру, различные модели которой обоснованы исследователями. Толерантности как система состоит из следующих компонентов [3, 15]: а) самооценка (своего места в системе межличностных отношений на основе оценивания возможности и результатов деятельности других); б) самосознание (как принятие необходимости реально проявлять толерантность в межличностных отношениях при взаимодействии и общении); в) саморегуляция (владение в различных ситуациях своими чувствами и настроениями, сдерживание непосредственных побуждений, недопущение импульсивных действий и воздерживание от ненужных и вредных поступков в данных условиях); г) самоопределение (как обретение нравственного идеала и ценностей толерантности — человеческое достоинство, справедливость, ненасилие, соперничество).

Мы предположили, что для развития самооценки как компонента толерантности эффективными приемами, формами, методами будут интерактивные методы обучения — это модель открытого обсуждения, развивающая в детях умение спорить, дискутировать и решать конфликты мирным путем. Для самосознания как компонента толерантности, проявляющееся в понимание друг друга, умении признавать точку зрения другого, умении выходить из конфликтной ситуации, раскрытии интереса к другим народам, нациям эффективным будет, педагогика поддержки, работы учащихся по сохранению школьных традиций. Вовлечение детей к самостоятельной подготовки отчетных мероприятий, а так же равноправное сотрудничество с учителями и учащимися, реализующими общую деятельность, — на этом фоне постоянно развивается внутренний самоконтроль и саморегуляция.

Данное предположение проверялось нами в процессе опытно- экспериментальной работы, которая проводилась нами на базе МОУ ДОД «ДШИ «Воскресение». В исследованиях принимали участие ученики 7 — 9 классов общеобразовательных школ города Волгограда, которые являлись слушателями элективных курсов в данной школе. Общее количество участников эксперимента 78 человек. Основным механизмом, позволяющим решать обозначенные проблемы явились разработанные нами совместно с методистами данной школы, два курса: «Мировидение» и «Русская словесность».

Цель курса «Мировидение» заключалась в том, что через содержание курса познакомить слушателей с разнообразием окружающего мира, раскрыть многообразие жизни, дать ощутить свободу выбора человека, ответственность его за свои дела; и, наконец, ввести ребенка в духовную проблематику, объяснить основные догматические положения Православной Церкви, связать и с каждодневной жизнью ребенка, что является основой для формирования умений сформулировать жизненную цель, стратегию самовоспитания, корректировки взаимоотношений с окружающими, что дает основание для дальнейшего самоопределения ребенка.

Второй этап эксперимента длился в течение 3 и 4 четвертей. На этом этапе преподавался курс «Русская словесность», который был направлен на ознакомление с историей русского языка, роли в мировой культуре. Знакомство на основе истории словесности с истоками русских традиций как важнейшим механизмом сохранения и передачи из века в век базовых социокультурных ценностей российской цивилизации, а также особенности формирования нашей культуры под влиянием различных групп, населяющих Россию.

Результаты опытно-экспериментальной работы в процессе преподавания курсов «Мировидение» и «Русская словесность» позволили сделать вывод об их эффективности в формировании у школьников духовно- нравственных ценностей, как основы для самоопределения, адекватной самооценки, сформированного самосознания, эффективной саморегуляции, которые подтвердили предположение о потенциале православной педагогики в решении проблемы воспитания толерантности учащихся.

Литература

  1. Борытко Н. М. В пространстве воспитательной деятельности. — Волгоград, Перемена, 2001.
  2. Зеньковский В. В., протоиерей Педагогика. — Фонд «Христианская жизнь», Клин, 2002. — 224 с.
  3. К толерантности — через образование. Материалы круглого стола. ВГПУ от конференции 2005г., выпуск №7 Актуальные проблемы современного воспитания, составитель И.А.Соловцова/ под редакцией Н.М.Борытко. — Волгоград: Перемена, 2006.
  4. Шестун, Е., протоиерей Православная педагогика. — М.: Про-Пресс, 2001. 576 с.

ТЕОРИЯ КОНТРАКТОВ


М. В. Кузнецова, Т. С. Вузук

Институты задают общие рамки взаимодействия индивидов. Кон­кретнее взаимодействия, описывающие условия совершения сделок, определены положением контракта (договора) между непосредствен­ными участниками взаимодействия. Гражданский кодекс РФ называет договором любое «соглашение двух или нескольких лиц об установле­нии, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей». При заключении контракта индивиды используют в качестве данных формальные и неформальные нормы, применяя и интерпретируя их для нужд конкретной сделки. Другими словами, контракт отражает осоз­нанный и свободный выбор индивидами целей и условий обмена, осу­ществляемого в заданных институциональных рамках. Можно выде­лить следующие типы контрактов:

Классический — чётко и исчерпывающе определены все условия взаимодействия.

Неоклассический — (гибридный / отношенческий) представляет модель, более приближенную к реальности хозяйствования. Неоклас­сическое контрактное право и доктрина «оправдания» позволяют сто­ронам данного контракта не придерживаться его буквы в случае насту­пления непредвиденных обстоятельств.

Имплицитный — нет чёткого определения условий взаимодейст­вия, сторона контракта рассчитывает на их спецификацию в ходе реа­лизации контракта. («Имплицитный» — не оговорённый до конца кон­тракт).

Как и любой институт, контракт не столько ограничивает взаимо­действие, сколько создаёт для него предпосылки, что особенно нагляд- но проявляется в случае сделок с несовпадением во времени моментов их заключения и совершения. Такого рода сделки связаны с риском возникновения не зависящих от намерений их участников обстоя­тельств. Люди различаются по степени восприятия риска, что и объяс­няет существование двух видов контрактов — контракта о продаже, ре­гулирующего отношения между нейтральными к риску партнёрами, и контракта о найме, позволяющего взаимодействовать людям, ней» тральным к риску, и противникам риска.

В некоторых секторах ‘экономики контракты не совершаются из-за слишком высокой их цены, из-за слишком высоких ожидаемых тран- сакнионных издержек на заключение таких контрактов. Именно это сейчас происходит в России. Наша экономика рушится потому, что система приведения в действие контрактов не работает. Она сложилась для советского времени, для командной экономики и не привыкла еще обслуживать рыночную экономику. Рыночные контракты на открытом рынке небезопасны для предприятий, и они очень часто стараются воз­держаться от них. Участников контракта отличает две черты, сущест­венные для современной экономической жизни.

  1. Все участники экономической жизни (участники контракта) считаются изначально свободными.
  2. Все участники экономической жизни (участники контракта) пре­следуют свои собственные интересы.

Контракты различаются по своей структуре:

  • размером (он может быть объективным и субъективным),
  • продолжительностью (от разового (или точечного контракта) и вплоть до контракта с неопределенным сроком),
  • содержанием (контракт продажи, разового найма, найма, брачный контракт, потребительский кредитный, ренты, кредитный, на приобре­тение недвижимости, лизинговый, кредитный),
  • частотой (может быть разовый и повторяющийся),
  • формальностью (бывает писаный и неписаный),
  • реальное равенством (или неравенством) участников (реальное равенство участников имеет место в симметричном контракте, реаль­ное неравенство — в асимметричном).

Реальный мир несовершенен (нет условий абсолютной рациональ­ности и полноты информации), поэтому контракты у нас несовершен­ные. И задача теории контрактов состоит как раз в том, чтобы выделить различные виды несовершенства контрактов; объяснить, каким образом сделки все же заключаются; и определить ту грань, за которой они пе­рестают заключаться.

МЕСТО ЛУГА В ПАНТЕОНЕ КЕЛЬТСКОЙ ВОЕННОЙ АРИСТОКРАТИИ ПО ДАННЫМ ИРЛАНДСКОГО ЭПОСА

Домовитова П.Я.

Пермский государственный университет, историко-политологический факультет

Луг является одним из наиболее часто упоминаемых божеств в ирландских сагах. Эпическая традиция наделяет его широким спектром различных между собой функций, что позволяет говорить о функциональной эволюции этого божества. Цель работы — проследить характер этой эволюции.

Наиболее полную информацию о Луге мы находим в так называемом мифологическом цикле саг, посвященном деяниям детей Дану. Обширный материал содержится также в двух героических циклах — уладском и цикле Финна.

В мифологическом цикле саг Луг противопоставляется остальным богам как «всеискусный». Он занимает трон и возглавляет воинство Племен богини Дану в битве при Маг Туиред, функционально вытесняя Нуаду, бога- правителя, и Огму, бога-героя. Теперь Луг является героем-воителем, защитником и правителем Ирландии, то есть, сочетает в себе функции военной аристократии. Стоит заострить внимание на то, что к Лугу переходят функции защитника Ирландии, принадлежавшие ранее Огме, воину-колдуну, представляющему «темную» сторону военного божества [2, 87] и имевшему явную связь с друидизмом. Подобное вытеснение может быть связано с возвышением военной аристократии, усилением светской власти и падением корпорации друидов.

Связь Луга с военной аристократией подтверждает также его популярность в героическом эпосе. Кухулин, главный герой уладского цикла, по одной из версий был сыном Луга.[3, 282] Имя героя, Пес кузнеца, наводит на мысль об аналогии с Файл-Иннисом, щенком Луга, непобедимым на поле битвы. О Луге же напоминает и известное копье Кухулина, не знающее промахов.

Интересен также момент пребывания Кухулина у Кулана. Легендарный кузнец Кулан по преданию был лишь одним из обличий Мананнана, бога загробного мира. Мананнан, в свою очередь, покровительствовал Лугу. В частности, именно Мананнан вручает Лугу волшебное оружие для победы над фоморами [1, 317], по сути, проведя тем самым, воинское посвящение. Аналогичная ситуация разыгрывается и с Кухулином, прошедшим обряд посвящения с помощью Кулана.

Обращает на себя и воспитание Кухулина, который, как и его божественный родитель, является сведущим во всех искусствах. Мы видим явный перенос на культурного героя черт отдельного божества.

Еще более интересно положение Луга в цикле Финна, наиболее позднем в ирландском эпосе. Финн, возглавлявший отряды фениев, живших в лесах воинов, был племянником Луга по материнской линии.[5, 373] Подобная родственная связь, пожалуй, имеет большее значение, чем родственная связь Луга и Кухулина — именно к дяде на воспитание отдавали ребенка. Более того, подобно Лугу, Финн является как потомком детей Дану, так и фоморов, воплощая в себе как светлое, небесное начало, так и темное, хтоническое.[5, 373]

Как и Луга, у Финна в руках оказываются сокровища Мананнана. Вероятно, через них юный герой познал потусторонний мир, проходя тем самым инициационный обряд. Далее, в ходе магических испытаний, Финн съедает лосося познания, испивает из источника поэзии и становится таким же «всеискусным» как и его дядя.

В сказаниях о Финне также присутствует мотив копья, с помощью которого Финн побеждает сида Айллена, и мотив щенка, постоянно сопровождающего героя.

Центральным эпизодом цикла является сюжет о победе Финна над фомором Голлом — мотив, красноречиво говорящий о тесной связи Луга и Финна.[1, 379]

Получается, что героическая биография Финна почти дублирует подвиги Луга. Подобное сходство мотивов позволяет сделать вывод, что, в отличие от Кухулина, Финн в данном цикле представлен именно как персонификация Луга. Вполне возможно, что Финн (что, по одной из версий, переводится как «светлый») — всего лишь одно из прозвищ «сияющего» Луга. То есть, в наиболее позднем цикле Луг практически сливается с героем- воином Финном, что говорит о полном доминировании военных функций.

Таким образом, можно отметить ярко выраженные воинские функции Луга и его тесную связь с военной аристократией. Однако, помимо социальных функций, данное божество обладало также и природными.

Само имя бога, переводящееся как «сияющий» [2, 217], говорит о его возможной связи с солярными культами. Мифологический цикл содержит не мало подтверждений тому, что Луг был тесно связан с небесными божествами. Это подтверждает один из наиболее архаических мотивов — победа над хтоническим существом, фомором Балором, что и обеспечило главенство Луга над Племенами богини Дану. На небесную природу Луга указывает также один из его атрибутов, копье, сжигающее все живое своим наконечником. Стоит также отметить и тот факт, что Луг сам является наполовину фомором, что указывает на его тесную связь с природными хтоническими силами.

Природные черты Луга проявляются также и в героическом эпосе, но намного реже. Так, например, зачатие Кухулина связано с проявлением Лугом функций небесного божества-оплодотворителя. Черты небесного божества имеет Финн, тесно связанный с Лугом и дублирующий его.

В целом, природные функции Луга довольно сильно заретушированы эпической традицией, представляющей Луга как божество, в первую очередь, социальное. Однако мы вычленили наиболее редкие, а потому, наиболее архаические мотивы, связывающие Луга с небесными культами. Таким образом, Луг, являясь изначально природным божеством, приобретает социальные функции военного божества и занимает центральное место в пантеоне. Он превосходит во всем остальных богов и убивает хтоническое чудовище, что объясняет его господство над детьми Дану. Здесь уместно провести аналогию с индийским Индрой, одним из позднейших богов пантеона — громовержец-герой, храбрый воин, победитель чудовища, олицетворение космической и биологической энергии, чьи функции шире, чем у старых божеств. Однако Луг, судя по родственным связям с фоморами, является одним из старейших божеств пантеона. Возникает вопрос о причинах его возвышения, разрешение которого представляется перспективой для дальнейшего исследования.

Литература

  1. Битва при Маг Туиред // Похищение быка из Куальнге. М., 1985
  2. Леру Ф., Гюйонварх К.-Ж., Кельтская цивилизация. СПб, 2001.
  3. Рождение Кухулина // Кельтские мифы. Екатеринбург, 2006.
  4. Росс А., Повседневная жизнь кельтов в языческую эпоху. СПб, 2004.
  5. Финн, сын Кумхала // Кельтские мифы. Екатеринбург, 2006.
  6. Шкунаев, С. В., «Похищение быка из Куальнге» и предание об ирландских героях//Похищение быка из Куальнге. М., 1985
  7. Элиаде М., Очерки сравнительного религиоведения. М., 2001.

АНАЛИЗ СКРЫТЫХ УГРОЗ НАКАНУНЕ ВЫБОРОВ

Сорокина А. В.

Ассистент кафедры Маркетинга и муниципального управления, институт Нефти и газа, Тюменский государственный нефтегазовый университет

Политическая власть внутренне присуща всякому цивилизованному обществу, поскольку заставляет соблюдать существующий политический порядок, защищает общество от несовершенств, ограничивает результаты соперничества, способные привнести хаос, обеспечивая тем самым равновесие в обществе при существующей борьбе противоборствующих сил. Однако внутренняя необходимость общества во власти не исключает определения границ ее осуществления: власть не должна превышать полномочий, установленных законом, должна соответствовать законодательно закрепленным формам ее проявления и должна признаваться обществом как эффективная и конструктивная политическая сила, то есть иметь признание и одобрение в обществе.

Выборы как политический институт являются одной из основ законности, легальности и легитимности власти. По своей природе выборы с одной стороны являются формой доступа к власти, что наделяет избранных лиц правом принимать значимые управленческие решения. С другой стороны институт выборов признается государством и обществом демократической основой власти, формой волеизъявления граждан и выражения своих интересов и предпочтений. Обусловленная двойственность понимания института выборов рождает в общественном сознании негативное отношение к выборам как форме демократии, как к процессу осуществления волеизъявления, а также как к попытке манипулирования сознанием граждан. Таким образом, в современном обществе в период предвыборной гонки существуют риски и прямые угрозы срыва политических выборов как избирательного процесса, а также как политического института.

Проведенное автором исследование призвано отразить причину негативного отношения отдельных граждан и групп лиц к институту выборов, посредством анализа настроений и мнений граждан о выборах и процессе ведения выборной кампании, о прогнозных результатах выборов и отношении к повсеместному их опубликованию и озвучиванию, тем самым проецируя первоисточники негативного отношения к выборам. Исследование состоит из анализа результатов исследований общественного мнения ВЦИОМ и Левада-Центр, а также контент-анализа статей экономического, политического и пропагандистского содержания журнала Эксперт.

Прошедшие выборы в Государственную Думу 2007 года и выборы Президента Российской Федерации 2008 года сопровождались рядом негативных настроений населения РФ, выраженных порой в неоднозначных и противоречивых мнениях. Согласно проведенным исследованиям россияне «балансировали» в своей точке зрения на протяжении всей предвыборной кампании. Отчасти «накаляли» события средства массовой информации, отчасти активность политических деятелей, выходящих с выборными лозунгами, отчасти политические партии, пропагандирующие предвыборные программы, свою деятельность и отдельных лиц.

Первой и наиболее существенной угрозой выборной кампании следует выделить недоверие населения Правительству. Негативная точка зрения на деятельность высшего органа исполнительной власти существует уже довольно продолжительное время. Согласно проведенному исследованию Левада-Центр показал высокие проценты недовольства. Индекс доверия Правительству практически стремился к нулю, а на вопрос «Какую роль играет в жизни России Правительство?» была дана оценка 3.30 по 5-бальной шкале. Именно поэтому кадровые перестановки в Правительстве 2007 года, связанные с его отставкой, вызвали живое обсуждение эффективности и целесообразности подобного решения. Владимир Жириновский прокомментировал данное положение дел «В России началась последняя революция — кадровая».

Второй не менее значимой угрозой являлось отрицательное отношение граждан к деятельности обеих палат Федерального Собрания. Согласно исследованиям ВЦИОМ за прошедший 2007 год, в том числе в предвыборный период, показатель доверия граждан повысился всего на 4% и составил 27% от числа опрошенных, доля негативных откликов снизилась с 45% до 32%, однако, осталась превалирующей в распределении голосов.

Неизменным лидером одобрения во время выборной кампании остался Президент России. Его рейтинг вырос с 77% доверия 2006 года до 83% 2007 года. Тем не менее, с фигурой президента была связанна третья угроза выборной кампании — прогноз продолжения государственной деятельности на посту президента Владимиром Путиным третий срок или назначение преемника. Владимир Путин на Всероссийском съезде политической партии «Единая Россия» заявил «президентом страны должен быть избран порядочный, дееспособный, эффективный, современный человек, с которым можно было бы работать в паре». Интерпретация фразы Президента не заставила себя долго ждать, преемника быстро назвали «марионеткой».

Еще одной противоречивой линией риска в предвыборный период явился авторитаризм. Авторитаризм нынешнего президента, авторитаризм «правящей Партии», авторитаризм лидера, задающего направления государственной политики РФ. По проведенным исследованиям Левада- Центра наделить «Единую Россию» официальной ведущей силой государства, как в свое время КПСС согласны 41% от опрошенных, следует заметить, что не согласны с подобным предложением 43%, что составляет практически равные доли.

В связи с изложенным возник вопрос «Необходима ли власти оппозиция?» Соответственно, возникла четвертая угроза становления практически однопартийной системы, как таковой.

Пятой угрозой стали опасения социологов низкой явки на выборы избирателей. В соответствии с изменениями в законодательстве минимальный порог явки избирателей отменен. Но неактивность граждан могла оказать существенное влияние на результат распределения голосов.

Относительно проведения выборов выделяется еще одна угроза — честности их проведения. Примечательно, что на выборах в Государственную Думу 2007 года политические партии в период выборной кампании подписали соглашение «за чистые» выборы.

Седьмая угроза — влияние «социальных» страхов на поведение избирателей. По итогам исследований ВЦИОМ основным волнителем настроений населения России стали инфляция и рост цен, на втором месте рост безработицы, следующий фактор — экономическая нестабильность, а также невыплата, задержки в выплате заработной платы, пенсий, пособий.

Подытоживая выделенные угрозы и риски прошедшей выборной кампании, необходимо сделать акцент на политической активности граждан РФ. Сложилась негативная ситуация, вызванная неуверенностью, не заинтересованностью политикой и политической обстановкой в стране. Некоторые социологи называют такое положение дел негативным, пессимистичным, некоторые, напротив, видят в «аполитичности» населения преимущество — доверие к «власти» и «властителям» судьбы государства, при условии создания властной стороной высокого уровня социальных благ и гарантий.